Новости

Хищника вел по проспекту Ленина неизвестный мужчина.

Мама дошкольницы успела отдернуть дочь и льдина ударила по плечу ребенка.

Мило улыбнулись и поздравили с 23 февраля.

Праздничные выходные на День защитника Отечества будут аномально теплыми.

С 23 февраля свердловские гаишники переходят на усиленный режим работы.

Если тенденция сохранится, руководство пересмотрит программу неполной занятости.

В местах компактного проживания возводятся жилые дома, детсады, школы и центры.

День защитника Отечества артиллеристы отметят салютом в Екатеринбурге.

Сейчас проходят смотры, соревнования и выставка «Мужчина–Воин–Охотник в различных этносах».

Приборы для замера выбросов могут появиться при въезде в столицу Южного Урала.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Орлов отливают в литейке

29.08.2006
На Уфалейском заводе металлургического машиностроения в приоритете качество

Виктор РИСКИН
Верхний Уфалей

Когда заместитель начальника цеха по качеству Денис Супрун проходил по металлическому помосту, мимо его головы пролетела: кувалда! Денис в школе, да и в институте учился хорошо, законы физики знает, поэтому сразу сообразил, что четырехкилограммовые болванки с ручками сами по себе летать не могут. Ускорение им придают только человеческие руки. И он знал, чьи это руки:

Предложили  стать крайним
Вот уж кем-кем, а литейщиком Супрун становиться не собирался. Но у него не оказалось выбора. Поступал он в Уральский технический университет.

На Уфалейском заводе металлургического машиностроения в приоритете качество

Виктор РИСКИН

Верхний Уфалей

Когда заместитель начальника цеха по качеству Денис Супрун проходил по металлическому помосту, мимо его головы пролетела: кувалда! Денис в школе, да и в институте учился хорошо, законы физики знает, поэтому сразу сообразил, что четырехкилограммовые болванки с ручками сами по себе летать не могут. Ускорение им придают только человеческие руки. И он знал, чьи это руки:

Предложили стать крайним

Вот уж кем-кем, а литейщиком Супрун становиться не собирался. Но у него не оказалось выбора. Поступал он в Уральский технический университет. Набранных баллов хватило как раз на кафедру литейного производства. Чтобы проверить свою приверженность к будущей профессии, Денис еще на первом курсе перечитал всю возможную литературу. От теории перешел к практике: самостоятельно сделал отливку. Выпросил у родителей бесхозную пустотелую пробку к винной бутылке в форме орла. В консервной банке сделал форму и залил ее расплавленным свинцом. Царь птиц получился на славу. Теперь свинцовый орел стоит в шкафчике его бывшего наставника - начальника технического бюро чугунолитейного цеха Владимира Бумашкина.

Взяли Дениса в цех мастером на литейный конвейер. Но в мастерах он долго не задержался. Спустя год был назначен начальником техбюро. Однажды пошел в чугунолитейном цехе массовый брак. Мозговую атаку по этому поводу руководство устраивать не стало, а поступило просто и мудро: ввело в штатное расписание цеха должность заместителя начальника по качеству, и назначили на нее мастера плавильного отделения С. Справится - молодец, не выйдет - будет кого сделать крайним.

Получился второй вариант: спустя год зама сняли. А на другой день в кабинет техдиректора вызвали 25-летнего Дениса Супруна. Начали "сватать" на освободившуюся должность. Предлагали вроде ненавязчиво, но Денис понял: от такого предложения лучше не отказываться.

Поначалу надо было разобраться, какие ошибки допустил предшественник. Выяснилось, что именно на его плечи легло освоение двухтонного стопорного разливочного ковша, изготовление слитков весом в полторы тонны из низколегированных марок стали. Основной брак шел по тавровым отливкам длиной около двух с половиной метров.

-- Причин брака очень много, - объясняет Денис, - это и некачественное изготовление формовочной смеси, небрежная сборка формы, слабый контроль мастера за рабочими и технологической оснасткой, и тогда опоки могли быть по срокам выработаны и покороблены. Такие же претензии и к заливочному отделению, где надо и марку чугуна по химии выдерживать, и температуру со скоростью заливки соблюдать.

Ничего нового Денис придумывать не стал, памятуя, что все новое - это хорошо забытое старое. Поэтому ввел пооперационный контроль. Причем за невыполнение требований последовали наказания - лишение части помесячных премиальных. Обычно же все ограничивалось уговорами да предупреждениями.

-- А надоело уговаривать, - невесело усмехается Денис, - мы и собрания по бригадам проводили: но проходит день, за ним другой и ровным счетом ничего не меняется.

"Своих не сдавать!"

Все объяснимо. На протяжении последних лет не было жесткого спроса, потому враз перестроиться трудно. А спроса не было по одной причине: люди еще недавно зарабатывали такой мизер, что никто не решался покушаться на их зарплату. Да и неписаный принцип у мастеров существовал: своих не сдавать, а значит, не наказывать. И хоть времена поменялись, рост зарплаты налицо, но привычка работать спустя рукава осталась. Ну, а раз воспитательная работа дает сбой, то оставалось одно - бить рублем. И заставить переделать брак! Вот тут все и началось. Если прежде на производственно-воспитательных оперативках и собраниях народ откровенно скучал, слушая нравоучительные проповеди, вскоре настроение резко изменилось.

-- Начали с мастеров, - рассказывает Супрун, - давали чертеж, а потом сравнивали "картинку" с реальным изделием. Если какие-то моменты не выполнялись, то предлагали с утра заняться изучением техпроцесса, чтобы к вечеру сдать экзамен. Не получалось с первого раза - снова садись за парту!

Можно себе представить, какие чувства испытывали бывалые мастера. Но новая система принесла плоды: брак снизился вдвое. Одновременно вспомнили про личные клейма, когда добросовестного рабочего или бракодела искать не надо было: на отливке стоит его "подпись".

В общем, все выходило славно: с нерадивых снимай часть премии и передавай ее добросовестным. Двух зайцев убьешь: первые будут стараться стать хорошими, а хорошие - еще лучше, вдобавок за границы фонда зарплаты не выйдем: Красиво, что ни говори. Только откуда тогда летают кувалды, о чем мы упомянули в самом начале очерка? А вот оттуда, опять-таки из законов физики, один из которых гласит: всякое действие рождает отнюдь не согласие, а противодействие: Добросовестные формовщики и без клейма делали на совесть, а нерадивые этого клейма просто не ставили. Ситуация непростая. Но Денис Викторович уверен, что сможет ее переломить. Именно с помощью жесткого контроля, который принес свои плоды в механосборочном цехе.

-- Там два года бились, пока не достигли результата, - рассказывает Супрун, - сумели убедить, что делать надо не как удобно рабочему, а как следует по технологии. Теперь настала наша очередь.

Отчего кувалды летают?

-- Формовали заслонку для нагревательной печи, - делится недавними воспоминаниями наш собеседник, - но массу не уплотнили, как это требуется по всем параметрам. Я приказал разобрать формовку, а мастеру велел бракованную работу не оплачивать. Старый рабочий вступил со мной в спор. Вызвали начальника цеха, начальника техбюро, начальника ПДБ, мастера, и в итоге они со мной согласились. Рабочий же стоял на своем: "Да никуда он в "постель" не уйдет ("постелью" формовщики называют песчаный пол, куда из-за слабой набивки может уйти раскаленный металл. - Авт.)". Рабочие стали разбивать формовку, на создание которой потратили полдня. Весь процесс сопровождался соответствующими тирадами в адрес руководства. Завершилось многословие как-то неожиданно вылетевшей из кессона той самой кувалдой. По случайности в ту самую секунду мимо проходил по дорожке Денис Викторович.

Наш герой не запаниковал. Напротив, отнесся вполне философски и даже где-то в душе порадовался: мол, какая-никакая, а есть конкретная реакция на его требования. Еще грела мысль, что полтонны металла не "заснули" в "постели", а вышли затем в форме вполне приличной отливки.

Супрун и его коллеги по цеху прекрасно понимают, что одними строгостями качества не добиться. Если бы один человеческий фактор играл тут роль - полбеды. Но куда денешься от устаревшего оборудования? Выход один - модернизация. К ней подталкивают и заказчики: им качество подавай, а не ссылки на трудности. Вот почему руководство завода приняло решение модернизировать литейное производство. Первым делом поставили индукционную печь производительностью в две тонны высоколегированных марок чугуна. На подходе - печи более высокой мощности. Часть оборудования уже завезена, его монтажом заняты специалисты из Италии.

Есть у Дениса желание - вывести свой чугунолитейный на качественно новый уровень. Чтобы отливки были такими же добротными и долговечными, как тот свинцовый орел, отформованный Супруном шутки ради несколько лет назад. Шутки шутками, а орел-то расправил крылья.

Комментарии
Комментариев пока нет