Новости

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Подозреваемая втерлась в доверие к пенсионеру и забрала деньги, которые мужчина планировал потратить на еду.

Часть ограждения и покрытия крыши были повреждены тающим снегом.

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

На 26 февраля запланировано 50 развлекательных мероприятий.

Среди пострадавших – два несовершеннолетних мальчика.

Удар ножом он нанёс в ответ на попадание снежком в лицо.

Открытие автомобильного движения запланировано на 2018 год.

В Пермском крае осудили мужчину, который более полугода избивал несовершеннолетнюю.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Бальмонт и Бруни породнились в Миассе

06.02.2001
Город в Золотой долине соединил детей двух знаменитостей

Валерий ЕРЕМИН
Миасс

Недавно в зале искусств Центральной библиотеки автозавода читалась лекция по краеведению, в "прелюдии" к которой звучали стихи Константина Бальмонта. Причем строки одного из популярнейших поэтов начала XX века, посвященные дочери, непосредственным образом вписывались в тему. Старший научный сотрудник городского краеведческого музея Галина Наумова рассказывала о пребывании в Миассе с 1917 по 1920 год жены и дочери Бальмонта. Екатерина Алексеевна Андреева-Бальмонт была второй, но не последней женой любвеобильного поэта. К тому времени они были уже в разводе, но сохраняли теплые отношения, о чем свидетельствовала не прерывавшаяся еще долго переписка между ними.

Город в Золотой долине соединил детей двух знаменитостей

Валерий ЕРЕМИН

Миасс

Недавно в зале искусств Центральной библиотеки автозавода читалась лекция по краеведению, в "прелюдии" к которой звучали стихи Константина Бальмонта. Причем строки одного из популярнейших поэтов начала XX века, посвященные дочери, непосредственным образом вписывались в тему. Старший научный сотрудник городского краеведческого музея Галина Наумова рассказывала о пребывании в Миассе с 1917 по 1920 год жены и дочери Бальмонта. Екатерина Алексеевна Андреева-Бальмонт была второй, но не последней женой любвеобильного поэта. К тому времени они были уже в разводе, но сохраняли теплые отношения, о чем свидетельствовала не прерывавшаяся еще долго переписка между ними.

Константин Бальмонт за поддержку студенческих волнений был выслан царским правительством за границу. Вместе с ним объездили всю Европу Екатерина Алексеевна и их дочь Нина.

Екатерина Андреева происходила из просвещенной купеческой семьи, состоявшей в дружбе с Третьяковыми, Морозовыми и другими известными образованностью и меценатством московскими купцами. (К слову, сестра Екатерины Алексеевны была замужем за двоюродным братом издателей Сабашниковых, их дочь Маргарита - художница, первая жена Максимилиана Волошина). Мать и дочь нередко на лето приезжали в Россию, жили на подмосковной даче, принадлежавшей Андреевым. А в 17-м решили побывать на Урале, в Миассе, где среди предпринимателей-кожевников были у них друзья.

-- Лето провели на даче, снятой на берегу Тургояка, - рассказывала Галина Наумова. - Причем искали дачу, в которой был рояль. Нине тогда было 16 лет. Она подружилась с сестрами Валерией и Марианной Герасимовыми, которые гостили на даче одного из своих дядей - чебаркульского купца Виктора Герасимова. Да-да, это те Герасимовы, фамилию которых прославил режиссер Сергей Аполлинарьевич. Двоюродные его сестры Марианна и Валерия стали первыми женами писателей-друзей Либединского и Фадеева.

В Миассе родственников Бальмонта и застала Октябрьская революция, а затем и гражданская война. Понятно, что пережить лихолетье легче было в провинции. Что удивительно, мать и дочь не растерялись, не пали духом, когда пришлось самим думать о хлебе насущном. Екатерина Алексеевна устроилась в библиотеку. Подрабатывала в гимназии, а также давала на дому частные уроки иностранных языков, в которых была сильна как профессиональный переводчик. В этом приработке ей помогала дочь, продолжавшая учебу в местной гимназии. Известно, что им даже удавалось посылками поддерживать проживавших в столице родственников.

-- Когда в 1984 году я встретилась и беседовала с Ниной Константиновной, - продолжала Галина Наумова, - она припомнила новогодний бал в гимназии в 1919 году. На него были приглашены офицеры белой армии, запомнившиеся ей своей галантностью, предупредительностью, способностями к танцам. Это был для нее год окончания гимназии и выхода замуж за выдающегося акварелиста Льва Бруни, который был 14-м художником в своем известном роду. Он встречал Нину еще девочкой, но, увидев выпускницей гимназии во время своего творческого тура по Уралу и Сибири, был очарован ее удивительной натурой, образованностью, культурой. Они обвенчались в миасской церкви. В Миассе же у них родился сын Иван, унаследовавший призвание отца.

С ним Наумова также виделась и беседовала в его квартире в Москве. Продолжив разговор о Бальмонтах и Бруни после лекции, я попросил Галину Михайловну подробно описать ее встречи с Ниной Константиновной и Иваном Львовичем.

-- Дочь Бальмонта проживала тогда в небольшой однокомнатной квартирке в Медведково. Посредине комнаты стоял рояль. Под ним находились стопы книг, а на крышке лежали рукописные листы переводов, - хорошо помнит детали той встречи Галина Наумова. - Обстановка весьма скромная, можно сказать, аскетическая, если судить по тому, что окна прикрывали не шторы, а холсты, взятые, очевидно, из мастерской мужа и сына. Тут явственно ощущалось присутствие высокого духа, высокой культуры, составлявших основу жизни 84-летней женщины. В свое время она была знакома с Маяковским, Пастернаком, общалась со многими творческими знаменитостями...

Надо сказать, что после Миасса семья продолжительное время обитала в подмосковном Козельске, недалеко от Оптиной пустыни. Влияние монастыря укрепляло веру горожан. Бабушка Ивана по отцу Анна Александровна была тайной монахиней, внесшей весомую лепту в религиозность семьи. Нина Константиновна не без удовлетворения сообщила, что все ее дети, вступая в брак, венчались. На прощание она подарила мне томик избранных произведений отца, сделав на обложке дарственную надпись. Подарила с большой охотой, с легкой душой, совсем не думая, что книжку эту тогда очень непросто было приобрести:

-- Ну а с Иваном Бруни я встретилась спустя пять лет, - продолжает Галина Михайловна. - Тогда уже немало знала о его творчестве и биографии художника, начавшейся еще до поступления в академию из фронтовой газеты. Он сказал, что у него две малые родины - Миасс и Козельск, к которым питает одинаково горячие и нежные чувства. К сожалению, Иван Бруни, замечательный книжник-иллюстратор, известный график, так и не осуществил мечту побывать в городе, в котором родился... n

Комментарии
Комментариев пока нет