Новости

Вместо 12 месяцев на посту парень может провести два года на нарах.

На базе местного НИИ травматологии и ортопедии планируется открыть еще один нано-центр.

Найден таксист, который превратил своего пассажира в Шрека.

В Омской области неизвестный своим автомобилем травмировал женщину.

Коуч сибирских хоккеистов Андрей Скабелка подал в отставку.

Спасатели ведут активный поиск любителей подледного лова, которых замело на водоеме.

Идет работа по присвоению статуса «Памятник науки и техники» уникальному экспонату.

Двусмысленные плюшевые игрушки могут навредить психике детей, считают пользователи соцсетей.

Извращенцы более семи лет совершали преступления в отношении девочки.

Праздничную акцию проводит МУП «Челябавтотранс» 20 февраля.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Конечно, классик!

07.09.2006
Юрий Богатенков не стал знаменитым на всю страну по чистой случайности

Айвар ВАЛЕЕВ
Челябинск

Юрий Анатольевич Богатенков лично для меня стал поводом к двум важным впечатлениям и даже открытиям ранней молодости. Первое - что все люди разные. Второе - как могут в одном человеке умещаться две разные личности. Богатенков - человек плоховменяемый в социальном плане. Это я понял, когда мы вместе с ним работали в газете "Команда".

Юрий Богатенков не стал знаменитым на всю страну по чистой случайности

Айвар ВАЛЕЕВ

Челябинск

Юрий Анатольевич Богатенков лично для меня стал поводом к двум важным впечатлениям и даже открытиям ранней молодости. Первое - что все люди разные. Второе - как могут в одном человеке умещаться две разные личности. Богатенков - человек плоховменяемый в социальном плане. Это я понял, когда мы вместе с ним работали в газете "Команда". Он редко приходил на работу вовремя, мог не выполнять заданий, даже прогуливать, и все методики управления персоналом, столь популярные сегодня в офисах, были бы бессильны. И еще это ворчливое занудство:

Но как же он менялся, выходя на сцену! Голос его креп, исчезала привычная сутулость, неведомая могучая энергия превращала человека, похожего в обычной жизни на взъерошенного воробья, в настоящего орла, в монумент, в вулкан.

Юрий Богатенков - лидер легендарной челябинской группы "Резиновый дедушка". С "Ариэля" 70-х годов ничего более мощного и заметного в челябинской музыке не появлялось. Настоящий самородок, классик челябинского рока, гуру, спрятавший свою мудрость за ироническими песнями "По цехам", "Рак-отшельник", "Толстая Люда", "Сестра", "Соня Кривая". Его "Белую лошадь" Владимир Шахрин из группы "Чайф" семь лет назад сделал локомотивом своего альбома "Симпатии", где он собрал свои любимые песни - от Высоцкого до "Аквариума" :

Богатенков - это еще и живое воплощение родной челябинщины. Во-первых, потому, что его песни идеально описывают ощущение человека, жившего в Челябинске в недавние переломные годы. Образ города, совершенно неуместный сегодня, накануне юбилея, но обезоруживающе справедливый, легко собирается из строк, разбросанных по разным песням. Например, в "Сестре" слышим:

Этот город - Самсон, разрывающий пасть

Случайному прохожему под вечным дождем...

Или в "Южноуральской польке" :

Трубы на закате, как чертовы пальцы,

Фабрика закрыла свои проходные.

Доброй вам ночи, южноуральцы,

Спите спокойно, мои родные...

Во-вторых, сам Богатенков абсолютно соотносится с Челябинском - городом, в котором богатство, мощь и красота лежат под спудом неумения оценить себя по достоинству. Раньше это называлось скромностью, теперь глупостью, а по сути это уже черта характера. Только поэтому к своим 45 годам Богатенков не стал знаменит на всю страну. Но это никакого отношения к реальному вкладу Юрия Анатольевича в культуру не имеет. В самом деле, почему кто-то со стороны должен нам подтверждать наше видение мира, столь емко и выразительно прозвучавшее у Богатенкова.

У "Резинового дедушки" вскоре выходит новый альбом. Его демо-запись я слушаю взахлеб всю последнюю неделю. В нем много старых вещей - только сейчас Юрий Анатольевич вместе с музыкантами группы "Томас" записал эти песни по-настоящему классно, так, чтобы можно было крутить на радио. Есть здесь и новинки. "Братья Кличко", например, обречены стать хитом:

Трепыхается сердце, дыханье спирает,

Играет тревожно очко-о.

И могучие силы меня посылают

В нокаут,

Как братья Кличко!

-- Эта песня начинала писаться году этак в 2001-м, говорит Богатенков. - Мелодия припева была. И куплет. Абсолютно другой текст, про Кличко ни слова, там вообще было про Санта-Клауса.

-- А что вообще в песне главное?

-- Это вопрос на самом деле мистический. Есть банальные вещи, которые мы все можем друг другу сказать. Почему хороша такая-то песня? Она красивая, слова за душу берут. Наверное, это так. Но есть песни, которые не трогают душу, а тем не менее. Вот "Шизгара", например, "Венера", то есть группы "Шокинг Блю", которая в России дико популярна. Как только зазвучит, все сразу приподнимаются. А в мире она на хер никому не нужна - ну, то есть в общем потоке хороших песен она где-то там плавает. А в России эта вещь - культовая. Нет текста вменяемого, гармония дворовая. Черт знает, может, в этом совпадении и есть главное.

-- Юрий Анатольевич, а кроме "Кличко" у тебя есть новые песни?

-- Есть, есть. Во-первых, много песен, давно написанных, но никогда не записывавшихся в студии. Многие из них игрались на концертах, какие-то редко или вообще не исполнялись. Новые они или не новые? Есть песни просто хорошие, их надо обязательно записать. Не знаю уж, будут ли они популярны, понравятся людям, нет ли, но мне они дороги и интересны.

-- А мне дорога "Соня Кривая" : жил я на этой улице.

-- В 88-м году мы были на разогреве у "Чайфа". Приехали они на рейсовом автобусе из Свердловска, с гитарами под мышкой, в грязных пальто. Мы их повели в диетическую столовую. Панки они тогда были: "О, улица Соньки Кривой, ха-ха". Это меня торкнуло. Отложилось.

-- Долго писал?

-- Тогда был качественный выход. Садился, писал песню, и она уже не переделывалась. Пресловутая "Белая лошадь" написана за 40 минут, и ничего больше не менялось. Лена Селезнева с Челябинского телевидения накануне года Белой Лошади предложила что-то написать. Приехал в Копейск. Темно, зима. Включил балалайку свою "Филипс", взял гитару, трень-брень, записал на кассету и лег спать. Утром отдал. Через несколько дней приезжаю домой после работы, слышу в телевизоре мой голос. Кончается передача: лошадь идет белая по площади Революции. Вот черт, просмотрел! А потом еще и кассета пропала. Немножко обидно. Интересно было бы сейчас послушать, как в первом варианте звучала. Сейчас Лена в Москве, приезжала летом, звонила. Она какой-то проект мутила про ветеранов и предлагала мне песню написать типа "Поднимаю стакан..."

-- А сейчас тебе пишется?

-- С годами мозги стали работать по-другому. Это, наверное, физиология. Все процессы в организме медленнее происходят. Рок-музыка - все ж таки дело молодых. Эти песни пишутся гормонами. "Битлы" лучшие свои вещи написали до 25 лет. Новые песни пишутся, я даже заставляю себя. Судьба подкинула мне год перерыва в работе. Если бы я писал в газету, как раньше, то не мог бы реализовать свои замыслы. Это во-первых. А во-вторых, безработица, постоянное балансирование, случайные заработки - как раз то, что нужно. Все-таки про голодного художника - это немножко правда, если он не деградант, непьющий.

-- А почему все-таки дедушка - резиновый?

-- Это из "Похождений бравого солдата Швейка". Году 84-м я взял почитать эту книжку на новогодние праздники. Как всегда, все школьные друзья собирались праздновать. А я лег на диван и стал читать и весь Новый год читал "Солдата Швейка". Они утром звонят: "Что не пришел?" - "Читал Швейка". - "Ты что, сдурел?" Нормальная реакция. А "резинового дедушку" я выписал себе книжечку. Я класса с седьмого это делал - записывал потенциальные названия для будущей группы.

-- По-моему, "Резиновый дедушка" - стопроцентное попадание:

-- Название в принципе правильное. Я совсем недавно в Интернете набирал эти два слова, нашел одну мысль. Кстати, чего там только нет, даже порносайт! Так вот я выловил про солдата Швейка: "лучезарный идиот", "позитивный идиотизм". Это очень правильно. Оттуда же нездоровый интерес к обэриутам у нас в стране. Поэтому и "Аквариум" был главной группой для россиян.

-- Какие годы были самыми творчески продуктивными?

-- Первые три года, оттуда почти все наши пресловутые хиты: "Рак-отшельник", "По цехам", "Белая лошадь", "Сестра". "Сестру" я писал, когда болел язвой желудка, это был 1990-й. Было поганое время - пустые магазины, дефицит тотальный. Деньги обесценивались стремительно. Невозможно было купить лекарства, надо было ездить в другие города.

-- Самое тяжелое время - и самое творческое.

-- А вот оно как-то не мешает творчеству. Язва мешала, конечно, жить. Она болезненная такая. Но это лучше, когда болит, если безболезненно проходит - можно влететь:

-- К тому времени у "Резинового дедушки" уже была слава?

-- Была, но не ярко выраженная.

-- А если бы появился продюсер?

-- У нас возникало несколько "продюсеров". Это были реально безумные люди. А мы были нормальные. Ко мне подходит этот человек с безумными глазами, начинает что-то втирать, я понимаю: еще один. Сейчас я знаю, что не может быть никаких продюсеров в Челябинске. Это нонсенс. Продюсер должен быть в Москве и тогда, и сейчас тем более.

-- Возникали мысли уехать в Москву?

-- Возникали, конечно. Но Москва прошла как-то мимо нас. Да и не может она быть целью.

-- Для тебя пуп Земли здесь?

-- Нет, уж точно не Челябинск. Тут просто оброс бытом, связями. Бытом - это даже громко сказано. Здесь идешь, и через каждые два квартала обязательно знакомый встретится. Но при этом сказать, что я умру от тоски, если уеду из Челябинска, - сомнительно очень. Язвы его видны. Просто это теперь уже родные язвы.

-- В 1987 году у тебя была возможность сравнивать города.

-- После красивой Перми и веселого деловитого Свердловска Челябинск выглядел серовато. Хотя он был широкий, просторный, но очень придавленный и чужой, естественно. А Копейск и вовсе. Я вот однажды вышел из дома, собирался ехать в Челябинск. Дошел до остановки, посмотрел на угол, и так мне хреново стало, просто физически хреново. Такой веяло безнадежностью. Развернулся и пошел домой. Там пластинки, книжки, свой уголок:

-- Юрий Анатольевич, ты на сколько лет себя сейчас ощущаешь?

-- Ну, на свои-то годы я себя не чувствую. Соответственно и поступки такие. На 25, наверное. В зеркало на себя смотрю - вроде нормально выгляжу. А на фотографиях - какой-то дядька.

-- Житейская мудрость прибавляется с годами?

-- Нет, житейской мудростью я, прямо скажем, не богат. Делаю все как-то неправильно. Я понимаю, как было бы правильно, но делаю все наперекор всем этим житейским мудростям. Причем не специально, а есть какая-то кривая логика. Скуку вызывают, честно говоря, все эти житейские мудрецы. Мало людей, кому можно позавидовать реально в жизни.

-- А кому можно?

-- Так сразу не скажешь кому... Всегда завидуешь тем, кто умеет делать что-то другое, чего не умеешь ты. Это нормально. Я очень завидую людям, которые руками могут что-то делать. Например, умеют что-то чинить. У меня с этим какое-то уродство. А вот человек взял ножик, выточил вещь. С песнями так же. Я себя этим успокаиваю, когда домашние начинают мне какие-то упреки бросать: ты говнюк, ты ленивый, ты ничего не умеешь. Умею кое-что: А по большому счету, я завидую людям, которым все по барабану и у которых при этом все хорошо.

-- Я думал, ты не склонен к таким категориям, как судьба:

-- Я как раз склонен. Рок, висящий над головой - это мне смешновато. А судьба, безусловно, какая-то есть. Так сложилась жизнь, значит, так и надо, не нужно париться, пытаться что-то там переламывать. Раз так случилось, значит, так и должно быть. А все эти виляния, попытки убежать от судьбы, они все равно боком выходят. В итоге - комплексы, переживания, срывы. А жизнь и так сложная, и так масса мелких переживаний. На самом деле в городе жить очень плохо. Одна рожа может испортить настроение на целый вечер.

-- Или порыв ветра с коксохима.

-- Я понимаю, что экология гноит нас сильно изнутри. Но эмоции, люди - гораздо больше. Вот прошел сейчас мужик со своей теткой - пьяненький, мирный такой пожилой мужичок. Харкнул. Ну как это, ну что это! Ну почему животные не харкают! Почему они, как правило, симпатичные! Собаки бродячие не харкают. Они даже гадят как-то деликатно. А люди какие все-таки безобразные!

-- А что-то вокруг радует?

-- Много что радует. Идешь зимним утром по мосту через железнодорожные пути - тут иней, там красное солнце, дым с ЧМК, поезда внизу - красота! Ну, денег нет, здоровья, того, сего - зато ты все это видишь! Но сколько на мелочах теряется!

-- Юрий Анатольевич, ну можно чего-то не замечать или относиться иронически:

-- Иронически я к себе отношусь, слава богу. А вот ко всяким неприятностям - не получается. Я-то умом понимаю, что не надо обращать внимания, но эмоции возникают сами по себе. Мелочи это или не мелочи: матерящиеся девушки, писающие юноши. Я понимаю, что глупо и неправильно обращать внимание, но это такая неприятная моя черта. Как с ней бороться? С другой стороны, пока чувствуешь - ты как творческий человек еще что-то значишь. Это твой корм, эти эмоции. Платить за все надо.

-- Глупо, конечно, спрашивать, но есть у тебя самые важные песни?

-- Песни становятся важными в отражении, в реакции людей. Для меня они, грубо говоря, примерно одинаковы изначально. Есть более удачные, есть менее. Примерно так: эта слишком длинная, эта слишком короткая, тут текст какой-то не очень. Но конечный результат - это когда подходит к тебе человек и говорит: "Эта песня изменила мою жизнь".

-- Бывали такие случаи?

-- Ну, примерно. "Под эту песню мы познакомились с моей женой будущей". Или человек лишился девственности. Или слезы у кого-то наворачивались.

-- Я знаю, у тебя воспитанницы, так сказать, были.

-- Выбросил, к сожалению, их письма. Глупость! Мешали, что ли? Они ко мне ходили, писали, совета спрашивали. Я был для них отец родной. Беседовал с ними. Учителем таким был неформальным. Но в первую очередь через песни. Они в них что-то находили, проникались. Все это, конечно, забавно. Через нехитрое сочетание слов получается нечто судьбоносное. Я эту химию понимаю, потому что когда-то другие песни меня самого корежили, потрясали. В этом мистика какая-то есть: штук пять аккордов, гитарное бренчание, пение, не фальшивое, но и не рулады. И вдруг все это, записанное на пленку, подвигает кого-то на какие-то поступки, сознание меняет. Это и есть нечто странное и удивительное. Когда я писал песни, абсолютно не надеялся, что это кого-то будет цеплять. А случается. И это дает обратный толчок.

-- А ты себя ощущаешь гением?

-- Ну нет, гением-то как? Я вообще не понимаю, что такое гений.

-- А вот тебя в "Команде" называли гением.

-- "Классик" они говорили.

-- А, правильно, "классик", перепутал!

-- А, ну классик-то... Ну, конечно, я - классик.

Комментарии
Комментариев пока нет