Новости

Добычей безработного пермяка стали 5800 рублей.

23-летний Анатолий вышел из дома 10 февраля и больше его никто не видел.

В Арбитражный суд Пермского края обратилась компания "Росстройсервис".

В ближайшие сутки на территории края ожидаются снегопады и метели.

В ближайшее время жестокий убийца предстанет перед судом.

Отца двоих детей искали двое суток.

По информации "Фонтанки", "горит склад с греющим кабелем".

После этого разбойник вырвал у пострадавшей сумку и скрылся.

Пьяные мать и отец морили малыша голодом, теперь им грозит лишение родительских прав.

Накануне 28-летний сожитель жестоко избил местную жительницу.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Реализуя мечту

30.06.2006
(Продолжение. Начало в N 116, 117)

Прогулка по Буэнос-Айресу
Есть ощущение большого города - со сложным дорожным движением, своей организацией, даже каким-то своим устройством городского тела. Высокие дома-офисы, в нижних этажах которых сплошной лентой расположились магазины, кафе, какие-то мануфактуры. Свой порт (подойти нельзя - ограждение), видна Рио-де-ла-Плата - река-залив жуткого мутно-коричневого цвета. Маленький памятник иммигрантам (на фоне корабля) - вот, приехали осваивать новые земли, как учил когда-то первый аргентинский президент Сармьенто.

(Продолжение. Начало в N 116, 117)

Прогулка по Буэнос-Айресу

Есть ощущение большого города - со сложным дорожным движением, своей организацией, даже каким-то своим устройством городского тела. Высокие дома-офисы, в нижних этажах которых сплошной лентой расположились магазины, кафе, какие-то мануфактуры. Свой порт (подойти нельзя - ограждение), видна Рио-де-ла-Плата - река-залив жуткого мутно-коричневого цвета. Маленький памятник иммигрантам (на фоне корабля) - вот, приехали осваивать новые земли, как учил когда-то первый аргентинский президент Сармьенто. Он считал, что Аргентина - страна великого потенциала, но Бог наградил ее ленивым и неинтересным народом. Поэтому следует привлечь в Аргентину представителей других наций. Этот проект напоминает мне лозунг советской эпохи: "Колхозники! Поможем студентам убрать урожай!".

Какие-то заброшенные, заросшие травой рельсы, и здесь же - красивый собор, небольшая автобусная станция. Олег пытается купить бумажные носовые платочки, но девочка, торгующая всякой мелочью, на американский полтинничек не клюнула. Размениваем в банке деньги - оказывается, это выгоднее, чем пересчитывать на доллары. При пересчете с тебя берут два песо к одному доллару, а в банке за доллар дают три.

В симпатичном ресторанчике через витрину можно видеть, как готовят париджу - аргентинское мясо-гриль. Оно обжаривается вертикально, как шаурма, только огонь обязательно живой. Олег торжественно сообщает, что он убежденный вегетарианец, что все беды человечества от того, что люди жрут трупы животных. Мы заходим в маленькое кафе, нам приносят салат, пасту, Олег пьет местное пиво (неплохое, по его словам), а сам все время внимательно рассматривает тарелки соседей (кафе очень тесное, забито людьми до отказа - время обеда). Мы замечаем, что посетители заказывают очень интересный десерт: на тарелке лежит здоровый ломоть мармелада (или такого густого, режущегося ножом повидла), покрытый таким же толстым ломтем сыра. Это первое необыкновенное блюдо, которое мы увидели в Аргентине, не считая проклятой Олегом париджи. Мы возвращаемся в отель, чтобы оставить сообщение для Командора и хоть как-то выйти на связь с экспедицией.

Буэнос-Айрес-2

Вечерний променад в ритме танго

Кстати, гостиница, где мы поселились, так и называлась - "Promenade". Мы идем гулять по вечернему городу. Люди отзывчивые, стараются все объяснить, хотя по-английски говорят единицы. Город живет бурно, тысячи людей ходят по пешеходным улицам, которых в городе немало. Но каких-то знаков уличной архитектуры, каких-то украшений не видно. Нет ни фонарей (а просто лампы в стены домов ввинчены), ни фонтанов, ни статуй:

Танго для Аргентины, как я понимаю, такая же важная часть жизни (обычной, не-для-туристической), как для русских - пение во время застолья. Танец сам по себе настолько разнообразный, столько в нем замысловатых фигур, что всегда можно удивить своими талантами окружающих. Все же танцуется танго именно "на публику", а вовсе не как аналог языка страстей (как во всем мире, кроме Аргентины, танго танцуют). Но в маленьких кабачках, а также рядом с уличными танцорами всегда обнаруживаются люди, готовые танцевать с кем угодно именно ради наслаждения самим процессом вытанцовывания. Не страсть, но удовольствие сквозит в их движениях.

Много лет назад в нашей семье жила моя двоюродная сестра Надя, она училась на бибфаке в институте культуры. Как сейчас помню, все вечеринки в то советское и бедное на вечеринки время проходили у бибфака совместно с автомобильным училищем. Надя всегда расфуфыривалась на эти мероприятия, возвращалась поздно и рассказывала: "У нас на вечеринках танцуют только танго. В танго главное - чтобы партнер хорошо вел, а ты подчиняйся ему, и все получится". Тогда я вообще на нее снизу вверх смотрела - подумать только, она танцует танго! А теперь думаю: неужто и впрямь автомобильное училище на закате 70-х годов прошлого века так замечательно вытанцовывало танго? У нас, в Челябинске:

В общем, хороший, замечательный, слегка позерский танец - доступный любому, но что-то не очень-то распространенный в наших краях:

В маленьком ресторанчике мы смотрели уютное домашнее шоу-танго (ресторанчик назывался "Музей культуры танго"). После выступления артистов несколько танцоров в зале остались разучивать танго с посетителями. И со мной тоже: Партнер мой - коротконогий аргентинец с меня ростом - аккуратно движет меня по залу и спрашивает, не из Франции ли я. Типа комплимент? Сама чувствую, что я не только не из Франции, но даже вообще не из цивилизации - так себе танцорша. Но атмосфера этого ресторанчика отнюдь не располагает к комплексам - все танцуют, даже тетенька, только что, видимо, работавшая на кухне. Для аргентинских танцорш (не артисток) такие вещи, как каблуки, юбки, декольте, вовсе не нужны. Тетенька прямо в кухонном фартуке танцевала.

Кстати, об одежде. В городе полно модных бутиков (все же столица), но что-то никто в красивых нарядах не попадается. Аргентинцы в Буэнос-Айресе одеты очень просто. Единственное исключение - молодые клерки, весь день мучающиеся в костюмах, рубашках, галстуках. Простенькая юбка неопределенной длины и футболка - вот наряд столичных аргентинских девушек. Или сарафанчик простейшего покроя.

Командор и Анна

Наконец, Командор сообщает нам о своем приезде. Утром мы перебираемся в его отель, где я знакомлюсь с Анной Забродской - замечательной девушкой, которая ходила с экспедицией по Тибету, а теперь отправилась в Латинскую Америку. Она сразу сообщает, что ничего путного на этом континенте нет; ее мнение о Латинской Америке показалось мне слишком скептичным и запрограммированным (вроде как сразу поехала с установкой: ничему не удивляться), но вскоре я убедилась, что это искренняя позиция.

Командор показывает полный текст факса, отправленного нам: там подробно объясняется, что номер забронирован на Анино имя, дано название кафе и т.п. Он рассказывает о том, что получение виз в Бразилию превратилось в настоящую пытку, что все одурели сидеть в Кордобе, что он раздражен как никогда и т.п. Я себя чувствую крайне неуютно. Идем встречаться со всей экспедицией, почему-то это должно произойти на какой-то пешеходной улочке. И вот мы с Анютой останавливаемся возле большой толпы, окружившей уличных танцоров.

Уличное танго - вид заработка, один из участников со шляпой обходит круг. В это шоу вовлекли меня члены экспедиции, договорившись с организаторами, чтобы именно со мной вышел в круг старый танцор-аргентинец. Такие сюрпризы слегка напрягают - именно с этой встречи начинаю понимать, какая каторга - участие в съемках, как бесконечно мешает "постановочная задача" простому, живому восприятию жизни в чужой стране. Но таковы условия, так что капризничать не приходится. Я танцую танго, меня снимают на камеру:

Потом в "Челябинском рабочем" вышел мой первый очерк под названием, данным в редакции: "Профессор танцует танго". Мне звонила одна моя ученица-одиннадцатиклассница, когда я вернулась домой, и рассказывала: "Я про вас все читаю, знаю, что вы там с каким-то профессором танго танцевали". И в самом деле, у этого танцора вид был вполне презентабельный (в отличие от меня). Я, по условиям экспедиции, все время должна была носить футболки и майки с символикой АСКО, 74.ru, эмблемами самой экспедиции. Это совершенно не мой вид одежды, выглядела очень забавно. Кулик на меня критично так посмотрел и сказал: "Знаешь, ты похожа на уличную уборщицу в спецодежде". Так что не зря моя ученица поняла заглавие не в мою пользу:

Буэнос-Айрес-3

Команда Командора

Мне было интересно, каких именно ребят Командор взял с собой в это путешествие. Представляю их всех по очереди: Штурман (Дима Давидович) - решительный, жесткий, волевой, умеющий разом охватить крупный участок пути, продумывающий маршруты и способы передвижения. Разговаривает резко, властно, емко. Мне он показался человеком очень интересным, наверное, всей экспедиции крайне полезным и даже незаменимым. Автор (Юля Рязанская) - слишком воздушная, добрая, небесная для такого прагматичного дела, как документальный фильм. И так странно смотрится она в паре с Димой! Противоположностями их трудно назвать, разве внешне. У Юли есть свое мнение, своя позиция, свое видение проекта. На мой взгляд, ей все мешают. Никто не хочет проникнуться тем замыслом, который она вынашивает. Я вижу, как четко и ясно она дает указания Оператору, как разговаривает со Штурманом. Скорее всего, возникнет конфликт между ее авторским представлением о фильме и возможностями его съемки.

Оператор (Виталий Черепанов) - по-моему, идеально вписывающийся в эту компанию (может, Виталик и в любую компанию вписался бы?). В Челябинске я пару раз с ним пересекалась, он мне казался более амбициозным. А в Латинской Америке убедилась, что он очень отзывчивый и главное спокойный, не нервный человек. Такие люди могут выполнить любую профессиональную задачу. Но что там у него получается при съемках, я так и не видела.

Зато первое впечатление от встречи с командой на утренней планерке более чем изумительное: все обсуждают какой-то простой вопрос, но вот Виталик направляет свою камеру на беседующих - и начинаются понты: Полчаса все говорили так кучеряво, что я сама чуть не завяла (поскольку была вынуждена соответствовать общей кучерявости). Ну, думаю, если это и есть материалы фильма, то это с ума сойти, а не фильм получится: Что-то сомневаюсь я в успехе всего этого предприятия:

Когда мы впервые усаживаемся в каком-то кафе (Командор, я, Олег, Аня), моментально выявляется "обратная сторона" Кулика. Публика (то есть когда его слушают больше одного человека) убивает в нем все прекрасное, он превращается в пустого позера, полного ненужного шума, хвастовства, игры на эту самую публику и т.п. Я очень удивляюсь - разве так бывает? Ну вот - бывает.

Марина Загидуллина

Латинская Америка

(Продолжение следует)

Комментарии
Комментариев пока нет