Новости

Если тенденция сохранится, руководство пересмотрит программу неполной занятости.

В местах компактного проживания возводятся жилые дома, детсады, школы и центры.

День защитника Отечества артиллеристы отметят салютом в Екатеринбурге.

Сейчас проходят смотры, соревнования и выставка «Мужчина–Воин–Охотник в различных этносах».

Приборы для замера выбросов могут появиться при въезде в столицу Южного Урала.

Мэр: «Гости должны запомнить курорт чистым и благоустроенным».

Ребенка с тяжелым переломом стопы экстренно госпитализировали на карете "скорой помощи".

Пугающую статистику приводит Пермьстат.

В регионе малый бизнес все активнее выходит на международные рынки.

Четыре тысячи билетов продано на южноуральский этап Кубка мира по фристайлу.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Трагедия в зеркале суда

13.07.2006
Субъективные заметки на полях "дела Сычева"

Все, что будет изложено ниже о "деле Сычева", носит исключительно субъективный характер. Последней инстанцией мы признаем только суд. Однако после полугодового расследования, проведенного "Челябинским рабочим" параллельно с военной прокуратурой, мы достаточно хорошо ориентируемся во всех аспектах "дела Сычева", чтобы попытаться проанализировать происходящее сейчас в зале суда. Мы не пропускаем ни одной минуты громкого процесса, благодаря чему появляются личные наблюдения из зала заседаний, опирающиеся на общеизвестные факты, озвученные перед судом, и случайно услышанные разговоры участников процесса.

Счет - 1:1
Многие были уверены, что суд по самому громкому армейскому преступлению последних лет превратится в спектакль с четко расписанными ролями, загнанный в жесткие рамки гособвинения, то есть версию прокуратуры.

Субъективные заметки на полях "дела Сычева"

Все, что будет изложено ниже о "деле Сычева", носит исключительно субъективный характер. Последней инстанцией мы признаем только суд. Однако после полугодового расследования, проведенного "Челябинским рабочим" параллельно с военной прокуратурой, мы достаточно хорошо ориентируемся во всех аспектах "дела Сычева", чтобы попытаться проанализировать происходящее сейчас в зале суда. Мы не пропускаем ни одной минуты громкого процесса, благодаря чему появляются личные наблюдения из зала заседаний, опирающиеся на общеизвестные факты, озвученные перед судом, и случайно услышанные разговоры участников процесса.

Счет - 1:1

Многие были уверены, что суд по самому громкому армейскому преступлению последних лет превратится в спектакль с четко расписанными ролями, загнанный в жесткие рамки гособвинения, то есть версию прокуратуры. Другие считали, что процесс будет крайне интересным зрелищем благодаря тому, что на нем лоб в лоб столкнутся две мощные государственные структуры: Министерство обороны, стремящееся любыми способами спасти честь Российской армии, и военная прокуратура, которая, казалось, пыталась докопаться до истины. Это противостояние наметилось еще в январе, когда началось предварительное следствие по "делу Сычева".

Однако на прошлой неделе, когда в рамках судебного процесса начался допрос свидетелей обвинения, их показания смешали карты обеих сторон и ввели в замешательство всех участников процесса - от судей до журналистов, выступающих в роли сторонних наблюдателей. Одни солдаты, служившие вместе с Андреем Сычевым, рассказывают о рукоприкладстве, которым не гнушались следователи прокуратуры на допросах, пытаясь заставить ребят давать показания против главного подозреваемого - Александра Сивякова. Другие сообщают о неком таинственном генерале из Москвы, который инкогнито угрожал военно-служащим, заставляя отказаться их от показаний против Сивякова. Счет промахов: Минобороны - военная прокуратура - 1:1. Хотя нельзя исключать, что "московский генерал" - это всего лишь провокация, дабы дискредитировать ведомство, возглавляемое Сергеем Ивановым.

Вопросы без ответов

С первых же заседаний громкого процесса поставлена под вопрос непредвзятость следственного эксперимента, проведенного работниками прокуратуры. Адвокаты Сивякова нашли нестыковки во времени и показаниях свидетелей, по их мнению, указывающих на грубые нарушения процедуры и откровенную фальсификацию данных. Однако суд, не спеша с выводами, назначил допросы дополнительных свидетелей для разбора "подозрительного" следственного доказательства.

Принимая во внимание усердие прокуратуры в попытках все доказательства и свидетельские показания подвести под версию, что во всем виноват младший сержант Сивяков, трудно избавиться от сомнения: так ли это на самом деле? Это не попытка оправдать подсудимого, а всего лишь размышления на тему: всю ли правду мы узнали о новогодней ночи? Не пытается ли военная прокуратура своими подогнанными один к одному доказательствами против Сивякова скрыть что-то более страшное, чем трехчасовое сидение на корточках? Не было ли в изначальных разговорах о садистских издевательствах и изнасиловании больше правды, чем мы думаем сейчас?

Еще один вопрос без ответа, который интересует многих: почему на скамье подсудимых нет офицеров, находившихся в праздничную ночь в казарме? Из обвинительного заключения следует, что в Новый год, с 31 декабря на 1 января, ответственными лицами оставались капитан Богомолов и старший лейтенант Шеметов. Почему офицеры не привлечены к уголовной ответственности в рамках этого дела? И будет ли им вообще предъявлено обвинение?

В неофициальной беседе с корреспондентом "ЧР" свидетель С. Горлов рассказал, что офицеры не спали до утра. В то время как на первом этаже казармы Сивяков издевался над Сычевым, Шеметов и Богомолов на втором этаже продолжали отмечать праздник.

Звездный час для адвокатов

Отдельного упоминания заслуживает поведение участников процесса: подсудимого, матерей солдат и их адвокатов.

Главный обвиняемый Александр Сивяков держится в зале суда весьма уверенно. Несмотря на то что на первом заседании он едва сдерживал слезы, парень взял себя в руки и стал активно участвовать в процессе, задавая вопросы свидетелям. Многих удивило, что Александр достаточно грамотно и связно формулирует свои мысли, в отличие от своих сослуживцев, дающих показания. Но не стоит забывать, что Сивякову уже 23 года, тогда как большинство выступающих по делу свидетелей едва перешагнули 19-летний порог, попав в армию сразу по окончании школы. Многие молодые солдатики два слова не могут связать под резким напором адвокатов и грозными взглядами судей.

Мать пострадавшего Галина Сычева планировала лично следить за ходом процесса. Однако после первого заседания, на котором оглашалось обвинительное заключение, вечером позвонила сыну и, услышав его расстроенный, подавленный голос, не раздумывая, на следующее же утро улетела к нему. Сейчас от семьи Сычевых на процессе присутствует лишь старшая сестра Андрея - Марина Муфферт.

Мать обвиняемого Наталья Сивякова использует каждую минуту судебного заседания, чтобы быть ближе к сыну. Многим журналистам запомнилось, как на одном из заседаний она ругалась с фотокорреспондентом за ближайшее место рядом с клеткой, в которую вводят Сивякова.

Обе матери позаботились о том, чтобы защита интересов их сыновей проводилась на высоком уровне. Сторону Андрея Сычева представляют двое адвокатов из Челябинска и Екатеринбурга. За свободу Александра Сивякова борются сразу трое защитников из Москвы и Челябинска. Однако большое количество адвокатов нередко приводит к тому, что в зале начинаются "базарные" разборки. Председателю судебной коллегии приходится регулярно призывать защитников к порядку: "У нас не собрание гаражного кооператива!"

Мария ШРАМЕНКО

Комментарии
Комментариев пока нет