Новости

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

На 26 февраля запланировано 50 развлекательных мероприятий.

Среди пострадавших – два несовершеннолетних мальчика.

Удар ножом он нанёс в ответ на попадание снежком в лицо.

Открытие автомобильного движения запланировано на 2018 год.

В Пермском крае осудили мужчину, который более полугода избивал несовершеннолетнюю.

Выставка получилась уникальной, поучительной и чуть-чуть ностальгической.

В праздничные выходные посетителей порадуют интересной программой.

Школьники встретились с участниками Афганской и Чеченской войн.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

В этом пекле нет фронтовой линии

07.02.2001
Президент РФ В. Путин поручил ФСБ контролировать ход антитеррористической операции в Чечне.  Об особенностях работы этой спецслужбы в мятежной республике рассказывает офицер УФСБ по Челябинской области

Иван СТАРШИНОВ
Челябинск

В ближайшие месяцы из Чечни будет выведен ряд воинских частей Министерства обороны, сократятся подразделения внутренних войск МВД, а общее руководство и контроль над ситуацией поручены Федеральной службе безопасности. Активно участвовали в обеих чеченских войнах и сотрудники управления ФСБ по Челябинской области. В отличие от армии и милиции у них была своя, не такая заметная, но чрезвычайно важная роль.

Президент РФ В. Путин поручил ФСБ контролировать ход антитеррористической операции в Чечне. Об особенностях работы этой спецслужбы в мятежной республике рассказывает офицер УФСБ по Челябинской области

Иван СТАРШИНОВ

Челябинск

В ближайшие месяцы из Чечни будет выведен ряд воинских частей Министерства обороны, сократятся подразделения внутренних войск МВД, а общее руководство и контроль над ситуацией поручены Федеральной службе безопасности. Активно участвовали в обеих чеченских войнах и сотрудники управления ФСБ по Челябинской области. В отличие от армии и милиции у них была своя, не такая заметная, но чрезвычайно важная роль. В Чечне побывали более 50 южноуральских чекистов. И порой выполнять задачу им приходилось ценой собственной жизни, два челябинских сотрудника управления ФСБ в Чечне погибли. Подполковник Сергей Каклеев был посмертно награжден орденом Мужества.

Старший офицер управления ФСБ Анатолий Владимирович (другие сведения о себе он не назвал) побывал на войне четыре раза, награжден орденом Мужества, в ближайшем будущем снова отправляется в горы. В начале беседы он сообщил, что был категорически против какого-либо интервью.

-- Я думаю, для моих коллег, как и для меня, безопасность собственной семьи дороже популярности. Вы знаете, сколько стоит ТАМ голова сотрудника госбезопасности?

-- Ваше мнение: что может измениться в Чечне в ближайшем будущем?

-- Думаю, особенных изменений не произойдет. К сожалению, можно констатировать, что реально пока нет программы кардинального решения чеченской проблемы. Но я полностью уверен, что только силовым военным путем ничего в Чечне сделать не удастся. Если бы это учитывалось, тогда, может быть, не нужно было начинать эту войну. Ни в 1999 году, ни тем более в 1994-м.

Даже если уничтожить всех боевиков, то через пять лет новое поколение "кормящихся войной" займет их место. Действовать на Северном Кавказе нужно по-иному, максимально учитывая все тонкости чеченской специфики. Нельзя было начинать открытую военную конфронтацию с Джохаром Дудаевым, необходимо было сосредоточить все силы и - главное - финансовые средства на помощи оппозиционным Дудаеву тейпам. Выбрать самый влиятельный и лояльно настроенный к России чеченский род и поддерживать его поставками вооружения и деньгами. Подобную политику и сейчас еще не поздно начать. Тейп Масхадова, например, не самый мощный и уважаемый род в Чечне, делать на него ставку практически бесполезно. Масхадов уже показал свою слабость как президент Чечни, не сумевший удержать в своих руках всю полноту власти. Тейп, к которому принадлежит известный полевой командир Шамиль Басаев, тоже контролирует ситуацию лишь в горных районах Чечни и в Веденском районе. Может быть, более влиятелен тейп Руслана Хасбулатова? Не знаю, но уверен, что другого пути прекращения военного конфликта в Чечне нет.

-- Вы говорите со знанием дела, как вам удавалось найти общий язык с чеченцами?

-- Получение информации - это специфика оперативной работы сотрудника органов государственной безопасности. Кроме того, что сотрудники ФСБ в Чечне лично участвуют в разведрейдах, главным остается обеспечение наших специальных и войсковых подразделений, артиллерии и авиации точной информацией о местах скопления боевиков. А информация добывается только оперативной работой, естественно, среди местного населения. И порой от хорошего человеческого контакта с чеченцами зависит результат целой операции. Сотрудник ФСБ обязан знать и уважать обычаи чеченцев. Учить язык. Тогда есть шанс найти взаимопонимание. Однажды ко мне обратились жители чеченского поселка, их поля и огороды были сплошь заминированы и бандитами, и федеральными войсками, люди просили о помощи. Я договорился с нашими саперами, мины сняли, а у меня установился с благодарными за помощь чеченцами неплохой контакт.

-- Чем сотрудники ФСБ отличались и отличаются от других, воюющих в Чечне военнослужащих?

-- Боевики сотрудников ФСБ в этой войне в плен не берут. Форму мы носили ту же самую, защитного цвета, чтобы от простых солдат не отличаться, а то снайперы старались в первую очередь офицеров на прицел брать. Может быть, еще эфэсбэшники пытались воевать с чеченцами похитрее. Сейчас в Чечне идет непрекращающаяся минная война, это очень действует на нервы, когда каждую минуту под колесами автомобиля может взорваться фугас. Вот мы и старались лучших и самых умелых подрывников у противника обезвредить. Как? В Н-ском районе наша разведгруппа обнаружила в лесу хорошо оборудованный "интернациональный" лагерь профессиональных взрывников. Мощный и очень хорошо замаскированный блиндаж, рассчитанный примерно на 25-30 человек, был пуст. Не долго думая, решили лагерь повредить, заложили взрывчатку и подорвали ее. Шуму было много, толку никакого, внутри блиндажа, конечно, все искорежило, но по-настоящему серьезных повреждений не было. День ремонта, и живи дальше. Через некоторое время в очередном лесном рейде обнаруживаем еще один подобный лагерь. Тут-то и решили применить хитрость. Я посоветовал нашему инженеру заминировать блиндаж так, чтобы боевики - чеченцы и их инструкторы, вернувшись, не заметили минной ловушки. И он укрепил около полутора килограммов пластиковой взрывчатки в небольшой печке. А возле самого входа в блиндаж, с расчетом на обнаружение, поставил гранату на растяжку. Все так и вышло, мы вернулись в этот лагерь через несколько дней и обнаружили в блиндаже шесть трупов боевиков и следы крови, видимо, были еще и раненые, можно представить, что наделал пластид в раскалившейся от жары железной печке.

Еще один случай. Была получена оперативная информация, что боевики намерены купить у наших солдат одноразовые гранатометы "Муха". Нам стали известны покупатели, и мы решили действовать хитрее и позволили сделке свершиться. Только инженер предварительно заминировал продаваемые чеченцам гранатометы, при выстреле которого должен был погибнуть сам гранатометчик. А солдаты, которые "торговали" с боевиками, сразу же были переведены нами в центральную часть России, чтобы их не нашли и не отомстили.

-- Что за люди чеченские боевики?

-- Разные. Видел я и религиозных фанатиков, которые сражаются за веру и мстят за свои обиды. Такие люди будут воевать до конца. Когда в поселке С. после нашей атаки осмотрели пулеметное гнездо, то там "ваххабит" с оторванными взрывом конечностями сжимал единственной рукой пулемёт, пытаясь стрелять, не понимая, что уже кончились патроны. Фанатизм впитывается с молоком матери. Навсегда останется в моей памяти случай, когда семилетний пацан-чеченец бросил гранату Ф-1 в "уазик" с моими коллегами, которые за пять минут до этого раздавали тушенку чумазым малолеткам. А я не поехал с ними - ждал звонок из центра. Судьба.

Но сражаются среди боевиков, конечно, не дети. Нужно учитывать, что большинство взрослых чеченцев прошли школу Советской Армии. Мужчина, не служивший в армии, ранее в Чечне был достоин только презрения со стороны своих родственников. Но все же главное для боевиков - не религиозный фанатизм, а деньги. Война для чеченцев чуть ли не единственный источник заработка. В Чечне с 1991 года люди не имеют нормальной мирной работы, никто не пашет, не сеет, все только стреляют. А за убитого офицера, за подбитый вертолет платят немалую сумму в долларах. Правда, в основном фальшивых. Когда наши войска взяли Грозный, то обнаружили в штабе "боевой оппозиции" колоссальную сумму долларов. Причем качество было настолько идеальным, что выявить подделку удалось только в Москве, со специальной аппаратурой, а так на вид и на ощупь это были самые натуральные "баксы". Я даже порой жалею, что в Челябинск не захватил пару купюр (смеется).

-- Допрашивали боевиков?

-- Безусловно. Я бы сказал регулярно и успешно.

-- Анатолий Владимирович, были у сотрудника ФСБ такие моменты на войне, которые хотелось бы пережить еще раз?

-- Да! Была получена оперативная информация, что в плену у боевиков находятся несколько наших военнослужащих. Мы сумели договориться о их освобождении. Для этого мне пришлось одеться "под духа" (борода у меня уже была отпущена) и пойти на чеченскую сторону, в горы. Конечно, риск большой. Спроси меня что-нибудь по-чеченски - и все! Лично забирал мальчишек домой, причем у одного из них было шесть пулевых ранений, если бы его не освободили, парня ждала верная смерть. Вот этот момент, когда ребята плакали от счастья, я готов пережить еще раз.

-- У вас есть сын?

-- Без комментариев.

-- А у чеченцев своя контрразведка имеется?

-- Естественно! И контрразведка, и разведка! На своей территории и в других регионах России им работается куда легче, чем нам. Они не ограничены нормами права. В среде чеченцев у них с агентурой нет никаких проблем, и финансов они на это не жалеют. В прошлую войну агент чеченцев работал на очень высоком посту в нашей военной группировке. Его гонорары исчислялись астрономическими суммами. Я рад, что он был вычислен и обезврежен при нашем непосредственном участии, хотя и получали мы в прошлую войну только 22 рубля в день плюс питание, плюс полтора оклада по возвращении.

-- Вы довольны своей работой, а какая-нибудь профессиональная мечта у вас на войне была? Скажем, Шамиля Басаева или Аслана Масхадова поймать не пытались?

-- Если бы в прошлую военную кампанию серьезно хотели задержать Басаева, он однозначно был бы арестован. Но... не было приказа, и Шамиль беспрепятственно проезжал через наши блокпосты. Мечтал ли я его поймать? Наверное, да, во всяком случае, если бы через моих агентов прошла информация о местонахождении Басаева, приложил бы к поимке этого полевого командира все свои силы. Я уверен, что это решаемая проблема. Нужны политическая воля, группа профессионалов и финансирование спец-операции. Опыт в подобных делах у ФСБ имеется, ведь именно наши сотрудники организовали блестящую операцию по задержанию другого известного террориста - Салмана Радуева, его взяли без единого выстрела, и 350 "абреков" охраны обнаружили исчезновение "босса" лишь через три часа!

-- И все-таки, возвращаясь к началу нашей беседы. Как вы относитесь к последнему январскому указу Президента РФ по чеченской проблеме?

-- Вы имеете в виду указ "О мерах по борьбе с терроризмом в Северо-Кавказском регионе"?

-- Да!

-- Давайте вспомним то время, когда директору ФСК России Николаю Ковалеву, под началом которого я работал в Чечне, пытался давать руководящие указания опекун дудаевской команды - "известный олигарх и секретарь совета безопасности с двойным гражданством". Я думаю, что каждый нормальный гражданин нашей страны видит, что президент стремится сломать коррупционно-нефтедолларовую систему, подпитывающуюся кровью российских солдат. Задача, плановое решение которой, прежде всего экономическими, социальными мерами потребует десятилетних усилий, поручена директору ФСБ Николаю Патрушеву. Путин сделал выбор. Мое мнение таково: он понимает, что нужен способный, неангажированный координатор. Но нужна ведь и государственная программа, способная реально приближать то время, когда убийство на Северном Кавказе перестанет быть нормой, а работать станет экономически выгодно. Об этом, я уверен, молятся матери тех ребят, которые пытаются выжить в чеченском пекле, где нет линии фронта.

-- Анатолий Владимирович, чего вам больше всего хочется?

-- Не бывать больше ТАМ.

-- А чего еще?

-- Чтобы моя семья не читала этого интервью! Мне ТУДА скоро ехать. n

Комментарии
Комментариев пока нет