Новости

42-летний Аркадий вышел с работы вечером 22 февраля, сел в автобус и пропал без вести.

От «Сафари парка» до набережной в районе санатория «Солнечный берег».

Смертельное ДТП произошло на автодороге Култаево-Мокино.

100 специальных станций для зарядки экологичных электромобилей.

Массовое побоище произошло в Советском районе города на Обской улице.

Для детей и подростков, победивших тяжёлый онкологический недуг.

В ночь на понедельник в Свердловском районе города загорелся двухэтажный жилой дом.

По словам очевидцев, среди ночи они услышали страшный скрежет и грохот ломающихся конструкций.

Накануне 35-летний дебошир предстал перед судом.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Реализуя мечту

05.07.2006
(Продолжение. Начало в N 116, 117, 118, 119, 120)

Очередная столица
Монтевидео - это что-то вроде нашего Магнитогорска. Только без ММК. Такой маленький непротивный городок, компактный, трогательно-деловой, видно, что совсем не столичный и не претендующий на этот статус, разве что слегка. Аккуратно расчерчен узенькими улочками с односторонним движением.

(Продолжение. Начало в N 116, 117, 118, 119, 120)

Очередная столица

Монтевидео - это что-то вроде нашего Магнитогорска. Только без ММК. Такой маленький непротивный городок, компактный, трогательно-деловой, видно, что совсем не столичный и не претендующий на этот статус, разве что слегка. Аккуратно расчерчен узенькими улочками с односторонним движением. Очень смешной памятник уругвайскому освободителю на лошади, а под хвостом лошадки - вход в подземный мемориал вроде нашего Вечного огня. Стоят часовые, горят светильники - все удивительно "новодельное", ненамоленное какое-то. Впрочем, как и наш Вечный огонь после реставрации. Как трогателен был прежний - непомпезный, возле плит с именами, уютный, в окружении старых деревьев с заскорузлыми стволами! Люди искренне шли к нему, переживали. Настоящий пост N 1. А теперь - и красиво, и эффектно, и символично, но не придешь туда просто так постоять, посмотреть, вспомнить или подумать. Таков и мемориал в Монтевидео.

Выбираемся в город. А в городе настоящий ураган. Пальмы гнут макушки к земле, ветер с грохотом катит упавший мусорный бак, удивительные по своей наивности жители Монтевидео робко раскрывают зонтики, которые тут же превращаются в пучки ломаных прутьев. Так странно! Наверняка ураганы тут - дело привычное, что ж они так плохо к ним приспособлены? Говорят все по-испански, английский никто толком не знает. Мы снимаем сюжет о граффити, которыми исписаны все свободные вертикальные поверхности. Очень быстро выясняется, что художников в Монтевидео множество, и вообще у меня осталось ощущение какой-то повышенной культурности этой страны, несмотря на совершенную пунктирность путешествия.

Да, еще интересно, что почти все население - белое, только среди полицейских и моряков видели негров. Конечно, есть бомжи, ютятся под "крыльями" домов, прямо на мокрую землю стелют какие-то тряпки, старые матрасы. Но все равно общее впечатление позитивное. Город как город. Со своими странностями и причудами.

В кафе пьем вино "Таннат" - Штурман говорил, что его нельзя купить нигде в мире, кроме Уругвая (они его не экспортируют). Хорошее сухое вино. Но здесь, в Латинской Америке, по-моему, все вина одинаково хороши - похожи на домашние.

В кафе табличка: "После 18 часов отпуск алкогольной продукции прекращается". Но нам приносят, хотя уже семь. В общем, обычная жизнь. Уезжаем в Бразилию автобусом - ехать часов 12.

Что за птица Кулик

Кулик - интересный человек, с трудом несущий бремя своей звездности. На корабле я внимательно прочитала большой буклет, в котором были описаны все его перформансы (в основном середины 90-х годов). По характеру ему больше свойственно спокойное медитирование, а не искусственный энтузиазм. Он по-киевски выговаривает "г", очень кичится своей московскостью и периодически заявляет, что я до мозга костей провинциалка и к тому же преподавательница, которая не способна понять его порывов и высоких устремлений. Это ужасно смешно, поскольку фактически он приписывает мне свои недостатки - назидательность, комплексы, стремление во что бы то ни стало соответствовать высокой планке "московского кумира". Я привыкаю к его стилю, но иногда ору на него, чтобы прочухался, и даже думаю, что в крайнем случае надо будет стукнуть его со всего размаха.

Наверное, Людмила Бредихина, его жена, права, когда пишет в очерке о нем: "Единственный смысл его жизни - любить самого себя". Когда он остается со мной вдвоем, почти исчезает всякий наигрыш, он рассказывает интересные вещи, говорит увлеченно, даже чересчур. Но периодически мы все равно друг друга раздражаем, даже бесим, и я непрестанно думаю об избавлении от товарища: То есть о бегстве. Самое удивительное, что осуществить это очень легко. Чужая страна не кажется мне враждебной.

Но потом, спустя какое-то время, я понимаю, что все недостатки Олега - кажущиеся. На самом деле он выдал массу очень интересных, нетривиальных, просто замечательных идей. Главное - очень полезных для пересмотра собственной жизни.

Бразилия

В Порт-Аллегре

Дороги в Латинской Америке - главное достояние. Хорошие автодороги. Все платные. Основное средство передвижения - автобус. Люди садятся в него со своими подушкой и одеялом. Кресло легко превращается в почти горизонтальное ложе, кондиционер охлаждает воздух:

Мы садимся в автобус и уезжаем из Уругвая в Бразилию. До сих пор в Латинской Америке я не видела ни одного нестоличного города - Буэнос-Айрес, Монтевидео: Как же их провинция существует? Мы въезжаем в Бразилию сквозь дождь, но вот пробивается радуга, рассеиваются тучи. Пейзаж на юге страны (это ненамного теплее наших широт) удивительно напоминает родные края. Будто едешь на электричке где-нибудь вдоль Смолино, в районе остановки "Пост 1120-й км".

Порт-Аллегре - крупный город, расположенный на юго-востоке Бразилии. Население немаленькое, город производит впечатление центра, аналогичного Челябинску. Огромный автовокзал. Прямо к нему примыкает центр - множество пешеходных улочек, тенистых аллей, лавочек с разным товаром, торговых палаток с овощами, фруктами и всякой ерундой. Жизнь кипит. Кругом очень грязно, горы мусора и удивительная вонь, которая, как потом выяснится, является визитной карточкой каждого крупного бразильского города. Это запах мочи. Здесь никто, видимо, в туалете не нуждается - можно использовать любой закуток, а то и просто отойти слегка в сторону от дороги. Такого в России не встретишь. Все подобные запахи российских городов на фоне Бразилии - детский горшочек по сравнению со зловонной клоакой.

Идем с Олегом в центр и убеждаемся, что в городе все закрыто, на все один ответ: карнавал. Можно подумать, что все готовятся к шествиям, делают костюмы, репетируют. На самом деле на улицах довольно много народу, вовсе не намеревающегося чем-нибудь заняться. Периодически налетают тучи и хлещет ливень. К Олегу подходит какой-то мужчина и советует спрятать камеру в сумку - могут сорвать.

Мы принимаем решение не лететь в Бразилиа (это столица, расположенная в глубине континента) - очень дорого, долго, а главное, Олега смущает бессмысленность посещения городов. Я сдаюсь не сразу, переживаю, что так и не увижу эту "искусственную столицу", а ведь очень хотелось!

Олег предлагает ехать на водопады и оставаться там два дня, чтобы провести 29-й лунный день вдали от шума больших городов и скопления людей. Он уверяет, что этот день смертельно опасен для всех знаков, кроме него самого, у кого в гороскопе столкнулись черная и белая луна. Все злые силы в этот день активизируются, но рядом с ним они бессильны и даже становятся позитивными. Я к поклонникам гороскопов не отношусь, но подчиняюсь.

Уже ясно, что Фос-до-Игуасу будет нашим последним пунктом перед объединением с основной частью экспедиции. Именно там мы должны отснять материал по моему сценарию, где мне нужно поменять цвет кожи. Пока мы не представляем, как все это будет. Идем покупать какую-нибудь краску для тела, но везде предлагают только карнавальную пену.

Наконец, покидаем Порт-Аллегре. Впереди - самый большой водопад континента.

Водопад

Фос-до-Игуасу, - довольно большая деревня (по здешним меркам, даже городок), которая живет за счет туристического бизнеса. Отели, ресторанчики, такси, автобусы, торговцы: Мы селимся в очень дешевом отеле (на наши деньги меньше 500 рублей с человека за сутки). Нам подробно рассказывают, как посетить водопад. Отправляемся к национальному парку. Час стоим в очереди у входа (платный). Специальный автобус везет нас по джунглям к водопаду. Вся прилегающая к водопаду зона оборудована как туристический аттракцион. По склону проложены специальные дорожки, откуда открывается вид на водопад, придуманы развлечения вроде ралли на джипах и катания на лодочке, а главное - смотровые площадки на самом водопаде, позволяющие рассмотреть его с разных сторон. И меня, и Олега вся эта "заорганизованность" угнетает. То ли дело дикая природа или хотя бы не так откровенно одомашненная. Но идем смотреть и снимать.

Мы стояли возле водопада трижды. Первый раз прошли сверху донизу по всем площадкам с камерами и фотоаппаратом, которые лично мне ужасно мешали. Потом совершили решительный бросок в глубь джунглей по запрещенным для прохода местам. Джунгли здесь весьма похожи на наши заросли, разве что паразитируют на толстых вязах монстеры, вместо травы растет синяя традесканция, которую у нас в горшочках выращивают, кустарники перевиты колючими лианами. Мы располагаемся на траве, пьем вино, едим сыр, хлеб, виноград (это Олег придумал - фишка такая). Я разделяю его вегетарианство без особого труда, пикник нравится мне именно потому, что мы попытались провести его вне цивилизованного пространства. Затем мы снова отправляемся на водопад. "Ты понимаешь, - говорит Олег, - люди ведь приходят сюда лишь один раз, а мы придем во второй". Теперь я убираю камеру, встаю там, где брызги падающих струй летят мне в лицо, и начинаю смотреть и думать.

Фос-до-Игуасу

Водопад (продолжение)

Водопад - место поразительное по своей энергетике, люди не смогли уничтожить его своими ограждениями и мостиками. Река текла себе спокойно, и вдруг - землю раскроила огромная трещина, провал. Река разлилась вокруг этого провала и ухнула с краев внутрь. Отдельными струями, толстыми и тонкими, она обрушивает теперь свои воды в ущелье. Прямо под струями прячутся ласточки, вокруг летают бабочки - не такие уж особенные, все, как наши - махаон, лимонница.

Мир водопада автономен. Я думаю о свободе, которой мне не хватает. Водопад закован в мостики и ограждения (когда проходишь мимо скалы, запах мочи вновь одуряет, Олег говорит: "Смотри-ка, такая организация, и все равно:") Водопад укрощен и приспособлен к людям. Но это только кажется. На самом деле он свободен. Ему безразличны эти муравьиные потуги. Вот тряхнет еще раз земля - и посыплется вся эта система мостиков в тартарары:

И тут я думаю, как здорово, что можно закатиться на какое-нибудь наше озеро, вылезти утром из палатки, увидеть, как солнце залило поверхность воды и покрытую лесом гору напротив, как дрожит тонкая дымка, обещающая жаркий день: И ведь всякий раз ищешь такое место, где не оставили следов "туристы" - нет пластиковых пакетов, бумажек. Меня, например, угнетают любые следы одомашнивания этого пространства: сколько раз мы останавливались на приспособленных стоянках, где есть и костровище, и утоптаны места для палаток, а мне всегда хотелось все это устраивать с "нуля". Наверное, именно потому, что для городского человека природа - место бегства от цивилизации, хочется, чтоб бегство было абсолютным. Утопия, конечно.

А сейчас я стою в брызгах водопада, расположенного на другом конце Земли: можно проткнуть глобус спицей, и на одном конце ее будет Челябинск, а на другом - Фос-до-Игуасу. Это, конечно, для красного словца. Скорее спица выйдет южнее Фолклендских островов. Все равно далеко.

Марина Загидуллина

Латинская Америка

(Продолжение следует)

Комментарии
Комментариев пока нет