Новости

По словам свидетелей задержания, активиста посадили в полицейскую машину и увезли в ОВД Дзержинского района.

По предварительной информации, площадь пожара превысила 400 квадратных метров.

Плакат у участников марша изъяли сотрудники полиции.

Несмотря на случившееся, Касьянов продолжил участие в памятном мероприятии.

Сообщение о возгорании автомобиля поступило на пульт экстренных служб в 05:53 с улицы Буксирной.

Чп произошло минувшей ночью в доме по улице Голованова.

Из-за аварии на энергосетях электричество в домах пропало в ночь на 26 февраля.

С 27 февраля за проезд придется платить 25 рублей.

Спортивный объект осмотрел глава Минспорта РФ.

Краснодарский край отметит 80-летие через 200 дней.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Гербарий судьбы

14.02.2001
Владислав Дрожащих. "Твердь", стихи. Фонд "Галерея", Фонд "Юрятин". Челябинск/Пермь, 2000

"Двусмысленность - это богатство"
Пьер Менар, автор "Дон-Кихота"

Главный признак провинциальности - отсутствие выбора. Проблема, которая преодолевается по-разному.

Владислав Дрожащих. "Твердь", стихи. Фонд "Галерея", Фонд "Юрятин". Челябинск/Пермь, 2000

"Двусмысленность - это богатство"

Пьер Менар, автор "Дон-Кихота"

Главный признак провинциальности - отсутствие выбора. Проблема, которая преодолевается по-разному. Можно уехать из периферийного города и никогда больше в него не возвращаться. Но есть и другая возможность: самому создавать то, в чем ты остро нуждаешься. Тем самым утверждая новые обстоятельства. Это привилегия сильных личностей. К таковым я отношу издателя Виталия Кальпиди, причастного к рецензируемой книге.

В книге соблюдено (на всех уровнях) одно из самых главных условий искусства: двусмысленность. Бумага, похожая на кальку, прикрывает не то высушенные растения, не то изображения людей. Сами же иллюстрации Вячеслава Остапенко вызывают в памяти работы Сальвадора Дали, но без его барочной избыточности, и, как ни странно, графику замечательного художника Юрия Селиверстова, ошибочно, на мой взгляд, относимого к "почвенникам".

Поэтам ли не знать, насколько зыбкой и непрочной бывает эта самая "почва". Дрожащих замечает почти бесстрастно:

:первопечаль поэта -

перемещенность в почву

не означает света.

Казалось бы, слово, вынесенное в заглавие книги, должно внушать читателю иллюзию надежности. Но "дрожащий" шрифт, которым оно выведено на титульном листе и в выходных данных; но многообразие стиховых контекстов: "Твердь" поочередно становится звездным небом, стеклом, роговицей глаза. Сравнения продолжаются до тех пор, пока ты не начинаешь понимать: твердь - это все, что противостоит своей практически единственной рифме "смерть".

Поэт заклинает смерть всеми доступными ему способами. Он прибегает к грубой, почти невыносимой для слуха лексике. Он упоминает всуе архангелов и херувимов. Он сочетает несочетаемое. Наконец, он пытается обмануть вездесущую неизбежность, слегка гримируясь то под романтиков ХIХ века, то под Пастернака, то под Мандельштама, а то и под Бродского.

Вот почему Владислава Дрожащих трудно цитировать. Или сплошняком, или никак. Ни одна цитата не даст полного и точного представления об этом поэте, к нему нужно пробиваться, вычислять его, догадываться о нем.

Но талантливому читателю это под силу. Он благодарен автору и издателю за виртуозность - качество, столь редкое по нашим временам. И готов повторять и повторять, невольно выдавая чужие строки за свои:

Спаси меня, ночной неразделенный стыд,

от круговых пиров, от круговой поруки.

Как осязанье дней зияет и звенит,

и зыблют мертвый свет колокола разлуки.

Да не простится мне тебя не уберечь:

Дмитрий КОНДРАШОВ

Комментарии
Комментариев пока нет