Новости

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Стайка поселилась в пойме Тесьминского водохранилища.

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Благодаря снимку космонавта Олега Новицкого.

Устроили «ледовое побоище».

Став «президентами», много чего пообещали.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Экстремальная профессия

21.07.2006
Вчера исполнилось 60 лет главному дирижеру Челябинского государственного академического театра оперы и балета имени М.И. Глинки Сергею Ферулеву

Айвар ВАЛЕЕВ
Челябинск

Сейчас уже непросто поверить, что в 1994 году многие сомневались, есть ли будущее у нашего оперного театра. Два сезона подряд не было премьер. Кадровая текучка происходила на фоне хронического некомплекта штатов во всех творческих коллективах театра.

Вчера исполнилось 60 лет главному дирижеру Челябинского государственного академического театра оперы и балета имени М.И. Глинки Сергею Ферулеву

Айвар ВАЛЕЕВ

Челябинск

Сейчас уже непросто поверить, что в 1994 году многие сомневались, есть ли будущее у нашего оперного театра. Два сезона подряд не было премьер. Кадровая текучка происходила на фоне хронического некомплекта штатов во всех творческих коллективах театра. Артисты были подавлены индифферентным отношением властей к культуре. Чего греха таить, в театре тогда и бранились, и пили. И вообще было неспокойно. С тех пор изменилось очень многое и в театре Глинки, и в области, и в стране. Наш оперный получил звание академического, теперь это площадка для престижного ежегодного фестиваля "Ирина Архипова представляет:", здесь дважды проводился Международный конкурс молодых вокалистов имени Глинки. Здесь был учрежден единственный в стране Международный фестиваль оперных дирижеров имени И. Зака, создателя челябинского театра. Наш оркестр, играющий на недавно купленных импортных музыкальных инструментах, систематически хвалят гастролеры, появились даже заграничные ангажементы (Тайвань, Англия). Многое для этого должно было сойтись, начиная с того, что власть увидела ценность большой культуры. Но в процессе возвращения театру лица следует признать заслугу конкретных людей. Одним из них, безусловно, является Сергей Ферулев, заслуженный деятель искусств России, дирижер почти с 40-летним стажем, работавший прежде в Алма-Ате, Харькове, Донецке и, наконец, 12 лет назад связавший свою жизнь с Челябинском.

-- Сергей Владимирович, как вы пришли к мысли стать дирижером?

-- Тут, скорее, не мысли сработали, а чувства. Я учился в Крымском музыкальном училище в Симферополе как музыкант-народник. Однажды в 1964 году попал на концерт Государственного академического симфонического оркестра Украины под управлением знаменитого впоследствии, а тогда еще молодого 26-летнего главного дирижера Степана Турчака. Исполняли Шестую симфонию Чайковского. Звучание оркестра и все, что тогда происходило в концертном зале, потрясло меня до такой степени, что тот концерт и решил мою дальнейшую судьбу. Глубочайшая драматургия, колоссальная звуковая экспрессия, высочайший уровень исполнения, гениальный дирижер. Мое состояние было близко к экзальтации. До того момента я и не помышлял о профессии дирижера. Я, к примеру, очень увлекался радиотехникой - собирал ламповые и детекторные приемники на городской станции юных техников, куда записался параллельно с учебой в училище. Более того, я даже и не знал тогда, что было для меня важнее - музыка или радиотехника. Но после того концерта все во мне перевернулось и переменилось. Я чуть было не бросил все в запале - хотел по наивности тут же ехать в Москву поступать на симфоническое отделение. Училище я все-таки закончил и поступил в Московский государственный институт культуры на отделение народных инструментов, где было оркестровое дирижирование. Так я попал в класс заслуженного деятеля искусств России Сергея Зосимовича Трубачева. Окончив институт с отличием, сразу поступил в Уральскую консерваторию в класс оперно-симфонического дирижирования народного артиста России профессора Марка Израилевича Павермана, который был и главным дирижером Свердловского государственного симфонического оркестра филармонии. Обучение давалось легко, окончил также с красным дипломом. Спустя несколько лет поступил в аспирантуру Ленинградской консерватории в класс выдающегося педагога, народного артиста России профессора Ильи Александровича Мусина, которую окончил в 1980 году. И всегда вспоминал тот концерт в Симферополе.

-- В чем смысл этой профессии?

-- Дирижерская работа очень сложная и ответственная. Концерт или спектакль - это лишь видимый результат долгой и кропотливой работы. Ведь кроме досконального знания музыкального материала важно, с чем ты выходишь к музыкантам, как строишь отношения с ними, какими идеями ты наполнен и можешь ли их реализовать. И тут решающими факторами становятся не только эрудиция, умение, но и опыт, твоя музыкальная наполненность, знание психологии людей, мудрость, если угодно. И нужно честно сказать, что профессия открывалась мне не сразу, как и многим другим начинающим дирижерам.

По окончании консерватории тогдашний главный дирижер Государственного симфонического оркестра Свердловской филармонии Нариман Чунихин пришел в класс М. Павермана и выбрал меня на должность своего ассистента. Я был окрылен. Но с первых же дней общения с классным оркестром понял, как мало я знаю, умею и слышу. При том, что все четыре года пребывания в Москве я, можно сказать, через два дня на третий слушал в концертах лучшие симфонические оркестры страны, а в Свердловске во время учебы постоянно ходил с партитурой в руках. Я чувствовал внутри страшную неуверенность. Передо мной гроссмейстерский оркестр, который умеет все, у которого огромный репертуар и опыт исполнения сложнейшей музыки с многими маститыми и знаменитыми дирижерами. А ты вышел с только что полученным дипломом и хочешь что-то очень умное сказать этому прославленному творческому коллективу. Не бывает! Для меня это был стресс. Люди видели мои творческие муки, понимали, как мне было трудно! Редкий случай, когда музыканты оркестра охотно поддерживали совсем юного неопытного дирижера и ждали. Ждали творческого роста. И может быть, потому, что оркестр Свердловской филармонии был очень деликатен, я и стал, в конце концов, дирижером.

-- А ведь оркестр может сделать с дирижером все что угодно, история знает драматические примеры.

-- Ну, это был джентльменский коллектив. Пришло время, когда я начал и слышать оркестр, и разбираться в штрихах, и приобрел технологию репетиций, и начал постигать искусство человеческих взаимоотношений. Всю жизнь я благодарен этому дорогому для меня оркестру. С уверенностью могу сказать, что полноценным дирижером себя можно назвать спустя как минимум шесть-восемь лет работы с оркестром. А в театре и все десять. Ведь балетному дирижированию нигде в стране не учат, а за рубежом балетный дирижер сначала полтора-два года работает в балетном классе пианистом-тапером и уж только после этого начального периода его впервые допускают до практического дирижирования балетом. Геннадий Николаевич Рождественский в одной из своих книг написал: "Дирижер - профессия второй половины жизни".

-- Наверное, в вашей профессии есть счастливые мгновения творческого удовлетворения. Когда такое происходит?

-- Если в двух словах - когда удается добиться высокого качества звучания и выразительности, когда достигнут нужный нерв и удалось раскрыть глубины драматургии и когда это чувствует коллектив и принимает публика. В оперном спектакле - это творческий симбиоз. Прекрасно пели певцы, оркестр играл с превосходным строем, ритмом, ансамблем. Удача, когда дирижер чувствует и угадывает певца в каждый момент его пения. Но самое главное - эмоциональный эффект. Есть чувства, заложенные в произведение композитором, и есть способность дирижера их извлечь, прибавив свое отношение. Есть возникающие по ходу исполнения сиюминутные эмоции, когда удается их передать всему коллективу, когда оркестр, солисты и хор тебя понимают. И вот когда все это имеет место быть, и все это в едином направлении, в едином русле музицирования - это мера высокого качества исполнения. Но если при этом у тебя за спиной, условно говоря, сидело 15-20 зрителей и ты все это качество выплеснул "в никуда" - это большая драма в классической музыке. Но когда публика почувствовала, что произошло, образно говоря, нечто подобное тому, что я испытал много лет назад на исполнении Шестой симфонии Чайковского, это вершина.

-- А как часто такие мгновения случаются?

-- Их немного бывает, но это моменты счастья артиста. В одном сезоне больше, в другом меньше. Хотя в нашем театре я не помню "серых" сезонов. Всегда остается в памяти что-то очень важное и дорогое. Но если бы я сказал, что такое происходит в каждом спектакле, то был бы неискрен.

Такие вещи, как Шестая симфония Чайковского, Седьмая и Восьмая симфонии Шостаковича или опера "Тоска" Пуччини, просто сжигают дирижера. "Тоска" - это всегда эмоциональное испытание для меня. Но вместе с тем я всегда жду этот спектакль. С наслаждением встаю за дирижерский пульт и сгораю, как могу.

-- А это не опасно?

-- Американцы в свое время ставили опыты и определили, что дирижер во время работы нередко находится в предынфарктном состоянии. Учащается пульс, существенно повышается артериальное давление. Есть известные примеры, когда дирижеры умирали за пультом - Ю. Силантьев, А. Стасевич. Однажды нечто подобное случилось и на моих глазах.

-- Есть у вас, так сказать, индивидуальная техника защиты?

-- Нет. Это просто невозможно. Музыка поднимает тебя на такие высоты, а ты будешь думать о чем-то другом? О "самозащите"? Тогда зачем ты здесь стоишь? Что же касается просто физического состояния здоровья и необходимости беречься, то, думаю, мне грех жаловаться. В моем роду все старожилы. Моей маме сейчас 84 года. Бабушка дожила до 89. Дяде сейчас 82, я видел его прошлым летом в Киеве. Мой сын просто влюбился в него - красавец-старик! Так что надеюсь на гены.

-- Почему у разных дирижеров получается разная музыка?

-- Начнем с того, что все мы разные люди. Многое зависит от темперамента, натуры, умения воспринимать музыку и от умения ее передавать. К примеру, у Евгения Александровича Мравинского, гениального, но весьма аскетичного дирижера, ни один мускул на лице не шевелился во время дирижирования. Трудно представить, чтобы он руку вскинул так, как это делал, к примеру, Евгений Федорович Светланов, который "брал" невероятно экспрессивные высоты. Или вот Натан Григорьевич Рахлин, дирижер, абсолютно подвластный собственной эмоциональной стихии. Не менее гениальный дирижер, но часто следовавший туда, куда вели его порой неконтролируемые буйствующие страсти. Все разные, но поразительная вещь, все при этом абсолютно убедительны в воздействии на оркестры и публику.

-- А что быстрее находит отклик в вашей душе?

-- Думаю, что это музыка монументального характера и масштабного плана, крупные героические произведения, глубокие симфонии, оратории, реквиемы. И конечно, оперы с их многополюсностью, многоплановостью, синтетической формой, глубоким содержанием и прекрасной музыкой. В общем, то, что наполняет музыку музыкой, простите за каламбур. Широкий диапазон страстей, насыщенная драматургия, часто с трагическим финалом и запредельными звучностями, эмоциональным напряжением. Шестая и Пятая симфонии Чайковского, Рахманинов, Шостакович. Оперные спектакли Верди, Пуччини, Вагнера необычайно волнуют, потому что в каждом из них большая человеческая драма. Мне ценно такое эмоциональное состояние, когда ты музицируешь вместе с композитором. Когда тебя забирает - это самое волнующее. Очень люблю творчество композиторов XX столетия и особенно современных талантливых авторов. У нас в Челябинске такие есть! Но вместе с тем я обожаю и Моцарта с его легкостью, азартом, необычайной филигранностью прописанного музыкального текста, его сложнейшим голосоведением и полифонией, особенно в оперных ансамблях.

-- Вообще, жизнь музыканта - улица с односторонним движением в глубину, не так ли?

-- Обратной дороги нет, это точно. Однажды войдя в эту реку, от музыки ты уже никуда не можешь деться. Даже если ты пересел на место слушателя. Музыкант в зале может наслаждаться только в том случае, когда он слышит высокое профессиональное качество исполнения. Музыкант, сидящий в зале, - постоянно работающий ушами человек. Это не тот наслаждающийся всяким концертом непритязательный слушатель-обыватель. У нас, музыкантов, это не получается. Я продирижировал спектаклем, еду в машине, слушаю по радио музыку и ловлю себя на мысли, что все время ее анализирую. Прихожу домой, сын занимается на фортепиано - снова включаюсь: слышу, что у него правильно, что нет. Кто музыкант, тот "проклят". Даже уйдя в другую профессию, ты не сможешь отойти от музыки. Помню один казусный случай. В годы моей учебы в аспирантуре в оркестре Мравинского был один молодой замечательный виолончелист. И вдруг что-то у него произошло, он ушел из оркестра в : продавцы мяса. Года четыре прошло, но он вернулся в оркестр. Это забыть нельзя. Музыкантом остаются до смерти:

Немногие знают, что Сергей Ферулев не только главный дирижер театра Глинки. С прошлого сезона он еще и художественный руководитель и главный дирижер Ульяновского государственного академического симфонического оркестра, являющегося лауреатом всесоюзного конкурса профессиональных оркестров страны. И Ферулев уже стал своего рода культурным героем для этого города. В общении с губернатором Ульяновской области дирижер сумел объяснить ему значение академического коллектива для региона. Глава области выделил фантастические по тамошним меркам средства на содержание оркестра и приобретение полного комплекта импортных музыкальных инструментов и тем самым просто спас некогда один из лучших региональных оркестров страны от медленного умирания. Оркестр уже принимает музыкантов по конкурсу, расширяет репертуар, восстанавливает гастрольную зарубежную деятельность, и нет сомнений, что это только начало его возрождения. Энергии и убежденности Ферулева хватит на всех, но Челябинск для него был и остается на первом месте.

Комментарии
Комментариев пока нет