Новости

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Подозреваемая втерлась в доверие к пенсионеру и забрала деньги, которые мужчина планировал потратить на еду.

Часть ограждения и покрытия крыши были повреждены тающим снегом.

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

На 26 февраля запланировано 50 развлекательных мероприятий.

Среди пострадавших – два несовершеннолетних мальчика.

Удар ножом он нанёс в ответ на попадание снежком в лицо.

Открытие автомобильного движения запланировано на 2018 год.

В Пермском крае осудили мужчину, который более полугода избивал несовершеннолетнюю.

Loading...

Loading...




Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Фанат носа

24.08.2006
Челябинский хирург Александр Барбакадзе оперирует по самым современным европейским методикам

Нина ЧИСТОСЕРДОВА
Челябинск

...Такого ужасного носа даже врачам видеть не приходилось. Он висел, как лепешка, на верхней губе, совершенно обезобразив симпатичную молодую женщину.

Челябинский хирург Александр Барбакадзе оперирует по самым современным европейским методикам

Нина ЧИСТОСЕРДОВА

Челябинск

...Такого ужасного носа даже врачам видеть не приходилось. Он висел, как лепешка, на верхней губе, совершенно обезобразив симпатичную молодую женщину. 28-летняя Ирина два года назад попала в автомобильную катастрофу. И на первых порах была счастлива, что так легко отделалась: подумаешь, травма носа. Но гематома осложнилась воспалением, затем абсцессом носовой перегородки. Женщине становилось все хуже, начались проблемы с дыханием. Но семья, дети, собственный бизнес совсем не оставляли времени на походы к врачам.

Она обратилась в лор-отделение челябинской горбольницы N 1, когда спасать, собственно, было уже нечего. Произошло полное расплавление носовой перегородки и всех хрящей, они попросту сгнили. Дышать женщина почти не могла, как, впрочем, и смотреть на себя в зеркало. Она была в полном отчаянии.

Ирине повезло: она попала к Александру Барбакадзе, хирургу лор-отделения, который восемь лет специализируется на ринопластике, дважды стажировался у известного немецкого профессора Вольфганга Губиша в одной из лучших европейских клиник лицевой пластической хирургии в Штутгарте. Александр взялся за реконструктивную операцию по оригинальной методике Губиша. Он заново сделал женщине красивый нос, вернул нормальное дыхание, а по сути возвратил ее к жизни. Но в редакцию этот скромный доктор пришел совсем не для того, чтобы похвастаться удачной операцией.

-- Понимаете, если бы женщина обратилась к нам сразу после автомобильной катастрофы, не было бы в ее жизни этих двух тягостных лет боли, страданий, переживаний по поводу своей внешности. Мы бы сразу опорожнили носовую перегородку от крови и гноя, и никакая операция бы не потребовалась. Конечно, это не рядовой случай, но ведь десятки и сотни людей не считают разбитый нос серьезной травмой и не обращаются в дежурное лор-отделение Челябинска. А в результате приобретают целый букет болезней, которые будут сопровождать их всю жизнь. Потому что нарушение анатомии носа ведет к нарушению носового дыхания, а значит, и всех других функций организма. Недавно к нам в отделение попал мальчик, который страдает отитом (гнойным воспалением среднего уха) с декабря 2005 года. У ребенка нестерпимые боли. А началось все с ушиба носа на горке. Другая история: десятилетнюю девочку в школе ударили сверстники, у нее боковое смещение носа, затруднено дыхание. Но оперировать сейчас без серьезных показаний профессор Губиш очень не рекомендует, его многолетние исследования говорят о рецидивирующих деформациях у детей. То есть девочке еще лет шесть ходить с таким носом, пока не произойдет окончательное формирование лица. А у мужчин вообще рост заканчивается только к 18 годам.

-- Если бы родители этих детей сразу обратились в травмпункт?

-- Детям бы тут же сделали репозицию костей носа, и никаких осложнений и операций в дальнейшем попросту бы не было. Но "вправить" разбитый нос можно лишь в первые три дня после травмы (в последующие две-три недели это сделать значительно сложнее). То есть как раз в то время, когда пострадавшие к врачу не обращаются: стесняются своего вида, ждут, когда спадет опухоль, пройдет синяк. Но тогда будет уже поздно. Поэтому я хочу еще раз напомнить челябинцам: нос - очень хрупкий орган, легко ломается, и идти к хирургу необходимо немедленно после перелома. Иначе тяжелых последствий не избежать. И еще: все, что делается по медицинским показаниям, а также по экстренности, при наличии страхового полиса бесплатно для пациента.

-- Но Ирине, как и многим другим своим больным, вы делали красивый нос по оригинальной технике немецкого профессора. Как можно создать нос из ничего?

-- Суть метода состоит в том, что нос "разбирается по кирпичикам", а затем моделируется вновь на надежном фундаменте. Основание для носовой перегородки пришлось формировать из ушного хряща пациентки. Этот желобок жестко фиксируется к верхней челюсти. В результате получаем совершенно ровную ось симметрии, смещения на которой в принципе невозможны. Результат такой операции очень надежен: восстанавливается нормальная анатомия, повторные искривления носовой перегородки практически исключены. Нет никаких рубцов и следов швов. Профессор Губиш разработал эту методику как раз потому, что ему постоянно приходится исправлять ошибки других хирургов: 60 процентов пациентов, приезжающих к нему со всего мира, поступают на вторичную ринопластику.

-- То есть неудачных пластических операций делается много?

-- Неудачные операции бывают у всех: имеется в виду не тот результат, на который ты рассчитывал. В таких случаях уважающие себя доктора исправляют собственные просчеты, решают возникающие трудности. Этим летом я видел, как профессор Губиш расширял спинку носа женщине из Швейцарии, которая была недовольна операцией, сделанной ей на родине. Хирург ворчал, что в операции не видит необходимости, что это настоятельная просьба пациентки и дело вкуса. Но работу свою выполнил основательно и изящно, как все, что он делает. Нос получился, как у Анджелины Джоли, дама была в восторге.

У Губиша операция стоит 5000 евро, очередь расписана на год вперед. Но за месяц, проведенный мною в клинике Штутгарта, встретил здесь нескольких россиян, приехавших в Германию исправлять осложнения и последствия неудачных операций. Особенно стыдно было за своих коллег перед девушкой из Азербайджана. Нос у нее превратился в сплошной рубец, носовые ходы страшно сузились. Но мама девушки встретила меня как родного: "Вы доктор из России? Значит, и у нас умеют оперировать!"

-- Александр Тариэлович, откуда эти ошибки, если существует компьютерное моделирование?

-- Компьютерное моделирование - это всего лишь имиджевый ход клиники, вспомогательный инструмент, с помощью которого определяют предпочтения пациента, но никак не будущий результат. Его не используют в известных центрах, не прибегает к нему и профессор Губиш. Он учил меня делать фотоанализ, рисовать вместе с пациентом, чтобы тот принял окончательное решение и не был разочарован после операции. Нередко приходится отказывать людям, даже если они очень просят. Зачем, например, человеку убирать горбинку, если он свой нос вообще никогда в профиль не видел? Или спрашиваю пациента, что его беспокоит, зачем он пришел на консультацию, а в ответ слышу: "У меня искривление носовой перегородки". Пациент должен делать осознанный выбор, а не идти на операцию по направлению. На прошлой неделе, уже по возвращении из Германии, оперировал профессионального боксера, владельца клуба, у которого нарушено носовое дыхание. На операционном столе вдруг выясняется, что парень давно мечтает изменить форму носа. И он начинает меня уговаривать "немножко поправить" спинку. Операция шла под местной анестезией.

-- Неужели вы отказались от немалых денег?

-- А разве мог я поступить иначе? Пластическая операция прежде тщательно анализируется и планируется. Большинство будущих операций я подробно обсуждаю с профессором Губишем, это очень интересное занятие и обмен бесценным опытом. Кроме того, я обязательно предупреждаю каждого пациента обо всех возможных осложнениях, прошу сдать немало анализов, пройти обследования. Говорю, где в Челябинске еще делаются подобные операции.

-- И в конце концов лишаетесь пациента, ведь вы к тому же слишком молодо выглядите, и не каждый решится доверить вам самую выдающуюся часть своего лица.

-- Не буду скрывать, случается и такое, но я никогда об этом не жалею. Потому что за восьмилетний опыт работы убедился многократно: доверие пациента - это самое главное. Подчас для человека мое отношение к нему, к работе важнее результата лечения. Именно поэтому многие люди даже не по финансовым соображениям стараются лечиться дома, в родном городе, у того врача, которого знают, предпочитая его светилам столичных центров.

Что же касается моей молодости, то этот недостаток с годами проходит. Я совсем не пью, не курю, приверженец здорового образа жизни. И считал, что я в неплохой форме, пока не попал в клинику Штутгарта. Рабочий день профессора Губиша начинается в семь утра пятиминуткой. Затем к нему выстраивается очередь пациентов на перевязки. Потом операции - одна, вторая, пятая - и так до самого вечера, до пяти, а то и шести часов. А когда я уже валился с ног от такой интенсивности труда, профессор садился за свою книгу по пластической хирургии.

-- Как вам удалось попасть на стажировку к такому светилу мировой величины?

-- Я очень давно интересуюсь пластической хирургией. Проходил специализацию в Новокузнецке, Санкт-Петербурге, Москве. Но достаточных для меня практических навыков именно носовой хирургии на официальных циклах в нашей стране получить я не мог. В частные клиники тебя никто не пустит и ничего не покажет: зачем растить себе конкурента? Профессор Губиш приезжал в Москву с курсом лекций, которые он читал в Российском научном центре хирургии. После конференции я подошел познакомиться и рассказал о своей проблеме. И тут же получил приглашение приехать в знаменитую клинику в Штутгарте, где каждый день делается несколько пластических, реконструктивных и эстетических операций на носу. Я был потрясен: в России мне столько раз отказывали, заламывали такие цены, а тут вдруг европейское светило приглашает в любое время и абсолютно бесплатно. В Штутгарте я две недели учился в клинике с коллегами со всего мира. От нас ничего не скрывали, охотно отвечали на любые вопросы, обучали новым технологиям, авторским методикам Губиша. На прощание профессор сказал мне: "Я надеюсь, в Челябинске теперь будет меньше плохих носов!"

-- Их действительно стало меньше?

-- Пока, к сожалению, ненамного. Но профессор взял на себя шефство над моим профессиональным ростом, так как видит активное внедрение мною в Челябинске его оригинальной техники операций. После той поездки я полтора года копил деньги, чтобы снова поехать в Штутгарт. И вот свой отпуск в июле я вновь провел в этой замечательной клинике. Я фанат носовой хирургии, и во время первой стажировки в Германии ничего, кроме ринопластики, просто не хотел видеть. Этим летом мне удалось побывать на совершенно уникальных операциях, например, по новой методике пластики оттопыренных ушей, при полной ампутации носа при раке. Видел одномоментную коррекцию при синдроме заячьей губы, когда одновременно делается реконструкция носа, верхней челюсти и губы. Это коронка, одно из основных направлений работы отделения лицевой пластической хирургии. А одну операцию мне было поручено запечатлеть на видеокамеру для истории. Впервые в госпитале Штутгарта шестилетнему мальчику полностью восстанавливали ухо: создавали ушную раковину, сверлили слуховой проход, делали слуховые косточки и барабанную перепонку. Беспрецедентная микрохирургическая операция длилась шесть часов.В результате были восстановлены наружное ухо и слух. Это было потрясающе интересно! Я очень надеюсь, что с помощью профессора Губиша часть этих великолепных достижений в лицевой пластической хирургии приобретет заслуженную популярность и в Челябинске.

Комментарии
Комментариев пока нет