Новости

Спортивный объект осмотрел глава Минспорта РФ.

Краснодарский край отметит 80-летие через 200 дней.

Хорошего вечера пожелал президент США участникам предстоящего мероприятия.

Неизвестные злоумышленники вырубили ивы и вязы по адресу: улица Захаренко, 15.

Пассажир отечественного авто погиб на месте.

Через несколько секунд после появления звука ломающихся кирпичей, труба с грохотом рухнула прямо перед подъездом.

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Реализуя мечту

29.06.2006
(Продолжение.  Начало в N 116)

Сидим в кафе. Кулик немедленно просит чаю, покупает какой-то жуткий сэндвич, и тут же то деньги вываливает из всех карманов, то паспорт теряет. Я ему говорю: "Слушай, давай я все документы к себе сложу". А он спрашивает: "А ты ответственная?" Смешной, а то не видно, что не быть более ответственным, чем он, невозможно:
Потом он ищет туалет - одно такое место на весь аэропорт, надо долго-долго идти по кругу.

(Продолжение. Начало в N 116)

Сидим в кафе. Кулик немедленно просит чаю, покупает какой-то жуткий сэндвич, и тут же то деньги вываливает из всех карманов, то паспорт теряет. Я ему говорю: "Слушай, давай я все документы к себе сложу". А он спрашивает: "А ты ответственная?" Смешной, а то не видно, что не быть более ответственным, чем он, невозможно:

Потом он ищет туалет - одно такое место на весь аэропорт, надо долго-долго идти по кругу. Идем мимо беспошлинных магазинов, Олег покупает плащ-дождевик (я его уверяю, что в Латинской Америке начинается сезон дождей), розетку-адаптер для Австралии (вдруг подойдет и для Южной Америки). Посадка наша уже заканчивается, когда мы, наконец, добираемся до нужного выхода. В самолете Олег в проходе меряет свой плащ, всем мешая и уверяя меня, что это детская курточка, а потом долго выясняет отношения с француженкой-стюардессой, пытающейся ему и по-французски, и по-английски втолковать, что не надо снимать ботинки до набора высоты, нельзя откидывать спинку кресла, следует убрать вещи в верхний ящик, а не мостить их под ногами: Кулик, конечно, этот поединок выигрывает (плевал он на их эйр-франсовские правила), а стюардесса, неподражаемо скривившись, говорит: "Если будет какая-нибудь неприятность, вы же и пострадаете". Я перевожу Олегу ее фразу, он веселится - дескать, если что случится, то без разницы, обут ты был перед этим или нет: Так и летим.

В Париж и дальше

Астрология

По дороге Олег ошарашивает меня своими астрологическими знаниями. Я узнаю о себе больше, чем знала когда-либо. Моя деревянная драконистость (он никуда не заглядывает, определяет полный набор символов по году без всякого припоминания) считается позитивной, водолейность не дает моему характеру ничего хорошего, единственный шанс стать настоящим человеком - это начать сознательный и планомерный дрейф в сторону рыб. Неожиданно для себя я очень даже к этому совету прислушиваюсь. Мне кажется, что именно с этого разговора в самолете начинается некое мое изменение, о котором я еще буду говорить. Я думаю: в самом деле, я так устала от собственной уверенности в себе, от своей зацикленности на делах, от своей упертости, проявляющейся сплошь и рядом и, как верно подмечает Олег, ничегошеньки обо мне не знающий и не слышавший толком даже звука моего голоса (я только слушаю), зверски раздражающей окружающих. Я с ним соглашаюсь: и правда, какая-то я не в меру самодостаточная. Он рассказывает о себе: какие-то бесконечные истории о сложности сочетания планет в его гороскопе, о противостоянии черной и белой лун, о странных парадоксах предназначений, исключающих друг друга: Он рассказывает таким зомбирующим голосом, так смотрит на меня гипнотизирующее-фанатично, что я вспоминаю старый мультик "Золотая антилопа", в котором героиня объясняла мальчику, как ее найти: "Где шесть медвежат кричат "Хоп!" и валятся на спину:", и чувствую, что сейчас засну, как тот "маленький братец" в мультфильме: Как относиться к Кулику, мне пока не ясно. Я о нем не знаю ничего, кроме гороскопа и трепетных завываний моих московских друзей. И я вовсе не думаю ни о нем, ни о Латинской Америке.

Аэропорт Шарля де Голля

Я в Париже никогда раньше не была. И сейчас не считается - ведь это транзит. Выходим из самолета сразу внутрь аэропорта, но нам нужен другой терминал. Выясняем, что надо сесть в автобус, который кружит вокруг здания аэропорта с прилегающими к нему трапами-хоботами. Добираемся до своего терминала. В Париже так же холодно, как в Москве. И очень промозгло. В терминале мы проводим буквально полчаса - объявляется посадка. Аэропорт симпатичный, лучше Шереметьево: Но не лучше Домодедово. Кстати, Кулик вспоминает свой приезд в Челябинск и говорит, что худшего аэропорта он не видел. И правда, до чего некомфортен наш аэропорт! Все там такое неуютное, такое плохо приспособленное к человеку! Причем начнешь конкретизировать - и сказать нечего: вроде бы все на месте, все есть: Но в целом очень непривлекательное местечко. Почему город, так гордящийся своим вокзалом, имеющий более-менее симпатичный автовокзал, не совершенствует аэропорт? Льготная цена на самолет сейчас сравнима с купейным билетом, летают много, так в чем же дело? Я соглашаюсь с Куликом, что гордиться аэропортом мы не можем: Утешительно ли, что москвичи не могут гордиться сараем-Шереметьевом? Наверное, надо как-то все это поправлять. Я захожу в магазинчики дьюти-фри - такие жуткие, ни на что не похожие цены: Есть смысл покупать только спиртное. Но я ничего не покупаю - ведь это дорога в Латинскую Америку, надо быть налегке и настороже.

Самолет в Буэнос-Айрес

Сначала все входят в рукав, думают: сейчас сразу в самолет. Но вместо этого приходится спуститься вниз, сесть в автобус и поехать к самолету самым обычным способом - в переполненном транспорте. В самолете мы с Куликом оказываемся в разных концах, тринадцать часов одиночества нам обеспечено. Это время, достаточное для того, чтобы вообразить, что ждет впереди, совсем уж сосредоточиться на гранях Латинской Америки: Однако в голову как назло лезут одни челябинские проблемы за другими. Прямо-таки производственное совещание какое-то. Пытаюсь расправиться с ними как с наваждением.

Какое-то время меня очень занимает парнишка справа - я рассказывала о нем в путевых заметках. Потом я смотрю навигацию самолета на своем экране - где мы летим, да как мы летим, да сколько нам осталось: Потом засыпаю, меня будят - обед. Потом вдруг происходит мощный переполох на весь салон. Одна дама, говорящая по-английски, спрашивает у бортпроводника, доберется ли она транзитом до Сан-Диего. Вот, думаю, странная: Сан-Диего - город на Тихом океане в США, возле Мексики. Лететь из Парижа до Сан-Диего через Буэнос-Айрес - все равно что в Челябинске с вокзала до Барбюса через проспект Ленина добираться: У бортпроводника те же мысли, видимо. Он таращит глаза и уточняет: мадам, вам что, продали билет до Сан-Диего через Буэнос-Айрес? Да, уверяет дама. Ее муж бросается искать билеты, засунутые в одну из убранных наверх сумок. Другие пакеты и сумки валятся вниз. Парнишка рядом со мной нервно спихивает все, что на него падает, на пол, в проход. Пассажиры - хозяева вещей - кидаются подбирать и совать по местам, лезут со своих мест через головы сидящих ближе к проходу, образуется настоящая свалка. И тут лепечущая про Сан-Диего дама выговаривает более отчетливо название города - Сантьяго! Бортпроводники повторяют громко: Сантьяго? Сантьяго? Чили? Да, Чили! Чили! Конечно, путь в Сантьяго только через Буэнос-Айрес. Все радуются и хохочут. Вот тебе и фонетика.

Тут я задумываюсь о том, что так и не выучила ни испанский, ни португальский. Даже диск купила "для начинающих", но не успела - срок моей поездки был назначен так стремительно, я до последней минуты не знала, что поеду, пришлось разруливать кучу дел, чтобы высвободить себе эти десять дней: Что же я буду там делать? По-английски я говорю и понимаю лучше, чем Кулик, но все равно несовершенно. Ладно, поживем - увидим.

Буэнос-Айрес

Торжественная встреча

Температура в Буэнос-Айресе плюс 26, время - восемь утра какого-то там дня (даты и дни недели теперь намертво стираются), мы с Куликом наконец выбираемся из самолета и оказываемся вместе. Огромная очередь на досмотре, перелезаем через все ограждения и оказываемся первыми. Никто не возмущается - нас пропускают. Здесь к нам обращаются "синьор" и "синьора". Олег надевает на голову смешную шапочку - белый кружевной чепчик с рыжими косичками. Встречающие аплодируют. Но среди толпы нет ни Командора, ни кого-нибудь другого из экспедиции. Олег ошарашен. Я, честно говоря, тоже. Ведь предупредили, что встретят!

Пока Олег энергично и весьма деятельно, но безрезультатно мечется во все стороны, замечаю в толпе аргентинца с табличкой Nomados - это значит "бродяги", такое интернациональное название-девиз экспедиции. Аргентинец ни слова не говорит по-английски, но подает нам факс, написанный от руки по-русски. Привожу его здесь слово в слово, иначе непонятно будет все, что мы пережили: "Здравствуйте, Олег и Марина! К огромному сожалению, из-за проблем с визами встретить вас не можем L но, как видите, встречу организовали. Мы приезжаем поздно вечером. Ждем вас в кафе в 3 часа". И это было все:

Мы с Куликом вытаращились друг на друга и принялись соображать, что бы все это значило: Интересно знать, а сколько в Буэнос-Айресе, население которого под 20 миллионов человек, кафе, где нас может ждать Командор? И что такое 3 часа поздно вечером? По какому времяисчислению? Латинская Америка начинала открываться во всем своем загадочном шарме. Ну что ж, мечтатели, дерзайте:

Место под солнцем

Аргентинец усаживает нас в машину (он водитель такси) и везет по городу. Про свои впечатления от этой поездки я рассказывала в первом очерке. Еще в Челябинске, предвкушая свой приезд в Латинскую Америку, я собиралась принять солнечный душ - вместо этого сразу же захотелось спрятаться в кондиционируемом помещении. Вот она, человеческая природа: Прямо как в песне: а мне всегда чего-то не хватает.

Мы добираемся до отеля, где должен будет поселиться Командор и все ребята. На ресепшн выясняется, что никакой брони на нас там нет. А на места Командора, забронированные с завтрашнего дня, нас никто не поселит. Когда, наконец, это проясняется полностью, Олег взвивается на дыбы. Он кричит нервно и страстно, что ненавидит, ненавидит такую организацию, что он так и знал, так и знал, что нечего было и ехать и много еще чего кричит Олег Кулик. Я вспоминаю, что в Москве вместе с документами мне вручили ваучеры на гостиницы в Аргентине и Уругвае. Я не придала этим бумагам никакого значения, потому что была уверена в их формальном характере (нас ведь встретят). Но теперь я достаю аргентинский ваучер, вручаю его водителю, мы снова загружаемся в его машину и уезжаем по новому адресу. В этом отеле нас принимают без разговоров - номера забронированы и оплачены. Олег расплачивается с водителем такси, и мы наконец проходим в свой аргентинский дом.

Какой душкой и лапкой становится Кулик! Просто чудо! Путешествие теряет свой нерв, распластывается, успокаивается, никуда не надо бежать. Решаем прогуляться по окрестностям гостиницы, дойти до набережной, осмотреться. С этого момента я неумолимо начинаю терять отведенное мне время.

Марина Загидуллина

Латинская Америка

(Продолжение следует)

Комментарии
Комментариев пока нет