Новости

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Стайка поселилась в пойме Тесьминского водохранилища.

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Школа - на кресте

06.06.2006
За развитием событий наблюдает весь Сельмаш

Светлана журавлева
Челябинск

"Лариска ее не сдаст!"
Актовый зал был полон. На встречу с заведующим Ленинским районо Александром Тутатчиковым и начальником управления по делам образования Челябинска Александром Кузнецовым пришли учителя и родители. Разговор шел горячий, на эмоциях. Ведь вопрос решался о судьбе школы.
- Школа - это сердце поселка! - звенящим от волнения голосом говорила мать пятерых детей (трое эту школу уже окончили, двое все еще учатся в ней.

За развитием событий наблюдает весь Сельмаш

Светлана журавлева

Челябинск

"Лариска ее не сдаст!"

Актовый зал был полон. На встречу с заведующим Ленинским районо Александром Тутатчиковым и начальником управления по делам образования Челябинска Александром Кузнецовым пришли учителя и родители. Разговор шел горячий, на эмоциях. Ведь вопрос решался о судьбе школы.

-- Школа - это сердце поселка! - звенящим от волнения голосом говорила мать пятерых детей (трое эту школу уже окончили, двое все еще учатся в ней. - С.Ж.) Нина Александрова. - Его нельзя вырвать!

-- Где ты только таких слов-то понахваталась? - удивлялись потом женщины, сидящие в зале.

-- А я и не помню, что говорила, - честно призналась Нина Ивановна. - Это боль моя за меня их сказала.

В повестке собрания значился вопрос о реорганизации школы N 49, а по сути, шел разговор о ее закрытии. В связи с введением нормативного финансирования с 1 января 2006 года (когда деньги учебное учреждение получает не по затратам и штатному расписанию, а в зависимости от количества учеников) школе стало не хватать средств. Дефицит по зарплате педагогам составил на сегодня 700 тысяч рублей.

-- Мы готовы три месяца работать бесплатно! - заявили учителя. "Это не выход", - ответили чиновники. Тогда родители предложили свой путь спасения школы.

-- Мы найдем спонсоров и соберем недостающие 700 тысяч рублей, - пообещали они. "Временное решение отодвинет реорганизацию, но не снимет ее с повестки дня", - возразили начальники.

-- Будем доплачивать из своего кармана школе! - не сдавались родители. "Речь идет о больших деньгах, которые вы не потянете", - продолжали чиновники. Разговор зашел в тупик и пошел по кругу. "Все, мужики, свободны! Вы нам больше не нужны. А мы еще останемся и между собой помозгуем", - заявили родители.

Лариса Николаевна вышла с гостями на крыльцо, чтобы проводить. Стрелки на часах показывали десятый час вечера. Прошел дождь, а во дворе было полно детей.

Они оцепили "Волгу" чиновников живым кругом и скандировали: "Оставьте школу детям!" Водитель "Волги" стал раскачивать машину вперед-назад. Нервы у педагогов сдали. Они насильно расцепили круг, позволив машине уехать со школьного двора. Дети плакали, кто-то просто рыдал.

Возле школы, расположенной в поселке Сельмаш, небогатом на события, сразу же собрались зеваки.

"Что за шум, а драки нет?" - поинтересовался один подвыпивший мужик. "Да вот, школу закрывают, - объяснили ему. - А Лариска сопротивляется".

"Лариска ее не сдаст!" - со знанием дела убежденно проговорил мужик заплетающимся языком.

"Моя мечта - умереть у доски!"

Лариса Николаевна усмехнулась. Мужик знает, что говорит! Школа для нее не просто место работы, это ее дом, семья, ее малая родина.

На распределении после окончания челябинского педучилища N 3 Лариса заявила членам комиссии: такие, мол, школы (назвала номера) мне не предлагать.

-- Это еще что за чудо? - удивилась заведующая районо.

-- Наша активистка, отличница, - пояснил директор.

-- Ну, хорошо. Я направлю вас в школу N 49.

Сердце у Ларисы ухнуло. Ну вот, довыступалась! О такой школе она даже не слышала, хотя сама жила в Ленинском районе. С первого раза ее не нашла. А когда нашла, сначала увидела... баранов. Они гуляли по пустырю рядом со школой. "Ну, тебя, девушка, и занесло! - подумала. - Туда, куда Макар телят не гонял".

В школе, в одной из комнат, учителя сидели кружком у тарелки с вишней. Ели ягоды, разговаривали. И от этой картины повеяло сразу домашним уютом. А проработав в школе какое-то время, Лариса и вовсе поняла: это счастье, что она попала сюда, а не в другое место.

"А ведь мне удалось сохранить ту атмосферу, когда школа как единая семья, - при этой мысли ее наполнила радость. - Школу одинаково любят и родители, и дети, и учителя. Как хорошо сказала Алла Свиноренко: "Моя мечта - умереть у доски, как Андрей Миронов - на сцене".

Алла Никитична и прервала ее размышления громким возгласом: "Крест искать надо!" Как будто нашла единственный путь для спасения школы.

По пустырю - с миноискателем

Все ухватились за идею. К кому обращаться за помощью, если люди не слышат? Только к Богу. С крестом была связана дивная история. Здание школы строили пленные немцы. И кто-то из них заложил под фундамент крест. Его обнаружили при ремонтных работах. Алла Свиноренко забрала этот крест к себе в кабинет. И начались у нее неприятности. По времени они совпали как раз с появлением креста. Пошла в католический храм за советом. "Верните крест на место!" - сказал ей священник. Но ремонтные работы закончились, и Алла Никитична закопала крест на пустыре. Только вот где именно - забыла.

Поиски креста можно назвать актом отчаяния. Ведь куда только ни отправили письма с просьбой не закрывать школу: всему местному руководству написали, Путину и даже Жириновскому. Ему-то зачем? Так ведь он скандальный, шумный, объясняют. Хотели еще в Гаагский суд обратиться, да время поджимает. А крест где-то поблизости лежит, его можно быстро вернуть на место.

Вызвали омоновцев с двумя миноискателями. Те прочесали пустырь. И там, где приборы реагировали на металл, забили колышки. На следующий день после скандального собрания Алла Свиноренко приступила с ребятами к раскопкам. Жителям Сельмаша теперь впечатлений на все лето хватит. Сначала омоновцы, потом эти юные археологи...

"Лариска окопы роет, - прошел по поселку слух. - Видать, всерьез оборону хочет держать".

Только раскопки школе ничего не дали. Ребята нашли железного солдатика и разный металлолом, а крест не отыскали.

Когда занятия в школе окончились, Алла Никитична повезла своих учеников на экскурсию в Троицк. Все достопримечательности осмотрели и пришли в православный храм. И тут она обратилась к священнику. Так, мол, и так. Помогите!

"Идите к иконе Николая Чудотворца, помолитесь, - говорит. - Молитва прямо там и написана".

Учительница к иконе поближе подошла, а ребята за ней полукругом встали. "Господи! Сохрани нашу школу!" - с сердцем просила Алла Никитична, а дети за ней те же самые слова повторяли. Прихожане оглядывались, удивлялись. Такой молитвы стены этого храма еще не слышали!

Разъезжала по всему городу с надписью "Спасите нашу школу!", начертанной на заднем стекле автомобиля, и Анна Сиянова, для которой школа N 49, по ее словам, трижды родная. Восемь лет сама в ней отучилась, четыре года работала, и сын в этом году здесь первый класс окончил.

Свершилось чудо!

То ли Николай Чудотворец помог, то ли шум, который школа подняла, возымел действие. Но у школы нашлись защитники. Победитель всероссийского конкурса "Учитель года-2005" Иван Иоголевич, например. Не чужая ему эта школа. Первый его чемпион мира по физике Артем Воронов девять лет в ней проучился. Иван Александрович предложил свои мастер-классы здесь проводить, семинары для всех школ Ленинского района. "Скорая педагогическая помощь" приехала. "Мы дадим вам троих замечательных педагогов: по английскому языку, программированию и тренера по тхэквондо, - объявила она о своем решении. - Сами будем им зарплату платить в течение года. Ваша задача - учеников привлечь. Пишите объявления, что кружки будут для детей бесплатными". И такие объявления уже по всему микрорайону расклеили. Но реакции на них дождаться школа не успела. Ларису Николаевну пригласил к себе на прием начальник управления по делам образования. "Неужели точку поставил и подписал приказ о реорганизации школы?!" - всю дорогу нервничала она. В кабинет к нему вошла взъерошенная, ершистая, готовая к отпору. Но разговор пошел по неожиданному руслу.

-- В вашем микрорайоне есть нужда в детских садах? - спросил Александр Игоревич.

-- По сто человек в очереди в двух садиках, - в недоумении ответила Лариса Николаевна, не понимая, куда он клонит.

-- Подумайте над тем, чтобы на базе вашей школы открыть еще и школу-детский сад. Это будет выход, который поможет вам сохранить школу как самостоятельное учебное учреждение.

Лариса Николаевна смотрела на него, ничего не понимая. Кто перед нею сейчас: противник или союзник? Можно ли верить его словам? Наконец-то до нее дошло, что школе дали шанс. А выживет она или нет, теперь зависит только от нее, Ларисы Николаевны.

Не ждите святочных историй

Когда Лариса Сатаева обнаружила, что денег в связи с переходом на нормативное финансирование школе не хватает, она написала пять писем в одно только управление по делам образования с просьбой о материальной помощи. Просила, по сути дела, подачки, как человек с советской психологией, а ей нужно было срочно принимать меры для того, чтобы привлечь в школу новых учеников. Ведь за ними следуют деньги. Нормативное финансирование - это стимул для школы. Оно вынуждает школу бороться за то, сколько детей в ней будет учиться. Возникает конкуренция, которая побуждает школу повышать качество образования и предоставлять широкий спектр образовательных услуг. На примере школы N 49 можно понять, что многие учебные учреждения к этому еще не готовы, прежде всего психологически. И есть объективные объяснения этому. Еще вчера говорили, что наша школа обижена и не получает того, что для нее необходимо. А сегодня выясняется, что ей, оказывается, платят даже лишнего. Встает вопрос об укрупнении школ, чтобы обеспечить их жизнедеятельность. Сейчас в такой ситуации, в какую попала школа N 49, еще около полутора десятков школ в одном только Челябинске. За судьбу их тревожно. Ведь может в их числе быть еще не одна замечательная школа, подобная 49-й. То, что ее пытаются сейчас сохранить, просто здорово! Во-первых, она - наша память. Ее открыли в самое трудное для страны время. Во-вторых, такая школа-дом, которую так любят дети, родители и педагоги - это мечта. А как нам жить без мечты?

Комментарии
Комментариев пока нет