Новости

Неизвестные злоумышленники вырубили ивы и вязы по адресу: улица Захаренко, 15.

Пассажир отечественного авто погиб на месте.

Через несколько секунд после появления звука ломающихся кирпичей, труба с грохотом рухнула прямо перед подъездом.

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Стайка поселилась в пойме Тесьминского водохранилища.

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Педагогика Надежды Кисловой

16.05.2006
Мастер литейного производства сочетает обучение с воспитанием

Виктор РИСКИН
Верхний Уфалей

Верхнеуфалейский завод металлургического машиностроения - старейший в городе, в следующем году ему исполняется 245 лет. Собственно, с него и начинался Уфалей. А предприятие начиналось с литейного производства - древнейшего ремесла металлургов. Работа не самая простая и далеко не легкая. Но есть люди, посвятившие ей многие годы своей жизни.

Мастер литейного производства сочетает обучение с воспитанием

Виктор РИСКИН

Верхний Уфалей

Верхнеуфалейский завод металлургического машиностроения - старейший в городе, в следующем году ему исполняется 245 лет. Собственно, с него и начинался Уфалей. А предприятие начиналось с литейного производства - древнейшего ремесла металлургов. Работа не самая простая и далеко не легкая. Но есть люди, посвятившие ей многие годы своей жизни. Одна из них - мастер чугунолитейного цеха Надежда Кислова.

"Вычертила" литейку

-- Тапочки надевайте, - захлопотала Надежда Михайловна, - пол у нас холодный. Хоть и весна, а температура в квартире выше 16 градусов не поднимается.

Тапочки мы надели, хотя особой прохлады не заметили. Трехкомнатная квартира хозяйки, где она живет с мужем и двумя сыновьями, выглядела так уютно, что буквально дышала домашним теплом. Мы начали неторопливую беседу со школы, которую Надежда Михайловна закончила лет 30 назад. Для Надежды тогда все было определено - только математика! Но у жизни свои логарифмы и интегралы.

-- В экономический техникум не поступила, - вздыхает Надежда Михайловна, - пришлось перекинуться в машиностроительный техникум, на литейное производство. Училась хорошо, закончила с одной тройкой по черчению.

Было обидно, но не досадно: черчение не входило в основные дисциплины. Это в теории. На практике же пришлось свои легкомысленные взгляды пересмотреть.

-- На завод я пришла в 1977 году, - рассказывает Кислова, - тогда начальником технического бюро чугунолитейного цеха был Валерий Аркадьевич Петренко. Он сразу заметил, что некоторые выпускники техникумов и институтов с чертежами не в ладах. Не высмеивал, не корил и даже курсы по исправлению чертежной безграмотности не организовывал. Делал проще и нагляднее. Давал молодым технологам эскиз и предлагал нарисовать по нему деталь. Кто как ее представляет.

Всему основа: тырсы

Такой метод себя оправдал. По нему затем уже сама Надежда учила других.

-- У каждого свое предназначение, - убеждает наша собеседница, - литейщиком может стать не каждый. Такую вещь, как призвание, еще никто не отменял. Я работаю мастером стержневого отделения. Приходит молоденькая девушка. Даю ей ящичек, земельку и прошу набить форму. Но прежде сама набиваю, благо в свое время получила третий разряд стерженщика. Предлагаю сделать то же самое. А сама смотрю: как меня поняла, как пневмотрамбовку держит. Ее удержать непросто: при пяти-шести атмосферах работает!

В отделении Надежды Михайловны 16 человек. Мастер, получив план-график, распределяет работы. Опять-таки исходя из способностей и возможностей каждого.

-- Известно, что квалификация у всех разная, - констатирует Кислова, - поэтому и стараюсь, чтобы задание было каждому по плечу. Выдаю работнику по стержневому ящику: готовь по технологической карте стержни на формовку! Можно использовать тырсы (песок, горелая земля, сульфид, глина) или ЖТС - жидкотвердеющие смеси. Тырсы сушим, красим и отдаем на формовку. А ЖТС такая подготовка ни к чему: они уже готовы к встрече с горячим металлом.

Не всякому дается выполнение вроде немудреных операций. Один с лета все ухватывает, а другому и годы не в пользу. Надежда Михайловна в таких случаях очень расстраивается. Вроде билась-билась, а все без толку.

-- Только я никого не выгоняю насовсем, - как бы оправдывается она, - кого в подсобники пристрою, кого в смесеподготовительное отделение. У нас ведь много вспомогательных работ: покраска, уборка. А надо еще и массу в бункера подать для утренней смены, цех убрать.

Девушка с лопатой

О своих стерженщицах мастер готова говорить бесконечно. И, что удивительно, характеризовать каждую не только как работницу. Это говорит о незаурядном педагогическом и психологическом даре. Вот послушайте несколько фрагментов ее рассказа.

-- Пришла к нам Алена Бурлакова. Росточку невысокого, худенькая такая. Я поначалу даже пожалела: с чего понесло ее в наш не самый легкий цех? А как узнала, что она почти на одни пятерки школу окончила, а город дал ей направление в институт, то вообще изумилась. Стала допытываться, почему учиться не пошла, да еще на бюджетное отделение? Алена отнекивается: дескать, не определилась с институтом и на время раздумий решила поработать в литейке. Ну, думаю, дурит девка. Дай-ка я тебя испытаю. И поставила на самую тяжелую операцию - изготовление мультициклонов. За смену надо было лопатой перекидать около четырех тонн массы. Зачем такое ей испытание устроила? А решила посмотреть: выдержит - человек стоящий, а нет, так ни к работе, ни к учебе не пригодный.

Алена выдержала. Получила разряд стерженщика, за шесть лет освоила все переделы. Но и мастер своего добилась: уговорила девушку пойти учиться. Сегодня Бурлакова студентка-заочница экономического факультета.

Другой персонаж из рассказов мастера - бригадир Надежда Юрьевна Ефимова. Пришла, как и Алена, 18-летней, и вот уже 15 лет в цехе. А ведь не гадали, что надолго задержится: больно уже хрупкий организм у барышни был. Зато и хватку, и усердие приметили. Все самые серьезные работы стали ей доверять. Это все люди со стажем и опытом. Но есть и молодые. Пришла в цех девушка с красивым именем Снежана Романцова. Взяли ее на покраску палочек решетки под насадочное устройство. Операция непростая, но девочка оказалась напористой и быстро все освоила. Хочется также упомянуть сушильщицу песка Любовь Зейналову, стропальщицу Ольгу Слобожанину. Эти двое уже в возрасте, сами знают что к чему и обходятся без подсказок мастера.

Помощь - адресная

Умение разбираться в людях и при этом редко ошибаться у Кисловой проявилось не вчера и не вдруг. Она входит в одну из самых тонких и щепетильных комиссий при директоре завода - по рассмотрению и распределению материальной помощи. Тут надо знать людей, их реальные нужды. Так знать, чтобы помощь попала к действительно нуждающемуся, а не к тому, кто решил погреть руки за чужой счет.

-- Собираемся раз в месяц и рассматриваем заявления, - рассказывает Кислова, - порой их накапливается до 20. И к каждому надо отнестись с повышенным вниманием: за ним человеческая боль и надежда. Вот у меня на формовке работает Федор Бардачев. Трудится давно, причем является единственным кормильцем в семье. И тут у него случилось обострение хронического заболевания. Я сама предложила написать заявление на материальную помощь. Со мной согласились председатель цехкома и начальник цеха. В результате Федя получил тысячу рублей на лекарства. Наверное, ему пришлось и больше потратить, так что дополнительная сумма пришлась как нельзя кстати. Или вот узнала, как тяжело живется одной молодой работнице из механосборочного цеха. С мужем разошлась, мать купила ей домишко на проживание. И вот теперь она должна деньги вернуть. А муж алименты не платит, свой заработок невелик.

И здесь у нас с Надеждой Михайловной развернулся нешуточный спор на этико-моральную тему: разве это по-людски требовать с родного дитяти возврата долга? Ведь святая обязанность родителей - бросаться на помощь детям, если они попали в непростую ситуацию. Как, впрочем, и детей:

-- А что поделаешь? - развела она руками. - Только и остается удивляться да поражаться. Я сама двоих воспитала, все в них вложила, чтобы им жилось лучше, чем нам. Мне ведь несладко в детстве пришлось. Папа умер рано, и нас у матери осталось пятеро. Горе и нужда не разъединили, а наоборот, сплотили. Мне помогал учиться старший брат Николай Малышев. Сейчас он на пенсии, а прежде работал в термообрубном цехе. Трудился добросовестно. Даже получил министерскую Почетную грамоту.

Тут выяснилось, что такими грамотами за подписью министра промышленности и энергетики России, нашего земляка Виктора Христенко, награждены сама Надежда Михайловна и ее муж Михаил Афанасьевич, рабочий того же чугунолитейного цеха, за большой вклад в развитие металлургической промышленности. Сыновья Кисловых пока не при наградах. Это и понятно. Во-первых, еще молоды, а во-вторых, работают не на заводе. Старший, 27-летний Юрий, - водитель на "Уралмраморе". Второй, 24-летний Дима, - сварщик вагонного депо станции Верхний Уфалей. Живут при родителях.

-- А вы знаете, - улыбается Надежда Михайловна, - они в армию ушли в один день! Старший учился в институте - местном филиале ЮУрГУ. Но аудитория была не подготовлена: две группы в один класс набивались. Да и сама организация преподавания оставляла желать лучшего. Пару курсов выдержал, а потом бросил. Не он один. Многие из группы перевелись в другие филиалы. А Юра отправился служить. Сам пошел в военкомат, хотя еще действовала отсрочка! Тут и Дима подрос. Вот и получилось, что обоих в один день проводила - 20 ноября 2001 года. Только служили в разных местах: Дима - в Ярославле, а Юра - под Москвой.

О себе Надежда Михайловна говорит как о человеке прямом. Что на душе, то и высказывает. А душа болит о людях, особенно когда они готовы совершать не всегда обдуманные поступки. Нередко ей приходится отговаривать чересчур поспешных молодых ребят, вдруг решивших уйти с завода. "Куда ты рвешься? - по-матерински внушает она иному торопыге, - ведь литейка так просто не отпускает. Все равно вернешься". Тот шебуршится: "Ни за что не вернусь!" Как напророчила Кислова: спустя год возвращается. Видать, в самом деле, крепкая, притягательная сила заложена в литейном цехе. Может, нелегкий труд сплачивает людей или та атмосфера, которая позволяет называть цеховой коллектив второй семьей, которая бывает покрепче иной первой.

Давным-давно сроднилась с заводом и сама Надежда Михайловна. Каждый раз, выходя первый день из отпуска, с особым волнением осматривает цех: что тут без нее изменилось, какое старое оборудование увезли, какое новое поставили? Увидит ее начальник Сергей Петрович Куклин, спросит: "Ты что это ни свет ни заря заявилась?" А она только вздохнет виновато: "Сама не знаю, всего месяц не была, а будто век миновал".

Комментарии
Комментариев пока нет