Новости

Обвиняемый снимал детей в порнофильмах

Градоначальник призывает общественников к «эффективным действиям»

Прославленный хоккеист приглашает всех на трибуны ЛА «Трактор»

Мошенница занимала миллионы на собственные нужды

Конкурс будет объявлен на заседании гордумы

Женщина получила смертельные ожоги из-за коммунальной аварии на улице Ломоносова.

32-летнюю жительницу Кизела не довезли до больницы в Березниках.

Поиски потерявшихся зауральцев продолжались несколько часов.

Loading...

Loading...


Женские сумки butik.ru из кожи

Лучшее предложение, Шины Гудиер 255 60 18 большой ассортимент




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
  1. Из вашего двора мусор вывозят?
    1. да, вывозят регулярно - 12 (46%)
       
    2. нет, мусор лежит больше недели - 11 (42%)
       
    3. да, но вывозят очень редко - 3 (12%)
       
    4. ничего об этом не знаю - 0 (0%)
       

Реализуя мечту

29.06.2006
(Продолжение.  Начало в N 116)

Сидим в кафе. Кулик немедленно просит чаю, покупает какой-то жуткий сэндвич, и тут же то деньги вываливает из всех карманов, то паспорт теряет. Я ему говорю: "Слушай, давай я все документы к себе сложу". А он спрашивает: "А ты ответственная?" Смешной, а то не видно, что не быть более ответственным, чем он, невозможно:
Потом он ищет туалет - одно такое место на весь аэропорт, надо долго-долго идти по кругу.

(Продолжение. Начало в N 116)

Сидим в кафе. Кулик немедленно просит чаю, покупает какой-то жуткий сэндвич, и тут же то деньги вываливает из всех карманов, то паспорт теряет. Я ему говорю: "Слушай, давай я все документы к себе сложу". А он спрашивает: "А ты ответственная?" Смешной, а то не видно, что не быть более ответственным, чем он, невозможно:

Потом он ищет туалет - одно такое место на весь аэропорт, надо долго-долго идти по кругу. Идем мимо беспошлинных магазинов, Олег покупает плащ-дождевик (я его уверяю, что в Латинской Америке начинается сезон дождей), розетку-адаптер для Австралии (вдруг подойдет и для Южной Америки). Посадка наша уже заканчивается, когда мы, наконец, добираемся до нужного выхода. В самолете Олег в проходе меряет свой плащ, всем мешая и уверяя меня, что это детская курточка, а потом долго выясняет отношения с француженкой-стюардессой, пытающейся ему и по-французски, и по-английски втолковать, что не надо снимать ботинки до набора высоты, нельзя откидывать спинку кресла, следует убрать вещи в верхний ящик, а не мостить их под ногами: Кулик, конечно, этот поединок выигрывает (плевал он на их эйр-франсовские правила), а стюардесса, неподражаемо скривившись, говорит: "Если будет какая-нибудь неприятность, вы же и пострадаете". Я перевожу Олегу ее фразу, он веселится - дескать, если что случится, то без разницы, обут ты был перед этим или нет: Так и летим.

В Париж и дальше

Астрология

По дороге Олег ошарашивает меня своими астрологическими знаниями. Я узнаю о себе больше, чем знала когда-либо. Моя деревянная драконистость (он никуда не заглядывает, определяет полный набор символов по году без всякого припоминания) считается позитивной, водолейность не дает моему характеру ничего хорошего, единственный шанс стать настоящим человеком - это начать сознательный и планомерный дрейф в сторону рыб. Неожиданно для себя я очень даже к этому совету прислушиваюсь. Мне кажется, что именно с этого разговора в самолете начинается некое мое изменение, о котором я еще буду говорить. Я думаю: в самом деле, я так устала от собственной уверенности в себе, от своей зацикленности на делах, от своей упертости, проявляющейся сплошь и рядом и, как верно подмечает Олег, ничегошеньки обо мне не знающий и не слышавший толком даже звука моего голоса (я только слушаю), зверски раздражающей окружающих. Я с ним соглашаюсь: и правда, какая-то я не в меру самодостаточная. Он рассказывает о себе: какие-то бесконечные истории о сложности сочетания планет в его гороскопе, о противостоянии черной и белой лун, о странных парадоксах предназначений, исключающих друг друга: Он рассказывает таким зомбирующим голосом, так смотрит на меня гипнотизирующее-фанатично, что я вспоминаю старый мультик "Золотая антилопа", в котором героиня объясняла мальчику, как ее найти: "Где шесть медвежат кричат "Хоп!" и валятся на спину:", и чувствую, что сейчас засну, как тот "маленький братец" в мультфильме: Как относиться к Кулику, мне пока не ясно. Я о нем не знаю ничего, кроме гороскопа и трепетных завываний моих московских друзей. И я вовсе не думаю ни о нем, ни о Латинской Америке.

Аэропорт Шарля де Голля

Я в Париже никогда раньше не была. И сейчас не считается - ведь это транзит. Выходим из самолета сразу внутрь аэропорта, но нам нужен другой терминал. Выясняем, что надо сесть в автобус, который кружит вокруг здания аэропорта с прилегающими к нему трапами-хоботами. Добираемся до своего терминала. В Париже так же холодно, как в Москве. И очень промозгло. В терминале мы проводим буквально полчаса - объявляется посадка. Аэропорт симпатичный, лучше Шереметьево: Но не лучше Домодедово. Кстати, Кулик вспоминает свой приезд в Челябинск и говорит, что худшего аэропорта он не видел. И правда, до чего некомфортен наш аэропорт! Все там такое неуютное, такое плохо приспособленное к человеку! Причем начнешь конкретизировать - и сказать нечего: вроде бы все на месте, все есть: Но в целом очень непривлекательное местечко. Почему город, так гордящийся своим вокзалом, имеющий более-менее симпатичный автовокзал, не совершенствует аэропорт? Льготная цена на самолет сейчас сравнима с купейным билетом, летают много, так в чем же дело? Я соглашаюсь с Куликом, что гордиться аэропортом мы не можем: Утешительно ли, что москвичи не могут гордиться сараем-Шереметьевом? Наверное, надо как-то все это поправлять. Я захожу в магазинчики дьюти-фри - такие жуткие, ни на что не похожие цены: Есть смысл покупать только спиртное. Но я ничего не покупаю - ведь это дорога в Латинскую Америку, надо быть налегке и настороже.

Самолет в Буэнос-Айрес

Сначала все входят в рукав, думают: сейчас сразу в самолет. Но вместо этого приходится спуститься вниз, сесть в автобус и поехать к самолету самым обычным способом - в переполненном транспорте. В самолете мы с Куликом оказываемся в разных концах, тринадцать часов одиночества нам обеспечено. Это время, достаточное для того, чтобы вообразить, что ждет впереди, совсем уж сосредоточиться на гранях Латинской Америки: Однако в голову как назло лезут одни челябинские проблемы за другими. Прямо-таки производственное совещание какое-то. Пытаюсь расправиться с ними как с наваждением.

Какое-то время меня очень занимает парнишка справа - я рассказывала о нем в путевых заметках. Потом я смотрю навигацию самолета на своем экране - где мы летим, да как мы летим, да сколько нам осталось: Потом засыпаю, меня будят - обед. Потом вдруг происходит мощный переполох на весь салон. Одна дама, говорящая по-английски, спрашивает у бортпроводника, доберется ли она транзитом до Сан-Диего. Вот, думаю, странная: Сан-Диего - город на Тихом океане в США, возле Мексики. Лететь из Парижа до Сан-Диего через Буэнос-Айрес - все равно что в Челябинске с вокзала до Барбюса через проспект Ленина добираться: У бортпроводника те же мысли, видимо. Он таращит глаза и уточняет: мадам, вам что, продали билет до Сан-Диего через Буэнос-Айрес? Да, уверяет дама. Ее муж бросается искать билеты, засунутые в одну из убранных наверх сумок. Другие пакеты и сумки валятся вниз. Парнишка рядом со мной нервно спихивает все, что на него падает, на пол, в проход. Пассажиры - хозяева вещей - кидаются подбирать и совать по местам, лезут со своих мест через головы сидящих ближе к проходу, образуется настоящая свалка. И тут лепечущая про Сан-Диего дама выговаривает более отчетливо название города - Сантьяго! Бортпроводники повторяют громко: Сантьяго? Сантьяго? Чили? Да, Чили! Чили! Конечно, путь в Сантьяго только через Буэнос-Айрес. Все радуются и хохочут. Вот тебе и фонетика.

Тут я задумываюсь о том, что так и не выучила ни испанский, ни португальский. Даже диск купила "для начинающих", но не успела - срок моей поездки был назначен так стремительно, я до последней минуты не знала, что поеду, пришлось разруливать кучу дел, чтобы высвободить себе эти десять дней: Что же я буду там делать? По-английски я говорю и понимаю лучше, чем Кулик, но все равно несовершенно. Ладно, поживем - увидим.

Буэнос-Айрес

Торжественная встреча

Температура в Буэнос-Айресе плюс 26, время - восемь утра какого-то там дня (даты и дни недели теперь намертво стираются), мы с Куликом наконец выбираемся из самолета и оказываемся вместе. Огромная очередь на досмотре, перелезаем через все ограждения и оказываемся первыми. Никто не возмущается - нас пропускают. Здесь к нам обращаются "синьор" и "синьора". Олег надевает на голову смешную шапочку - белый кружевной чепчик с рыжими косичками. Встречающие аплодируют. Но среди толпы нет ни Командора, ни кого-нибудь другого из экспедиции. Олег ошарашен. Я, честно говоря, тоже. Ведь предупредили, что встретят!

Пока Олег энергично и весьма деятельно, но безрезультатно мечется во все стороны, замечаю в толпе аргентинца с табличкой Nomados - это значит "бродяги", такое интернациональное название-девиз экспедиции. Аргентинец ни слова не говорит по-английски, но подает нам факс, написанный от руки по-русски. Привожу его здесь слово в слово, иначе непонятно будет все, что мы пережили: "Здравствуйте, Олег и Марина! К огромному сожалению, из-за проблем с визами встретить вас не можем L но, как видите, встречу организовали. Мы приезжаем поздно вечером. Ждем вас в кафе в 3 часа". И это было все:

Мы с Куликом вытаращились друг на друга и принялись соображать, что бы все это значило: Интересно знать, а сколько в Буэнос-Айресе, население которого под 20 миллионов человек, кафе, где нас может ждать Командор? И что такое 3 часа поздно вечером? По какому времяисчислению? Латинская Америка начинала открываться во всем своем загадочном шарме. Ну что ж, мечтатели, дерзайте:

Место под солнцем

Аргентинец усаживает нас в машину (он водитель такси) и везет по городу. Про свои впечатления от этой поездки я рассказывала в первом очерке. Еще в Челябинске, предвкушая свой приезд в Латинскую Америку, я собиралась принять солнечный душ - вместо этого сразу же захотелось спрятаться в кондиционируемом помещении. Вот она, человеческая природа: Прямо как в песне: а мне всегда чего-то не хватает.

Мы добираемся до отеля, где должен будет поселиться Командор и все ребята. На ресепшн выясняется, что никакой брони на нас там нет. А на места Командора, забронированные с завтрашнего дня, нас никто не поселит. Когда, наконец, это проясняется полностью, Олег взвивается на дыбы. Он кричит нервно и страстно, что ненавидит, ненавидит такую организацию, что он так и знал, так и знал, что нечего было и ехать и много еще чего кричит Олег Кулик. Я вспоминаю, что в Москве вместе с документами мне вручили ваучеры на гостиницы в Аргентине и Уругвае. Я не придала этим бумагам никакого значения, потому что была уверена в их формальном характере (нас ведь встретят). Но теперь я достаю аргентинский ваучер, вручаю его водителю, мы снова загружаемся в его машину и уезжаем по новому адресу. В этом отеле нас принимают без разговоров - номера забронированы и оплачены. Олег расплачивается с водителем такси, и мы наконец проходим в свой аргентинский дом.

Какой душкой и лапкой становится Кулик! Просто чудо! Путешествие теряет свой нерв, распластывается, успокаивается, никуда не надо бежать. Решаем прогуляться по окрестностям гостиницы, дойти до набережной, осмотреться. С этого момента я неумолимо начинаю терять отведенное мне время.

Марина Загидуллина

Латинская Америка

(Продолжение следует)

Комментарии
Комментариев пока нет