Новости

Дипломат скончался накануне своего 65-летия.

74-летнего пермяка подозревают в совращении школьницы.

31-летний Вадим Магамуров погиб в минувший четверг, 16 февраля.

Местный житель вступал с детьми в интимную переписку, после чего завлекал школьников к себе домой.

Переговоры Министерства строительства Пермского края с потенциальным инвестором замершего проекта прошли накануне.

По данным Минобороны, еще двое военнослужащих получили ранения.

Местный житель заметил пожар в доме у соседей и поспешил на помощь.

Уральские мужчины придерживаются творческого подхода в решении мобильных вопросов.

Есть и «зеленый подарок»: область выделила средства на завершение строительства очистных сооружений.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Врастают корнями, чтоб удержаться

12.08.2006
Деревня Ташкинова - редкостный для сельской местности "оазис"

Наталья УФИМЦЕВА
Нязепетровский район

Так сложилось у нас в государстве, что на селе нынче даже лучшие из лучших выживают ценой терпения, невероятных усилий и постоянного затягивания поясов.

Отделяйся и властвуй
Если окинуть ландшафт нынешней уральской деревни беглым взглядом, может показаться, что он все тот же: лес да поле. Но, присмотревшись, увидишь: тот, да не тот. За последние полтора десятка лет все больше полей зарастает бурьяном и кустарником. Да и леса - сплошная рана: вырубки да завалы неприбранных сучьев.

Деревня Ташкинова - редкостный для сельской местности "оазис"

Наталья УФИМЦЕВА

Нязепетровский район

Так сложилось у нас в государстве, что на селе нынче даже лучшие из лучших выживают ценой терпения, невероятных усилий и постоянного затягивания поясов.

Отделяйся и властвуй

Если окинуть ландшафт нынешней уральской деревни беглым взглядом, может показаться, что он все тот же: лес да поле. Но, присмотревшись, увидишь: тот, да не тот. За последние полтора десятка лет все больше полей зарастает бурьяном и кустарником. Да и леса - сплошная рана: вырубки да завалы неприбранных сучьев.

Нязепетровский район - не исключение: за десять последних лет посевные площади сократились с 26 тысяч гектаров до 13 тысяч, упала урожайность. Местные предприниматели, большей частью бывшие совхозники, "кормятся" строевой древесиной. Деревни выживают ценой разрушения сложившейся в течение тысячелетий экосистемы, с одной стороны, и отката населения в город - с другой. Третий путь - он трудный самый: врасти корнями в землю и удержаться.

Василий Дружинин, бывший управляющий Ташкиновским отделением совхоза "Шемахинский", в свое время, как говорится, "схватил ситуацию". По его предложению ташкиновцы решили отделиться. Отмежевание произошло в 1997 году всем кадровым составом отделения, с полями, мясомолочной фермой, парком морально устаревшей техники. Создали ОАО "Ташкинова", а Дружинина выбрали директором.

-- Мы решили: будем пропадать вместе с совхозом или попытаемся выжить самостоятельно, - вспоминает Василий Леонтьевич свои слова, сказанные тогда на общем собрании.

В цифрах отмежевание для ташкиновцев выглядело так. Долги энергетикам составляли миллион рублей, товарный кредит - более миллиона, за связь были должны 80 тысяч. Но рук не опустили. А рукава засучили еще сильнее: к имеющимся 1703 гектарам пашни добавили 140, взятые в аренду у соседней Башкирии.

А как сейчас? Суточные надои молока от одной фуражной коровы минувшей зимой были 14 литров, у соседей же они колебались от двух до десяти. Средняя зарплата рабочих - три с половиной тысячи рублей (в других хозяйствах района - от полутора до двух с половиной тысяч). Техника медленно, но верно обновляется, соседи же теряют последние агрегаты.

Безотходное производство

На вопрос о секрете успеха все (и начальники, и рабочие) отвечали одно:

-- Да ничего особенного. Как работали, так и работаем.

Вникнув, удивилась редкой хозяйской щедрости на выдумки. Все с тщанием идет в дело, не пропадает ни крохи из того, что может послужить. И все это именуют безотходным производством.

Традиционно в качестве сочной добавки к сену для дойного стада на зиму заготавливают силос - законсервированную в больших ямах травянистую массу. Силос, посчитали здесь, недостаточно продуктивен. Решили перейти на бобовый сенаж. По технологии - та же консервация, но только с использованием сеяных культур. При переходе на сенаж сразу поднялись надои, увеличилась жирность молока. И для коровьего желудка сенаж, в отличие от силоса, не опасен даже в больших количествах, поэтому сочные зимние "консервы" здесь не добавка, а основной корм.

От него после коров остаются объедки. Масса эта твердовата, но весьма калорийна - остатки сена и бобового сенажа, подпудренные зерновой кашицей. И они пригодились. Для работы в хозяйстве и сдачи на мясо завели табун лошадей. А те все подберут - эти животные непривередливы в питании. Начали с того, что привезли с конезавода племенных жеребцов и кобылицу из породы владимирских тяжеловозов. Теперь стадо составляет около 90 голов. По ним не скажешь, что недоедают - красота богатырская, мышцы у лошадок ходуном ходят.

Когда стало поджимать с техникой, не потеряли ни одного винтика, наоборот, скупали по дешевке кинутые в других хозяйствах "железяки". Затянув пояса (некоторое время зарплату рабочим выдавали продукцией), выстояли, не бросили землю, не пустили под нож стадо. С трудом, но рассчитались с долгами.

Теперь и новую технику покупают на кредиты, предоставляемые Комзембанком, сотрудничают с продовольственной корпорацией, дающей машины и агрегаты в аренду. Купили молоковоз, трактор. Недавно рассчитались за зерноуборочный комбайн и снова взяли кредит. Минувшей весной вышел в поле новенький К-700 стоимостью два миллиона рублей, приобретенный под 18 процентов годовых. Две трети из них, согласно постановлению правительства, выплатит федеральный бюджет.

В структуре посевов значительный клин отдали гречихе. Культура капризная, не климат ей на Урале, но на тщательно удобренных навозом полях вызревает. Перегной весь вывозится на пашню, от чего соседи давно уже отказались - боятся, что на ладан дышащую технику совсем "заездят".

Один из постулатов ташкиновцев - не раздувать вспомогательный штат. Каждый руководитель и конторский служащий исполняет две-три должности. Не зазеваешься, не заскучаешь - время дорого.

В итоге - порядок везде и во всем. Сыты коровы и молодняк. В помещениях жарко от нагретого животными воздуха. Здесь же ставят и технику на ночь - воду из радиаторов в любую стужу не надо сливать.

В помещении для новорожденных телят стерильность - как в больнице. Все побелено, помыто с порошком.

Уход за телятами - не только тяжкий труд. Это и привилегия для сердцем болеющего за живность человека. Телятницей Валентину Казаковцеву уговорили поработать временно после ухода ее матери на пенсию. Согласилась, да так и осталась. Вот уже пять лет, как с половины пятого утра и допоздна на ногах - в трудах и заботах о коровьем потомстве. Каждого бычка или телочку из полусотни подопечных знает "в лицо", не ведя никакой нумерации. Кормит молозивом только от родной матери-коровы. Иначе теленок погибнет в первые дни.

Бюрократия идет в деревню

На технике, сетуют районные руководители, в деревне скоро некому будет работать. И у Дружинина кадровая тема - одна из больных. Условия труда и быта, зарплата, жилье - все оставляет желать лучшего. Двужильным надо быть, чтобы после рабочего дня еще и собственное подворье содержать в порядке, а иначе на одной зарплате далеко не уедешь. Молодежь на подобный героизм ныне не способна, все норовит в городе пристроиться.

Российское правительство по очередной программе, титулованной национальным проектом, решило подсластить горький крестьянский хлеб не только субсидиями на технику, но и весомой копеечкой на жилье. Сельская местность включена в планы строительства домов для молодых семей и специалистов, бюджетников, переселенцев из ветхого и аварийного жилья. Но тяжело, ох тяжело достается селянину государственная помощь. Вместе с этими программами в село пришла и сопутствующая строительству волокита. На рубленой крестьянской избе обкатывают схемы, по которым возводится сложный объект. Один проект (без него деньги на строительство не выделят) обойдется дороже среднестатистического деревенского дома. А сколько надо собрать бумаг в разных инстанциях, раскиданных по городам и весям, уму непостижимо! Стоит ли овчинка выделки?

Комментарии
Комментариев пока нет