Новости

Пожар в заведении "Юнона" произошел в воскресенье в полдень.

52-летний водитель припарковал старенькую "Тойоту" на горке.

Из-за инцидента движение  в сторону проспекта Энгельса оказалось частично заблокировано.

По данным Пермьстата, обороты заведений общепита резко просели.

Добычей безработного пермяка стали 5800 рублей.

23-летний Анатолий вышел из дома 10 февраля и больше его никто не видел.

В Арбитражный суд Пермского края обратилась компания "Росстройсервис".

В ближайшие сутки на территории края ожидаются снегопады и метели.

В ближайшее время жестокий убийца предстанет перед судом.

Отца двоих детей искали двое суток.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Судьбы, прошедшие через его сердце

22.06.2006
Собкор "Челябинского рабочего" Анатолий Столяров выпустил вторую книгу

Наш коллега талантливый журналист Анатолий Столяров четыре года назад дождался-таки выхода своей книги "Мы живы, пацаны!" Он ее долго вынашивал, еще дольше искал средства на издательские расходы. Покровители, слава богу, нашлись, и автор не подвел ни их, ни себя. Тот сборник, включающий не только публицистику, но и художественные рассказы, основанные, правда, на реальных событиях, пережитых самим автором или знакомыми ему людьми, снискал награду международного литературного конкурса "Художественная проза и поэзия", проводимого в 2003 году в Магнитогорске.
О следующей книге Анатолий даже не мечтал. Но он живет по принципу "Ни дня без строчки", а строчки, выстраиваясь в абзацы и страницы, начинают говорить языком его героев и жить их жизнью.

Собкор "Челябинского рабочего" Анатолий Столяров выпустил вторую книгу

Наш коллега талантливый журналист Анатолий Столяров четыре года назад дождался-таки выхода своей книги "Мы живы, пацаны!" Он ее долго вынашивал, еще дольше искал средства на издательские расходы. Покровители, слава богу, нашлись, и автор не подвел ни их, ни себя. Тот сборник, включающий не только публицистику, но и художественные рассказы, основанные, правда, на реальных событиях, пережитых самим автором или знакомыми ему людьми, снискал награду международного литературного конкурса "Художественная проза и поэзия", проводимого в 2003 году в Магнитогорске.

О следующей книге Анатолий даже не мечтал. Но он живет по принципу "Ни дня без строчки", а строчки, выстраиваясь в абзацы и страницы, начинают говорить языком его героев и жить их жизнью. И, конечно, нуждаются в читательском сочувствии и понимании. Тем более что язык и стиль Столярова очень "зримы". Читаешь и, словно на кинопленке, видишь героев его невыдуманных сюжетов. Именно это происходит, когда углубляешься в любую из семи глав новой книги Столярова. Называется она "Через сердце прошедшие". Ибо всем, о ком повествует автор, нашлось место в его душе.

Говорят, что в режиссере умирает актер. Так, наверное, в журналисте - литератор. Профессия наша многим дает шанс выйти за пределы газетного формата. Удается немногим. Закавыка не только в деньгах, хотя найти их на издание - большая сложность, и наш товарищ Анатолий Столяров не один год искал поддержку, прежде чем нашел ее. Но надо еще иметь багаж из богатого литературного материала и уметь правильно им распорядиться. А иначе из чего бы "выросла" и предыдущая, и эта книга?

А "из чего" вырос сам автор? В газету он пришел "из жизни", а не с журфаковской студенческой скамьи, подобно мне или другим коллегам. Оказалось, мечтал он об этой стезе с детства. Писал в школе толковые сочинения и спорил с учительницей словесности насчет "идейности" и "безыдейности" иных литературных произведений.

Пересилили точные науки, вернее, симпатии к энергичному учителю математики, на которого хотели походить чуть ли не все одноклассники. Толя выбрал ЧПИ, причем самый сложный факультет - двигателей, приборов и автоматов (ныне аэрокосмический). Конкурс был огромный. Но "упертый", как он сам себя называет, Столяров прошел. Увлекся высшей математикой и в результате окончил факультет с отличием. Его имя наряду с другими "красными дипломантами" до сих пор красуется на стенде факультета.

Но будущий инженер Столяров бредил пером и хотел писать статьи. Компенсировал эту жажду студенческими дневниками. Когда по распределению пришел в Миасский ракетный центр, стало не до них. Особый режим деятельности: клочка бумаги просто так не выбросишь. Все под грифом "секретно" или "совершенно секретно". Это угнетало творческую душу, которая требовала выплеска.

Еще учась в ЧПИ и будучи на практике в ракетном центре, Анатолий сделал важное изобретение, которое повлияло на точность приземления учебных ракет. Он взял эту формулу за основу своей дипломной работы. А ему предложили оформить патент на изобретение. Когда стал работать, появились еще четыре. Ему советовали писать кандидатскую диссертацию, он даже завел специальную общую тетрадь для записей. Она, в соответствии с правилами внутреннего распорядка, была прошнурована и пронумерована постранично, а также скреплена сургучной печатью в первом отделе. И что же? Он стал записывать туда свои лирические наблюдения: об ажурных одежках весенних берез, об игре радуги. "Почему вы используете журнал не по назначению! - возмутились в первом отделе. - Что это такое?" "Это разминка для ума", - только и нашелся он в ответ. Эта "разминка" потихоньку уводила его от выбранной им профессии.

Анатолий не жалеет, что окончил ЧПИ, что немало лет отдал инженерной практике. Она дала такое видение мира! До сих пор ему снится тройной интеграл по замкнутому контуру. Толя просыпается в ужасе: как его "взять", как решить эту задачу? Но "интегралы" журналистики (теперь он это точно знает) оказались куда сложнее математических. Задачку можно отложить, не спеша подумать над ней. А в общении с людьми приходится принимать быстрые решения, требуются незамедлительные и конкретные ответы. Но тогда он не спешил уйти в журналистику. Государство затратило деньги на обучение его как инженера, и он считал нужным "отработать".

Окончательное решение уйти в газету пришло, когда однажды почувствовал, что даже читать не может - только писать! В тот период он работал в мехколонне. Объехал весь Союз, бывал на Дальнем Востоке. Сахалин, Самотлор, Нефтеюганск. Его напарниками были грубые и жесткие на первый взгляд люди. Прожженные, свирепые лица, трехэтажный мат. Но он разглядел их души: они были ранимыми, добрыми и надежными мужиками. Захотелось поделиться своими "открытиями" с кем-то еще. Стал писать "Житейские перекрестки". Первую же заметку взяли на ура в местной газете "Вперед". (Он уже тогда жил в Троицке, с которым до сих пор связана его судьба). Старался уходить от штампов, хотел, чтоб его, столяровский, стиль ни с чьим не путали. Тогдашний редактор "Челябки" Дробышевский в обзоре прессы упомянул его имя: "Какой необычный язык у рабкора Столярова из Троицка!". В 1978 году Анатолия позвали в штат редакции, и он пошел, хотя в зарплате проигрывал. Назначили заведовать отделом писем. Копался в письмах, разбирался в ситуациях, писал, что думал. Нажил недоброжелателей, врагов. Посыпались угрозы: у тебя, мол, есть дети, побойся за них, побереги и свою голову, а то оторвут и в твои же руки сунут. "Упертый" Столяров отвечал на тявканье новыми статьями.

Уже два десятка лет он работает собкором "Челябинского рабочего". Читатели любят его истории, ждут продолжения "сериала", ведь в целом его творчество посвящено одной большой животрепещущей теме: "маленькому человеку" с его большими проблемами. Сюжеты не надо высасывать из пальца, их подсказывает жизнь.

-- Больше всего я боялся штампов, - поделился Анатолий, даря мне свою новую книгу с автографом. - Хотя, по большому счету, штамп - инструмент журналиста, он помогает быстро работать. Но я не хотел потерять язык, который приобретал сам. И придумал метод. Когда пишу для газеты, беру только определенную ручку и режу машинописный лист пополам. Если сажусь писать повесть, достаю другую ручку и цельные листы.

-- Газета живет один день. Поэтому тебя потянуло к беллетристике?

-- Была жуткая мечта: написать книгу, да такую, чтобы не лежала на полке, чтоб была зачитана до дыр. Нас, рожденных в 1942 году, единицы с высшим образованием. Поколение, выбитое войной, недоучившееся. Я решил, что должен эту нишу занять. Нет, я не мню себя Шолоховым или Достоевским. Но хотел выпустить такую книгу, которая нужна современным людям - тем, о ком я и пишу. Замечу, что мечта моя сбылась: моя первая книга нашла своего читателя, тираж быстро разошелся, кроме России ее читают в Израиле, Германии и, говорят, даже в Австралии. Надеюсь, судьба новой книги тоже будет удачной.

Нам, коллегам Столярова, трудно по-хорошему не позавидовать его особому письму. И, открывая свежую, хорошо изданную книгу "Через сердце прошедшие", предвкушаешь погружение в мир таких близких каждому из нас человеческих переживаний - смеха, слез, радости и горя.

Лидия САДЧИКОВА

Комментарии
Комментариев пока нет