Новости

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Реабилитационную программу для спортсменов организуют в санаториях Сочи.

На Играх разыграют 44 комплекта наград.

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Подозреваемая втерлась в доверие к пенсионеру и забрала деньги, которые мужчина планировал потратить на еду.

Часть ограждения и покрытия крыши были повреждены тающим снегом.

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

На 26 февраля запланировано 50 развлекательных мероприятий.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Реализуя мечту

11.07.2006
(Продолжение. Начало в N 116, 117, 118, 119, 120, 121, 122)

Фос-до-Игуасу-3

Понять и быть понятым
На следующий день едем снимать мой бразиль-ский сюжет. Конечно, все это очень далеко от моих проектов и предположений "на берегу". Рэмблинг предполагает последовательность проживания пути героя. Мой рэмблинг планировался по книге Апдайка "Бразилия".

(Продолжение. Начало в N 116, 117, 118, 119, 120, 121, 122)

Фос-до-Игуасу-3

Понять и быть понятым

На следующий день едем снимать мой бразиль-ский сюжет. Конечно, все это очень далеко от моих проектов и предположений "на берегу". Рэмблинг предполагает последовательность проживания пути героя. Мой рэмблинг планировался по книге Апдайка "Бразилия". Это означало, что я должна была по приезде в Сан-Паулу (это был первый план путешествия) уехать в Рио, отснять там начало сюжета, перебраться вслед за героями книги в Сан-Паулу, потом улететь на Мату Гроссо и там отснять сюжет с преображением главной героини (смена цвета кожи). В книге есть еще возвращение героев, и если бы рэмблинг был настоящий, я прошла бы этот путь точно по маршруту, пытаясь вжиться в хронотоп романа:

Вместо всего этого мы оказываемся хоть и не так далеко от Мату Гроссо, но и не так близко. Главный плюс водопадов - возможность найти такое место, где можно этот сюжет отснять. Что станет краской для кожи, я решила еще вчера: земля Игуасу. Это такая мелко просеянная пыль потрясающего кирпично-красного цвета. Я растираю ее в пальцах и испытываю примерно такой же восторг, как Аленка в "Денискиных рассказах" Драгунского, когда Денис красит ей ногу коричневой краской из пульверизатора, оставленного малярами во дворе: "Я индейка! Я настоящая индейка! Крась вторую!" Олег считает, что это прекрасное, а главное, куда как более символичное решение, чем использовать детскую гуашь, купленную нами на всякий случай в Порт-Аллегре. Кстати, на пленке не так хорошо видно, как это было на самом деле. Зря мы использовали только статичные камеры. Надо было снимать крупным планом:

Выясняем у портье в гостинице, что самое подходящее место для купания в округе - Три лагуны. Идем на автостанцию, где сначала нас за деньги пустили на саму остановку, а потом сообщили, что автобус отправится через полчаса. Пока мы бродили среди торговых палаток, Олег заприметил юбку, которая показалась ему подходящей для съемок. Ее цена была великовата, и я стала его отговаривать. Но он немедленно вступил с продавщицей в переговоры - и она уступила ему значительную часть цены. Когда она подавала мне юбку, на ее лице было написано удивление и растерянность, мол, неужели я могла за бесценок отдать эту вещь? Именно этой блондинке я и подарила майку "ЮжУралАСКО". Она была поражена, ее соседки-торговки с умилением хохотали, Олег все снимал на камеру, и было так весело и беззаботно, и даже не странно, что все вокруг говорят на непонятном языке, потому что наступила долгожданная глоссолалия - на каком бы языке вокруг ни говорили, тебе было ясно все, что говорят. И если ты сам говорил с ними по-русски, они понимали то, что ты хочешь сказать.

Именно так начинался сюжет смены цвета кожи у Апдайка: героиня сидит у шамана в шалаше, тот изгоняет ее подругу, выполняющую функции переводчицы, дает Изабель какой-то напиток, и ей вдруг становится внятен смысл его речей. Не то чтобы она понимает язык, нет, но именно понимает смысл сказанного. Она отвечает ему на своем языке, и он прекрасно понимает ее. Мы с Олегом впали в это состояние без всяких допингов. Сама атмосфера Игуасу была волшебной.

Мы влезли в такси и в два счета объяснили, чего хотим, и водитель нас понял, не переспрашивая, и всю дорогу разговаривал с нами, и нам было все понятно, а ему понятны наши вопросы и реплики. Я потом вспомнила этого шофера в Сан-Паулу, когда мы час на такси искали карнавал и не нашли:

29-й лунный день

Мы приехали в великолепное местечко, искупались в "отведенном для этого месте", а потом отправились искать более дикий уголок. И нашли, конечно, потому что это был наш день: Тот самый 29-й лунный день, о котором Кулик прожужжал мне все уши.

Вот - есть такой один день в лунном месяце, когда все злые силы пробуждаются и отгоняют добрые. Со всеми знаками происходит что-нибудь дурное: например, супруги поругались как всегда, а тут вдруг дошло до поножовщины, простая царапина превратилась в глубокую рану, легкая простуда обернулась опасной болезнью и т.п. (Кстати, именно в этот день у Командора в Сан-Паулу сорвали с руки фотоаппарат - вот и не верь Кулику после этого). Но есть один такой звездный случай, когда злые силы не только не делают зла, но и оборачиваются его противоположностью. Этот звездный случай, разумеется, Олег Кулик. Если этот день провести вблизи него, то ты тоже окажешься под защитой. И надо же, в самом деле, день прошел чудесно! И запомнился очень ярким, солнечным, осмысленным. Больше таких дней во время моего путешествия не было.

Фос-до-Игуасу-4

Три лагуны

Это название того места, где мы снимали сюжет. Река тут делает сложный изгиб и разливается тремя озерцами, окруженными невысоким лесом. Люди "отуристили" это место: кругом зеленые лужайки, асфальтированные дорожки. Но мы находим выход из "культурной" части Трех лагун в дикую. Здесь, на берегу лагуны, в ослепительных солнечных бликах, под шелест эвкалиптов и белых акаций я меняю цвет своей кожи.

Шесть дней девушки наносили на тело Изабель специальную краску тонкими узорами. Сначала тело покрылось сеточкой краски, тогда они прокладывали узоры в промежутках прежних линий, и постепенно тело приобрело новый цвет - черный. Они умастили ее соломенные волосы этой краской, и из тонких, прямых волосы сделались густыми, завились пружинками, стали гладкого, блестящего черного цвета. Изабель встала с травяного ложа красивой и сильной негритянкой. Она еще не знает, что в далеком краю, где оставила прикованного цепями Тристана, происходит чудо: цвет кожи ее возлюбленного из черного становится серым, а потом ослепительно-белым, а его волосы и борода - светло-русыми:

Красивый сюжет. Я натираю тело землей - тонкая красная пыль въедается в кожу, убирает шероховатости, кожа приобретает долгожданный оттенок красно-коричневого цвета - такая гладкая, блестящая, юная кожа: Совершенно незабываемые ощущения. Камеры мне мешали, это потом заметно на пленке. В ходе съемки одна камера, установленная в ветвях дерева, упала и долго качалась на ремешке, пока Кулик это заметил. В общем, запечатление этого сюжета ни в коей мере не отражает того, что я переживала на самом деле. Но тут уж ничего не поделаешь.

Когда мы просматривали пленки, было видно, что это сплошное дилетантство. А когда снимали, был настоящий восторг. Я потом никак не могла отмыть эту землю - вот уж поистине моя вторая кожа. Цвет, кстати, был очень красивый - не похожий ни на загар, ни на цвет кожи человека другой расы.

Кулик потом меня спрашивает (а сам на камеру снимает): у вас 60 секунд, что вы попросите у Бога? И я прошу: "Дай мне силы избавиться от майи!" Майя - это в индуизме такое понятие, означающее очарованность иллюзорностью бытия.

Сейчас я думаю, что этот день в лагуне был очень значительным для меня: я в самом деле осознала, что жизнь идет по неправильной траектории. В этой жизни всего полно, но нет меня самой. Так прожили свои жизни моя бабушка и моя мама. Первый раз я думаю о том, что жизнь может быть иной. Что в альтруизме, который был привит мне как главная добродетель, есть мощный изъян. Что дело вовсе не в том, что надо "полюбить самого себя", а в том, что надо себя все время ощущать. А я ощущаю только майю - суету ежедневных забот. У меня нет времени думать о собственном душевном состоянии, нет ни одного часа в неделю на элементарную рефлексию - все бегом, все через край, сон сокращен до шести часов, до четырех, до трех: Я не отстаиваю всенощную (время для медитаций), я не умею расслабляться, я не умею уходить от постоянной работы мозга.

Все это начинает складываться в какое-то пред-ощущение перемен. Именно там, на реке Игуасу в Южной Америке, я понимаю, что не смогу жить так, как раньше. Начинается что-то абсолютно новое:

Отъезд

Час до автобуса - самый сентиментальный за все время путешествия. Рыжая корова пасется на травке, мы сидим на обочине какого-то соевого поля-огорода, разведенного прямо у автостанции. Ничего путного не говорим, просто сидим и грустим. Этот час ощущаю как прощание с Южной Америкой - дальше не будет ничего интересного, трогательного, значительного. Думаем и говорим об одном и том же: и Олег, и я с удовольствием застряли бы в этих краях еще хоть ненадолго. В этот момент кажется, что мы с Куликом самые лучшие попутчики на свете - никаких претензий, никаких "счетов", сплошное взаимопонимание. И оба знаем, что все это кончится, как только мы окажемся вместе с экспедицией. Это знание абсолютно верно и подтверждается сполна.

Как только мы прибыли в Сан-Паулу, нас как подменили: мы так наезжали друг на друга, так раздражались, что в конце концов разошлись в разные углы. Командор даже руками развел: ничего себе компания, как вы друг друга выдержали столько дней? Я понимаю, что Олег не может справиться с привитым ему позерством. Публика превращает его в неприятного болтуна, который "для красного словца не пожалеет и отца". Его главная задача - быть центром в компании. Если он это центральное положение теряет, ему нехорошо. А всякое самоутверждение в глазах публики он легче всего осуществляет за счет унижения тех, кто рядом, и дешевого эпатажа. Он в одну секунду вываливает столько обидного в мой адрес, что я просто сатанею. Потом, конечно, смешно становится. Кулик - он и в Африке Кулик, не только что в Латинской Америке. Мы обмениваемся взаимными колкостями и разбредаемся куда подальше.

Не зря рыжая корова так печально на нас смотрела на автостанции. Потом узнаю, что после моего отъезда из Бразилии Олег долго продолжает сочинять всякие истории про наше путешествие (кто ему в этом помешает?), где он выступает в качестве "культурного героя", несущего мне "свет и счастье". Ладно, что уж тут поделаешь. Я видела Кулика хорошим и искренним человеком, спасибо ему за это.

Большие города

Сан-Паулу

Приезжаем на мегавокзал - не знаю, как точнее выразиться. Просто два Шарля де Голля под одной крышей (такая "автостанция"). Идем к такси, показываем адрес гостиницы. Распорядитель долго втолковывает таксисту, где находится этот отель. Мы переглядываемся: ну начинается! Водителя долго не выпускают из подземного ангара, где мы сели в такси, на свет. Олег, как всегда, нервничает и готов прибить полицейского, задерживающего движение. Но я уже привыкла, что всякое начало на новом месте у Кулика сопровождается кратким психозным затмением, когда ему непременно на кого-нибудь надо наорать:

Наконец, мы едем по огромной автостраде, с двух сторон которой разворачивается панорама даже не города, а какого-то фантастического мегаполиса: американские горки вперемежку с трубами заводов, бесконечные стены каких-то фабрик и жилые кварталы, небоскребы и фавелы: Очень похоже на участок Свердловского тракта от въезда в город со стороны ЧМЗ до Комсомольского проспекта, только все это в десять раз шире и просторнее.

Марина Загидуллина

Латинская Америка

(Окончание следует)

Комментарии
Комментариев пока нет