Новости

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

На 26 февраля запланировано 50 развлекательных мероприятий.

Среди пострадавших – два несовершеннолетних мальчика.

Удар ножом он нанёс в ответ на попадание снежком в лицо.

Открытие автомобильного движения запланировано на 2018 год.

В Пермском крае осудили мужчину, который более полугода избивал несовершеннолетнюю.

Выставка получилась уникальной, поучительной и чуть-чуть ностальгической.

В праздничные выходные посетителей порадуют интересной программой.

Школьники встретились с участниками Афганской и Чеченской войн.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Реализуя мечту

06.07.2006
(Продолжение. Начало в N 116, 117, 118, 119, 120, 121)

Опоссум
Такой милый зверюга! Ясно, что приспособился к туристам, подкармливающим его всякой снедью (повсюду, кстати, развешены деревянные щиты с надписью "Не кормите диких животных", но опоссум делает вид, что читать не умеет). Как-то в его внешности совпали аристократизм с утонченностью и деревенская неповоротливость.
Олег моментально находит с ним общий язык в виде каких-то съестных припасов. Олегу это нетрудно - когда я расспрашивала его про всякие перформансы, он объяснял, что в работе с животными главное - выйти на уровень "альфа", когда открывается канал взаимопонимания.

(Продолжение. Начало в N 116, 117, 118, 119, 120, 121)

Опоссум

Такой милый зверюга! Ясно, что приспособился к туристам, подкармливающим его всякой снедью (повсюду, кстати, развешены деревянные щиты с надписью "Не кормите диких животных", но опоссум делает вид, что читать не умеет). Как-то в его внешности совпали аристократизм с утонченностью и деревенская неповоротливость.

Олег моментально находит с ним общий язык в виде каких-то съестных припасов. Олегу это нетрудно - когда я расспрашивала его про всякие перформансы, он объяснял, что в работе с животными главное - выйти на уровень "альфа", когда открывается канал взаимопонимания. Я запомнила фотографии: Олег влезает в вагину здоровенной корове, чтобы родиться заново, Олег сидит на железной койке и обнимает какого-то белого козла, Олег держит в руках поросенка:

Теперь он кормит опоссума. Хвост у того длинный, полосатый, нелепый, как у кошки. А с виду барсук да и только. Прибегают какие-то разношерстные туристы с фотоаппаратами, опоссум дает деру, а Кулик орет на них страшным голосом. Слов его они не понимают, но видят, что мешают.

На водопаде уже темнеет - вечерняя заря отражается в потоке воды. Вот сейчас можно было бы пробраться к ней без всяких ограждений. Однако последний автобус уже маячит на выходе, и мы покидаем территорию водопада.

Перед карнавалом

В деревню возвращаемся затемно. Хотели заехать в гостиницу, но чувствуем, что тогда не хватит сил на ночное мероприятие. Едем сразу на карнавал. Проходим турникет, нас обыскивают. Для "мальчиков" свой вход, для "девочек" свой, соответственно обыскивают полицейский-мужчина и полицейский-женщина. И вот мы на карнавале, который еще не начался, хотя времени - девять вечера и кругом полная тьма.

У обочины стоят две женщины, одна из них в карнавальном костюме - шелковом купальнике, облегающем ее некрасивый, обвислый живот, и в юбочке из блестящего "дождика". Она кричит нам что-то вроде "Ну как я вам?" Я показываю ей большой палец - это здесь повсеместная замена десятков одобрительных слов и слова "да" тоже. Всякое "ОК" по-бразильски - это поднятый вверх большой палец ("Во!"). Этот жест означает также "спасибо", "я понял", "ты прав", "ты успеешь", "тебе идет", "желаю удачи", "я знаю" и т.п.

Идем вдоль всего "подиума" - длинного (полукилометрового) участка улицы, выкрашенного белой краской (чтобы лучше было видно танцоров), вдоль которого с одной стороны построены трибуны для зрителей, а с другой установлены палатки с едой и столики со стульчиками, а также расположен "бульвар" - место для свободного передвижения зрителей. Народу уже немало.

Мы забираемся на самый верхний ряд трибуны. В конце белого "языка" - сцена, а рядом с ней - большая плазменная панель. Показывают вчерашнее мероприятие - шоу местных трансвеститов. Это скорее веселая игра. Полицейские в форменных рубашках, но без штанов, с нацепленными поверх рубашек кружевными бюстгальтерами (правда, при этом в носках и ботинках, а не в туфельках на каблуках), с намалеванными помадой губами, хохочут и говорят что-то забавное, потому что наши соседи по трибуне, тоже смотрящие на экран, просто покатываются со смеха.

Кулику на все это наплевать, он объясняет мне, как снимать на его камеру, укладывается на скамейке и пытается поспать. Разве найдется более подходящее место для сна, чем бразильский карнавал!

Тут как вышли на середину "языка" человек двадцать барабанщиков, как бабахнули что есть силы в свои барабаны! На сцене появились музыканты и певцы. Бразильское исполнение самбы сродни русским застольным песнопениям - громко, c чувством и непременно фальшиво. На меня вполне подействовало.

Фос-до-Игуасу-2

Карнавал

В конце "языка", освещенного прожекторами, появляется первая группа. Идет король карнавала в сопровождении двух красоток. Королем избран, видимо, самый толстый человек в деревне - по виду он весит не меньше полутора центнеров. Одет по-королевски - в длинную мантию, корону. Идет, слегка пританцовывая, рассылая воздушные поцелуи и весело помахивая обеими руками. Две красавицы рядом с ним вытанцовывают самбу - стараются вовсю. Взвивается пара жалких фейерверков, вызывающих восторг трибун.

Потом появляются участники шествия. Принцип такой: каждая территория в деревне (вроде тех, что у нас объединяются жэками) выдвигает своих участников. Они сами придумывают, покупают, мастерят, заказывают костюмы. У кого-то костюм совершенно доморощенный, кто-то городит целое чучело (была группа пожилых участниц - их юбки обшиты пышнейшими оборками пяти цветов, сверху еще какой-то расшитый передник, сзади огромный бант чуть не во всю юбку величиной, на голове шапочка, в которую вделан как бы земной шар размером с голову - впечатление, что кочан капусты на голове, а сами тетеньки похожи были на движущиеся сараи). Но иногда встречаются и "покупные" костюмы - например, ангелочки с пластиковыми синими крыльями за спиной. В костюмах, как я понимаю, никаких правил нет - кто во что горазд старается. Единственная закономерность - стремление ряженых прикрепить что-то крупное к своим головам или плечам, чтобы красиво смотрелись наклоны. Когда вся группа дружно сгибает корпус вперед, а на головах у них при этом здоровенные конструкции, то смотрится эффектно.

Само исполнение самбы никого особо не волнует. Это просто ритмичное движение, придуманное для того, чтобы можно было хорошенько разглядеть костюмное устройство. Если танцовщица в широкой юбке, а под юбкой у нее кружевные панталончики, она будет вертеться так, чтобы юбка задиралась и панталончики было видно. А если девица совсем голая, только с небольшими пушистыми нашлепками на груди и трусиках, то она может просто переминаться с ноги на ногу:

Координаторы и участники

По подиуму (тоже пританцовывая) мечутся люди в ядовито-зеленых футболках (цвет флага Бразилии), на спинах у них надпись: "Координатор". Как я понимаю, они регулируют "проход коллективов" по этому "языку". Ведь где-то там сидит жюри, которое в конце концов назовет победителей по разным номинациям и вручит им призы. Поэтому танцующие группы останавливаются и терпеливо ждут.

Кулик наконец пробуждается - трибуны забиты народом до отказа, он уже давно пинает ногами какую-то красотку с сигаретой в одной руке и молодым человеком в другой, а главное - все это его утомляет и он собирается в отель. Мы пытаемся пробраться к выходу с трибуны, с большим трудом нам это удается сделать, и мы оказываемся почти на подиуме.

Тут мы разглядели много интересного. Например, и в самом деле представители каждой территории обязаны пройти перед трибунами - хочется им того или нет. Прямо перед нами странная группа. Олег говорит: "Смотри, какая веселенькая компания!" И впрямь, стоят полтора десятка девушек и женщин индейского вида, некоторые держат на руках спящих грудных детей, лица их измождены, взгляды затравлены, видно, что их на это веселье палкой загоняли. В жизни не забуду этого зрелища. Координаторы вокруг прыгают, руками машут, музыка грохочет, народ вопит, а они стоят, и руки тех, кто не держит детей, свисают безжизненно, как плети. Будто их на расстрел ведут или в плен. Они одеты в какие-то серые одежды, никаких костюмов. Вот тебе и карнавал: принудиловка какая-то. Опять вспоминается наша демонстрация.

Еще видели танцующих девочек - не старше шести лет. Танцы по большей части "неспетые" - то есть каждый танцует сам по себе. Если пытаются организовать группу на более-менее дружное вытанцовывание, то впереди идет координатор, который дает команды. У нас тоже получилось бы.

Я помню, как мы когда-то долго репетировали массовое шествие, когда по команде надо то присесть, то руки поднять, то опустить. Вроде бы нехитрое дело, но когда это движение одномоментно делает тысяча участников, да еще согласно какому-то замыслу (который только с высоты птичьего полета внятен), то получается зрелищно. Деревенский карнавал в Игуасу был попроще. Столичные карнавалы, как я понимаю, отличаются от него исключительно "технической поддержкой" : более эффектные костюмы, много машин-подиумов, гигантские куклы, иногда с какой-нибудь хитрой механикой: Мы позднее в Сан-Паулу видели "ангар" для этих кукол - вот уж жуткое зрелище:

А здесь участники в основном пешком по дорожке шли. А перед входом на белый асфальт участники карнавала готовились к выходу. Тут королем "предкарнавала" единогласно избирают Кулика - у него костюмчик подходящий: шорты, куртешка, на голове вязаная красная шапочка, в руках здоровенный фотоаппарат. Только что все были просто деловитыми, взволнованными, озабоченными предстоящим "выходом на люди", и вдруг все преображается. Олег влезает в эту кутерьму со своим фотоаппаратом, улыбается всем совершенно неотразимо - и толпа начинает ему позировать, лезть один впереди другого, улыбаться ослепительно и стеснительно, хихикать и хохотать. Возникает такая куча-мала, что я боюсь, как бы какие-нибудь координаторы не примчались оттаскивать от "русо туристо, облико морале" распаленных бразильских старушек и девчушек:

Наконец мы уходим. Последнее, что видим - огромнейшая очередь к турникетам. Неужели еще не вся деревня собралась? Значит, пик веселья будет позже, хотя уже за полночь.

Марина Загидуллина

Латинская Америка

(Продолжение следует)

Комментарии
Комментариев пока нет