Новости

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Подозреваемая втерлась в доверие к пенсионеру и забрала деньги, которые мужчина планировал потратить на еду.

Часть ограждения и покрытия крыши были повреждены тающим снегом.

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

На 26 февраля запланировано 50 развлекательных мероприятий.

Среди пострадавших – два несовершеннолетних мальчика.

Удар ножом он нанёс в ответ на попадание снежком в лицо.

Открытие автомобильного движения запланировано на 2018 год.

В Пермском крае осудили мужчину, который более полугода избивал несовершеннолетнюю.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Любовь сквозь годы

15.02.2001
Они не ревнуют друг друга к прошлому

Три года назад у Галины Сергеевны Дорвяновой умер муж, с которым они в мире и согласии прожили 40 лет. Жизнь потеряла для нее смысл. Чтобы не замыкаться в себе, она стала посещать клуб "Надежда", созданный ветеранами Калининского района. Там и увидела Павла Дмитриевича Бушуева. 8 месяцев назад он похоронил жену, страшно горевал и в клуб зашел в общем-то случайно, потому что некуда было идти.

Они не ревнуют друг друга к прошлому

Три года назад у Галины Сергеевны Дорвяновой умер муж, с которым они в мире и согласии прожили 40 лет. Жизнь потеряла для нее смысл. Чтобы не замыкаться в себе, она стала посещать клуб "Надежда", созданный ветеранами Калининского района. Там и увидела Павла Дмитриевича Бушуева. 8 месяцев назад он похоронил жену, страшно горевал и в клуб зашел в общем-то случайно, потому что некуда было идти. Они были хорошо знакомы. До пенсии оба работали на ЧЭМК, там же трудились их "половины", а одно время Павел Дмитриевич с женой Марией Петровной даже жили в одной коммунальной квартире с сестрой Галины Сергеевны.

Поскольку знакомство было давнее, Галина Сергеевна подошла к Бушуеву выразить соболезнование и на секунду прижалась щекой к его небритой щеке (после смерти жены он не очень-то за собой следил, часто прикладывался к бутылке). И тут его словно что-то обожгло: "Вот то, что тебе нужно!"-сказал внутренний голос. Они стали встречаться, вспоминали прошлое, много говорили о настоящем, потом вместе поехали в дом отдыха ЧЭМК на Сугояке. Обратно уезжали с твердым решением создать свою семью.

В марте Галине Сергеевне исполняется 73, а Павел Дмитриевич на четыре года старше. В их небольшой квартирке чистота и порядок, каждая вещь знает свое место, кругом салфеточки, шторки, коврики, словом, уют. Павел Дмитриевич обрел душевный покой, забыл о водке, только иногда предложит жене: дескать, давай по маленькой, чтобы денежки водились. Хозяйка не возражает. Она все умеет - и разговор поддержать, и тесто поставить, и соленья-варенья готовит так, что невозможно оторваться, и шьет, и вяжет. Но главный ее талант, конечно, душевная теплота. Никогда не пройдет мимо человеческого несчастья, обязательно вмешается, поможет, причем сделает это так чутко и бережно, как это дано только простым русским женщинам.

Свой трудовой путь Галина Сергеевна начала с ферросплавного завода, с которого, собственно, и начался нынешний ЧЭМК. Доводилось работать и на абразивном заводе, который в 60-е годы вошел в структуру электрометаллургического комбината. А последние 20 лет Г.С. Дорвянова проработала бухгалтером кассы взаимопомощи профкома ЧЭМК. Должность вроде скромная, но Галину Сергеевну до сих пор помнят сотни людей, которым она была первым помощником в их радостях и горестях. У кого свадьба, юбилей или похороны - сразу шли к ней. Все знали: она поможет. Однажды случилось, что в кассе не осталось средств, а у одного работника УКСа погибло сразу двое в семье. Дорвянова дошла до "самого" В.Н. Гусарова, которого на комбинате и мужики-то побаивались, и в итоге добилась своего, помощь человеку выделили.

После каждой смены за Галиной Сергеевной заходил муж Сергей Васильевич, всю свою жизнь проработавший в электроплавильном цехе ЧЭМК. Вообще-то супруг заканчивал работу на полчаса раньше, но всегда дожидался жену, чтобы вместе идти домой. По дороге они заходили в магазин, сидели на лавочке у реки, рассказывали друг другу новости, она ему - из жизни профкома, он ей - про тонкости плавильного производства. Иногда Сергей Васильевич вспоминал войну, а Галина Сергеевна - труд в тылу. В 12 лет она и сено метала, и молотила, и обозы с зерном на станцию отвозила, заткнув дырки в валенках пучками соломы, и кашеварила. Ночами вязала шарфы и свитеры для фронта. Первое пальто с чужого плеча ей купили в 17 лет на деньги, вырученные от продажи картошки. Она была безмерно счастлива:

Нынешний муж Галины Сергеевны Павел Дмитриевич тоже не избалован жизнью. Он очень похож на актера Николая Крючкова - тот же характерный прищур, та же внутренняя интеллигентность. А талантов у него не меньше, чем у Галины Сергеевны. Он хорошо рисует и по сию пору пишет стихи, а когда работал на комбинате, то еще и играл на балалайке в оркестре литейного цеха, был выдающимся городошником (благо городошная площадка стадиона ЧЭМК до сих пор считается лучшей в городе), был активистом пожарной дружины, рабкором и автором нескольких десятков рацпредложений, направленных на улучшение условий производства.

В общей сложности Бушуев проработал на комбинате 49 лет и 18 дней. В 17 лет пришел на ферросплавный завод упаковщиком металла. В 41-м добровольцем ушел на фронт, воевал на Волховском в составе 40-го отдельного лыжного батальона. Немцы называли их "белыми призраками", и никто из них не мог предположить, что эти "призраки" тренировались всего месяц, и даже не на лыжне, а на стерне да соломе за деревней Шершни:

-- Как же вы в таких условиях научились на лыжах стоять? - спрашиваю Бушуева.

-- Школьные навыки пригодились, - говорит Павел Дмитриевич. - Ну и война научила.

Он прошел всю ее до конца, считает, что был ранен один раз, а шрам на лбу, травму руки, после которой не двигаются пальцы, выбитые разрывной пулей зубы и за ранения не считает. Товарищи выбрали его комсоргом роты, и сегодня, спустя 50 лет с того дня, он вспоминает, как проводил комсомольские собрания, на которых обсуждались боевые задачи, под огнем противника собирал комсомольские взносы по 12-15 копеек. В его спокойном и уверенном голосе нет и тени сомнений в справедливости того, что было уготовано судьбой:

На ферросплавный завод Бушуев вернулся в 1947 году контрольным мастером. Заочно закончил Нижнетагильский горно-металлургический техникум, работал цеховым электриком, помощником начальника цеха по электромеханическому оборудованию. С 1947 по 1983 год был неосвобожденным парторгом. Впоследствии перешел из литейки в цех КИП и автоматики. Получил трехкомнатную квартиру. Как раз в это время на комбинате активно развивается социальная инфраструктура, снесено 120 каркасно-насыпных бараков, построенных в тридцатые годы, люди с радостью переселяются в новые дома:

-- У меня в трудовой книжке значится только одно место работы, - говорит Павел Дмитриевич. - ЧЭМК стал для меня вторым домом, населенным близкими по духу людьми. События личной жизни переплелись в моей памяти с воспоминаниями о событиях общекомбинатского значения и одинаково дороги для меня. Я помню торжества по поводу вручения комбинату ордена Трудового Красного Знамени, второй награды после ордена Ленина, которого коллектив электрометаллургов удостоился в 1945 году, помню чувство искренней гордости, которое охватило всех нас в те минуты. И также хорошо помню, как я познакомился со своей первой женой Марией, с которой мы прожили 50 лет. Она работала на совершенно мужской должности - дежурный электрик цеха, в одном лице была и компрессорщицей, и крановщицей. И при этом была необыкновенно застенчивой, женственной. Мужики при ней не решались материться:

Как и большинству людей его времени, Павлу Дмитриевичу близки принципы братства, взаимовыручки, коллективизма как жизненной философии. Он всегда и везде был первым, но не там, где раздавали блага, а где самому надо было отдавать - опыт, профессионализм, сердечную теплоту. И люди к нему относились так же, как он к ним. Связи с комбинатом не прерываются до сих пор. ЧЭМК не забывает своих ветеранов: здесь создан единственный в регионе центр социальной защиты, работники которого серьезно занимаются с ветеранами, предоставляют им путевки в оздоровительные учреждения, помогают материально. По праздникам Павел Дмитриевич надевает свои многочисленные ордена, а их у него целый "иконостас", и идет во Дворец культуры - седовласый, с военной вы-правкой, похожий на Николая Крючкова. Последние годы рядом с ним неизменно идет Галина Сергеевна...

-- Вы очень-то много про нас не пишите, а то люди скажут: расхвастались! - говорит Дорвянова.

-- А я не стесняюсь сказать, что моя жизнь счастливая, дай Бог каждому прожить такую, - возражает Павел Дмитриевич. - Я всю жизнь проработал на предприятии, по праву считающимся крупнейшим в мире. У меня были хорошие товарищи, я знал любовь, честно защищал Родину.

Павел Дмитриевич говорит, а Галина Сергеевна сидит рядом и слушает, держа на коленях трехшерстную кошку Муську. В ее глазах столько понимания, любви, сочувствия. Как точно сформулировать чувства, которые связывают людей в зрелости? Чем отличается мудрая любовь этой немолодой уже пары от пылкой и порой разрушительной любви двадцатилетних? И, наконец, не ревнуют ли они друг друга к прошлому? Я задала этот вопрос Павлу Дмитриевичу. Вместо ответа он прочитал мне свое стихотворение. В нем есть такие строки:

:Набрался смелости, сказал:

"Мне кажется, я вас искал.

Позвольте руку предложить,

Давайте вместе будем жить".

Вот так живем теперь. И что же?

Живем в согласии и мире.

Она меня зовет Сережа,

А я зову ее Мария:

Вот так. Вторая любовь бывает продолжением первой.

Лидия ПАНФИЛОВА

Комментарии
Комментариев пока нет