Новости

Сильный ветер, переметы и гололедица блокировали дороги Челябинской области.

На Южном Урале с размахом прогонят надоевшую зиму.

Мужчины проводят время ВКонтакте и Facebook, а женщины в Одноклассниках и Instagram.

Мальчик получил переохлаждение, но избежал травм.

Девушке удалось сбежать и добраться до отделения полиции.

55 человек уже получили документ, дающий право на соцподдержку.

Спящего мужчину между станциями Менделеево и Григорьевская увидел машинист поезда.

После ДТП с участием фуры в районе Кондратово оказалось заблокировано движение транспорта.

Пациента машины со спецсигналом отвезли в лечебное учреждение на другом реанимобиле.

От полученных травм мужчина скончался на месте.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

"Нас обвиняют не медики, а чиновники в погонах"

17.08.2006
Челябинские врачи, спасшие жизнь Андрею Сычеву, удивлены заявлениями на суде своих московских коллег

Ушат грязи
Таких потоков оскорблений и грязи челябинская медицина еще не знала. Суд по делу Андрея Сычева несколько дней допрашивал свидетелей защиты главного обвиняемого Александра Сивякова. Центральными фигурами при этом неожиданно стали начальник главного военного госпиталя имени Бурденко и его специалисты. Генералы и полковники в белых халатах в один голос заявили, что у солдата было врожденное заболевание - тромбофилия. А в Челябинске ему просто не сумели поставить правильный диагноз, лечили неверно, не давая сделать это московским профессионалам.

Челябинские врачи, спасшие жизнь Андрею Сычеву, удивлены заявлениями на суде своих московских коллег

Ушат грязи

Таких потоков оскорблений и грязи челябинская медицина еще не знала. Суд по делу Андрея Сычева несколько дней допрашивал свидетелей защиты главного обвиняемого Александра Сивякова. Центральными фигурами при этом неожиданно стали начальник главного военного госпиталя имени Бурденко и его специалисты. Генералы и полковники в белых халатах в один голос заявили, что у солдата было врожденное заболевание - тромбофилия. А в Челябинске ему просто не сумели поставить правильный диагноз, лечили неверно, не давая сделать это московским профессионалам. Более того, в зале суда прозвучало, что необходимости в ампутации ноги и жизненно важных органов вообще не было. Выходит, 19-летний парень лишился их по вине провинциальных медиков?

За комментарием "Челябинский рабочий" обратился к главному врачу челябинской городской больницы N 3 Олегу МАХОНЬКОВУ. В этих стенах врачи, медсестры, нянечки почти месяц спасали, выхаживали погибающего солдата, поддерживали его маму и сестер, бесконечно благодарных этому коллективу. Потому обвинения в их адрес прозвучали как гром среди ясного неба.

Два дня у Олега Викторовича не умолкает телефон, к нему постоянно обращаются оскорбленные сотрудники больницы, возмущенные ученые, профессора, консультировавшие Андрея Сычева. Все они недоумевают, ни один из них не отказался от своей позиции.

-- Мы долго думали: отвечать или не отвечать на столь странные обвинения? Но они вызвали слишком большой резонанс, изо дня в день на наш коллектив выливают ушаты грязи, всей стране пытаются доказать, что медицина в Челябинске отсутствует. А ведь на базе нашей больницы работает институт усовершенствования врачей - Уральская медицинская академия дополнительного образования, куда со всего постсоветского пространства едут специалисты учиться передовым технологиям. Его ректор - ведущий сосудистый хирург России профессор Алексей Фокин консультировал солдата. В лечении Сычева нам помогали такие известные профессора, как ведущий уролог страны Николай Тарасов, главный анестезиолог-реаниматолог Уральского федерального округа Арнольд Астахов, главный хирург Челябинской области Сергей Совцов.

Все эти светила медицины выступят на сегодняшней пресс-конференции, которая состоится в горбольнице N 3. Она будет посвящена сугубо медицинским проблемам лечения Андрея Сычева, опровергающим обвинения московских военных медиков.

За лаврами не гнались

Накануне этого совещания мы попросили Олега Махонькова ответить на самые острые вопросы, которые задают сегодня наши читатели.

-- Наш коллектив обвиняют не только в неправильной постановке диагноза, но еще и в подлоге. А мы выполняли свою работу, делали все, чтобы спасти умирающего солдата. Мы не выясняли, что с ним случилось, были там издевательства или не были, что стало первоисточником такого крайне тяжелого состояния, - мы боролись за его жизнь. К счастью для Андрея Сычева, он сразу попал к очень опытному специалисту, моему заместителю по хирургии Ренату Талипову, и он сделал все для спасения его жизни. К чести военных медиков, они с первых часов дружно работали вместе с нами. Сначала врачи Челябинского военного госпиталя, в первые же сутки прибыли медики из госпиталя Екатеринбурга с главным хирургом Уральского военного округа. Затем подъехали специалисты из московских военных институтов. Мы вместе осматривали больного, обсуждали его лечение, проводили консилиумы. И вдруг эти люди на ходу перелицевались, как я понимаю, по приказу сверху совершенно изменили свое мнение и публично оскорбляют коллег в суде. Это явилось для нас большой неожиданностью. Мы были даже не возмущены - удивлены позицией, которую заняли люди в погонах с медицинскими эмблемами (я не могу назвать их медиками), в больнице они вели себя совсем по-другому.

-- На суде говорится, что в чужой больнице им не давали возможности работать, высказывать свое мнение.

-- Да вы поймите, здесь же не мальчики собрались и речь шла о спасении жизни. Каждый делал свое заявление, отстаивал свою позицию. Никто никому ничего не запрещал. Они могли в первый же день отправить Сычева в Москву, он же военнослужащий, а они все грамотные реаниматологи.

-- Но разве Андрей был транспортабелен?

-- Вот об этом они наших специалистов спрашивали, и решение транспортировать солдата в Москву, как только появилась возможность, мы коллегиально принимали, все под ним расписались. Мы ведь совершенно не отрицаем, что в столице есть мощная лечебная база, светила, мы к ним с уважением относимся. Но еще раз хочу подчеркнуть: есть военные медики и есть чиновники в погонах, которые выполняют приказы. Уже тогда складывалось впечатление: будет что-то меняться. Потому что именно московские специалисты отказывались подписывать заключения консилиумов, в которых они участвовали. Они должны были прежде советоваться по службе. А теперь обвиняют нас. Скажите, какой нам интерес заниматься подлогами? Мы муниципальная больница, принимающая 35000 больных в год, 87 процентов из них - экстренные. Для нас Сычев - обычный тяжелый больной со сложным диагнозом, у которого и выяснить-то было ничего невозможно.

(Окончание на 3-й стр.)

Комментарии
Комментариев пока нет