Новости

Хищника вел по проспекту Ленина неизвестный мужчина.

Мама дошкольницы успела отдернуть дочь и льдина ударила по плечу ребенка.

Мило улыбнулись и поздравили с 23 февраля.

Праздничные выходные на День защитника Отечества будут аномально теплыми.

С 23 февраля свердловские гаишники переходят на усиленный режим работы.

Если тенденция сохранится, руководство пересмотрит программу неполной занятости.

В местах компактного проживания возводятся жилые дома, детсады, школы и центры.

День защитника Отечества артиллеристы отметят салютом в Екатеринбурге.

Сейчас проходят смотры, соревнования и выставка «Мужчина–Воин–Охотник в различных этносах».

Приборы для замера выбросов могут появиться при въезде в столицу Южного Урала.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Кочевник тысячелетий

13.02.2001
Челябинский археолог Сергей Боталов написал книгу "Номады"

Это книга о степных кочевниках. Подтекст такой: а мы кто? В душе мы те же кочевники. (Уж археологи - кочевники точно. География самого автора включает такие названия, как Херсон и Камчатка, Тургай и Судак, Кустанай и Кубань, Актюбинск и Мугоджары, не говоря про Урал).
Ученый? Про свою науку? Про науку.

Челябинский археолог Сергей Боталов написал книгу "Номады"

Это книга о степных кочевниках. Подтекст такой: а мы кто? В душе мы те же кочевники. (Уж археологи - кочевники точно. География самого автора включает такие названия, как Херсон и Камчатка, Тургай и Судак, Кустанай и Кубань, Актюбинск и Мугоджары, не говоря про Урал).

Ученый? Про свою науку? Про науку. Но без наукообразия, а с поэтической образностью. Неожиданно уже то, что в книге много стихов автора. Археология плюс поэзия. Да, и это ничуть не коробит. Наоборот, стихи только украшают ученого, даже и посредственные, - важен сам факт душевной предрасположенности. Есть в книге еще один сюрприз - щедрая графика А. Разбойникова.

Не знаю, где как, но у нас на Южном Урале археология в моде. Может быть, пришло время обратиться к прошлому (когда настоящее тускло и туманно). Или "виноват" кто-то лично. Если так, то "вина", наверное, прежде всего Геннадия Здановича. Но он не оставлен в одиночестве. Назову только тех, кого сам знаю - Николай Виноградов, Владимир Юрин, Николай Меньшенин. Ну и, естественно, сам автор книги "Номады".

Сергей Боталов, как археолог, нетерпелив, жаден и ревнив. Будь его воля, он перекопал и перерыл бы все и вся. Дистанция его поисков такая: от палеолита до Тевкелева, включая Аркаим, башню Кесене, демидовский завод и многое другое. Впрочем, его коренная тема - история тюрков, не случайно он является действительным членом Международной тюркской академии. Страсть копать у Боталова логично сочетается с другой страстью - сберечь, сохранить те культурные слои, до которых пока не доходят руки. Он один из тех специалистов, которые ратуют за составление своеобразного археологического кадастра.

В книге "Номады" не столько знания, сколько чувства. Она и начинается с эмоции. С того волнующего мгновения, когда прорубается глиняная пробка в погребальную катакомбу. "Вот, словно мираж, возникает морщинистое лицо седовласого скифа. Широкая, сильная ладонь накрывает рукоять акинака. Островерхая шапка-шлем, короткий кафтан: Все это успеваешь овеществить взглядом. Как незакрепленный фотоотпечаток при свете. Мгновение - и все исчезает. И ты гадаешь, было ли все это или не было: лицо, руки, колчан, лук, одежда".

Увидеть скифа, хотя бы только одно призрачное мгновение - такой "мистикой" награждается не каждый.

У того, кто вчитается в книгу "Номады", есть возможность понять роль травы в истории человечества. Собственно, вся жизнь - на траве, а у кочевников - буквально травяная "цивилизация". Кочевали-то они не из желания мир посмотреть и себя показать, а в поисках зеленой травы. И было не одно столетие, когда наши предки кочевали между Уралом и Аралом: летом - на север, к Уралу, зимой - на юг, к Аралу. Трава-то и срывала с места, сталкивала и сближала племена, принуждала к обмену опытом, вещами, языками, обычаями, кровью.

Вообще-то великие переселения хороши только издали, с расстояний в столетия и тысячелетия. Могло ли быть легким хождение племени, например, от Алтая до Карпат? Впрочем, нам не дано войти в эмоциональный мир кочевника, привыкшего к жизни на колесах, держащего в закоулках памяти смутный образ родины и все хуже понимающего, что такое чужбина. Увидев Великую степь отстраненно, ученые уверовали в то, как значительна ее роль в истории человечества, но сами номады знали только свои дороги, страдания, столкновения и неизвестность.

Книга "Номады" дает нам новые доказательства того, что под небом Южного Урала прокатилось несколько волн обитания. Автор увидел, обследовал и подробно описал одно из таких издревле обжитых мест - долину, где - южнее Магнитогорска и Агаповки - Гумбейка впадает в Урал. "Это были благодатные места для рыболовов и охотников каменного века и уж, конечно, для скотоводов эпохи бронзы, кочевников железного века и средневековья. Совсем не случайно каждая ложбинка и береговая площадка здесь отмечены следами их обитания". Глаз археолога увидел колею к приметному ключу, которую "вычислил" как часть старинной караванной дороги. Ученый нашел верные признаки того, что в урочище у устья Гумбейки сменяли друг друга кыпчаки, мадьяры, гунны, сарматы и другие племена. Такой тут был кочевой узел.

Сергей Боталов увлеченно занимается городской археологией. В городе особенно наглядно, что культурный слой - это по сути мусор, оставленный нам предками. Мусор оборачивается культурой. Еще один круго-оборот природы, в которой ничего не пропадает зря. Даже вы-гребная яма почитается археологами за находку, потому как одаривает их целой коллекцией посуды, прежде всего бутылок. Весьма кстати оказался и давний обычай оставлять монетку под нижним венцом сруба и под камнем фундамента: монета довольно точно датирует строение. "Слои города превратились в своеобразные кладовые времени. Мы ходим по его улицам и не подозреваем, что под нами хранятся стены, печи, деревянные мостовые, погреба и своды подземелий". Раскопки неожиданного кладбища в сквере у театра оперы и балета позволили "увидеть" первожителей Челябинска, их источенные болезнями и работой останки, их худобу, их длиннополые холщовые сорочки.

Нет, не о прошлом книга археолога Сергея Боталова. Подарив редкое, но красивое слово "номады", он дал нам повод для сладкопечальных размышлений о протяженности времени - до, при и после нас.

Михаил ФОНОТОВ

обозреватель

Комментарии
Комментариев пока нет