Новости

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

На 26 февраля запланировано 50 развлекательных мероприятий.

Среди пострадавших – два несовершеннолетних мальчика.

Удар ножом он нанёс в ответ на попадание снежком в лицо.

Открытие автомобильного движения запланировано на 2018 год.

В Пермском крае осудили мужчину, который более полугода избивал несовершеннолетнюю.

Выставка получилась уникальной, поучительной и чуть-чуть ностальгической.

В праздничные выходные посетителей порадуют интересной программой.

Школьники встретились с участниками Афганской и Чеченской войн.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

"Время" собирать информацию

13.09.2006
Одним из почетных гостей областного фестиваля СМИ был известный тележурналист Первого канала Андрей Батурин

Лидия САДЧИКОВА
Челябинск

Андрей - полная противоположность другого гостя этого события - "дуэлянта" Владимира Соловьева. Ведущий ток-шоу "К барьеру" приезжает к нам "фестивалить" уже не первый год. Ведет себя довольно вальяжно, высокомерно. Этак по-наполеоновски. Встречу с местными журналистами начал с заявления о том, что он якобы выступает не за деньги и даже еще не получил компенсацию за авиабилеты.

Одним из почетных гостей областного фестиваля СМИ был известный тележурналист Первого канала Андрей Батурин

Лидия САДЧИКОВА

Челябинск

Андрей - полная противоположность другого гостя этого события - "дуэлянта" Владимира Соловьева. Ведущий ток-шоу "К барьеру" приезжает к нам "фестивалить" уже не первый год. Ведет себя довольно вальяжно, высокомерно. Этак по-наполеоновски. Встречу с местными журналистами начал с заявления о том, что он якобы выступает не за деньги и даже еще не получил компенсацию за авиабилеты. На этот счет есть другая информация. Источник называет сумму соловьевского гонорара с четырьмя нулями и в долларах, разумеется. Но суть в другом. Допустим, бесплатно. Так что, можно отпускать сомнительного рода шутки? Петь дифирамбы мэру Юревичу? Проповедовать шаблонными фразами задачи СМИ? Повторять, как на школьном уроке, что главная миссия журналиста - чувствовать боль народную? Что, впрочем, не помешало самому Соловьеву походя предать позорищу талантливого фотокорреспондента только за то, что он, выполняя свою работу, вышел на сцену (нормальный для фотокора прием), чтобы сделать из-за спины Соловьева его снимок на фоне слушателей. Из уст гостя полились отнюдь не соловьиные трели, а весьма оскорбительные, уничижительные выражения. Мне стыдно, что мы, коллеги фоторепортера, не осадили зарвавшегося наглеца, не остановили его циничную тираду. Кое-кто даже похлопал. Жалею, что не крикнула: "Господин Соловьев, да вы хам!", а лишь покинула зал.

Андрей Батурин, ведущий программы "Время" на Первом канале, - совсем другой человек. Корректный, спокойный, доброжелательный, не кичащийся своим статусом, не давящий столичным пафосом.

-- Андрей, участвуя в фестивале СМИ Челябинской области, вы не раз похвалили местные телеканалы за широту подачи информации. Это комплимент?

-- Что вы, говорю абсолютно искренне. Знаете, "Время" работает в достаточно сложном информационном поле. Поскольку программа федерального уровня, мы освещаем новости и мировые, и внутрироссийские. Следим за всеми событиями, но, к сожалению, обращаем внимание на регионы, когда там происходит что-то из ряда вон выходящее, чаще всего какая-либо трагедия. Она-то и становится главной новостью, выходит в первые минуты программы. Откровенно говоря, мы сами от этого устали эмоционально и психологически. Команда программы "Время" и я как ведущий решили: надо делать акцент на позитив.

-- Но пока что по-прежнему на первом месте катастрофы.

-- Такова логика новостей. Никто не отменял новостную модель. Она во всем мире одинакова. Это, если хотите, борьба за зрителя, как ни парадоксально звучит. Зритель жаждет такой новости, чтобы дух захватило, он хочет сопереживать. Такова психология человека. Но мы, повторяю, стараемся выводить на уровень главных радостные события. По крайней мере, я в своем временном отрезке к этому стремлюсь.

-- Можете ли вы выстраивать рейтинг текущих новостей по своему усмотрению или делаете это по указанию сверху?

-- Верстка программы "Время" - вещь коллективная. На "летучке" определяем, какая новость самая важная на сегодня. Иногда спорим до хрипоты, что дать в первую очередь. Бывает, прихожу в студию и вижу: на монитор моего компьютера "вылезла" какая-то суперновость. Тогда верстка летит к чертям собачьим. По ходу программы я порой принимаю решения на свои собственные страх и риск.

-- Дикторов давно уже не существует, но некоторые зрители воспринимают ведущих как "говорящие головы", которые озвучивают кем-то написанный текст.

-- Это не так. Тексты пишу я сам. Мне помогают два райтера, которых опять-таки редактирую я. Пишем на основе сообщений с информационных лент или отснятых нашими операторами видеосюжетов о каких-то любопытных событиях. Если нет какой-то яркой, значительной новости, ставим репортаж, который есть только у нас. Разумеется, я должен его просмотреть, чтобы хорошо его "продать" зрителю. Это часть моей профессии.

-- Чаще всего все российские телеканалы одновременно "крутят" одни и те же новости.

-- Новости и не могут быть разными. За определенный отрезок времени произошли определенные события в мире и стране. "Набор" одинаковый у всех СМИ. Другое дело, как подать. Не хочу выглядеть хвастуном, но "Время" считается самой рейтинговой информационной программой в стране, отличаясь от РТР, НТВ и других каналов именно особой подачей событийных программ. Да, между каналами идет конкуренция, но конкуренция на нюансах. Ни один канал не пропустит освещение катастрофы, как та, что случилась недавно под Донецком. У кого-то есть кадры с места события, у кого-то нет. Кем-то получен комментарий МЧС, кем-то не получен. Кто-то успел выйти в эфир, а кто-то нет. Разница в деталях или освещении с места события, откуда журналист сделал суперрепортаж и "забил" всех остальных. Именно в этом проявляется профессионализм команды и на этом основана реальная конкуренция. Каждый день, каждый час, каждую минуту.

-- У вас, Андрей, есть любимые репортеры?

-- Да. Антон Верницкий, мой друг. Он the best - лучший. Может сделать репортаж, что называется, на голом месте. Возьмем, к примеру, ваш фестиваль СМИ. Это просто "заседалово", говорильня. С точки зрения телевизионной картинки - "ноль". Но можно и из этого сделать "конфетку" через участников форума, через какие-то истории. Я сам семь лет работал репортером на Первом канале. Был пуловским, то есть кремлевским, репортером. Ездил сначала с Ельциным, потом с Путиным во все их командировки. Это так называемая паркетная журналистика. Кстати, этим занимается и Антон Верницкий, он тоже пуловский корреспондент. Жанр непростой. Надо интересно, неординарно подать первых лиц государства.

-- "Паркетный" - значит политический журналист. Он должен обладать политкорректностью, быть лояльным к людям власти, чтобы иметь к ним допуск?

-- В первую очередь говорить обо всем честно и объективно. Смею вас заверить: неполиткорректно не получится, даже если кто-то из репортеров намеренно жаждет такого поворота. Это только кажется, что за зубцами Кремля скрыты какие-то жуткие тайны. Миф! Там все достаточно открыто на самом деле. Работают такие же люди, с которыми могут складываться прекрасные отношения. Прежде чем уйти на телевидение, я был военным репортером, корреспондентом агентств АПН и РИА-новости, собкором на Балканах. Опыт большой. В профессии репортера самое главное - не навредить. У нас в руках сильное оружие - информация. Приведу в пример захват театра на Дубровке. Репортеры, выполняя в принципе необходимую работу, в своих сообщениях о предстоящем штурме изложили детали, которые не должны были знать террористы. И навредили тем самым заложникам. Каждый репортер должен сам провести для себя эту черту, переступив которую он может нанести вред. Пострадают люди или чья-то репутация, что тоже очень важно. Молодые репортеры далеко не всегда видят эту грань. Или намеренно ее переступают ради дутой сенсации.

-- А вы переступали?

-- Бог миловал. Я раз и навсегда для себя решил, что так нельзя делать, и стараюсь следовать своему личному кодексу.

-- Вам приходилось участвовать в пресс-конференциях с Ельциным и Путиным, задавать им вопросы от имени зрителей. Вы всегда так благодушно настроены. Не способны "подколоть" высокого собеседника. В США, например, журналисты не упустили бы такой возможности.

-- Не соглашусь с вами, что в Штатах это возможно. В бело-домовском пуле правила жестче, нежели в кремлевском. А я и не вижу смысла подкалывать. Важно так поставить вопрос, чтобы он либо обнажил проблему, либо побудил человека эмоционально на него среагировать. Это часть нашего ремесла. Допустим, вы получили задание взять интервью у губернатора Челябинской области. Сначала обратитесь в губернаторскую пресс-службу, пошлете туда перечень вопросов и будете их придерживаться во время интервью. Но! Губернатор - личность, вы - личность, между вами идет живая беседа, и по ходу вы задаете массу других вопросов, которые вас интересуют.

-- Скажите, Путин - хороший собеседник?

-- Хороший. Абсолютно располагающий к нормальному общению. По мнению журналистского сообщества из кремлевского пула, получить откровенные ответы президента на любые вопросы можно без проблем.

-- Кстати, Первый канал называют президентским.

-- Это не так. На самом деле Первый на 49 процентов принадлежит частным акционерам и инвесторам и на 51 процент - государству. Уже поэтому он - общественно-государственный канал. Естественно, мы отражаем точку зрения государства. Но это вовсе не значит, что мы президентский или непрезидентский канал. Так нельзя говорить.

-- Можно отражать государственную точку зрения, не подвергаясь никакой цензуре?

-- Есть интересы редакции и есть логика новостей, чему мы стараемся следовать. Цензуру я застал в свое время, еще при советской власти, когда был молодым журналистом. Такого сейчас нет.

-- Пока вы в Челябинске, "Время" ведет Екатерина Андреева. Вы можете передохнуть от работы?

-- Нет, конечно. Новости - это наркотик. Уже не можешь выйти из информационного поля. Постоянно торчишь в Интернете, читаешь прессу, смотришь телевизор. Хотя в свободную неделю я его стараюсь реже включать. Мне достаточно одного взгляда на заголовки, чтобы понять, что в мире происходит, и отделить зерна от плевел. Я раньше очень много писал для газет. Тяжелый труд! А на телевидении сюжет занимает около трех минут, если это не жанр специального репортажа. То есть две страницы печатного текста, причем туда входит синхрон. Вот как "выгодно" работать на телевидении: писать надо меньше. Правда, есть своя специфика: надо в коротких фразах уместить максимум содержания. К нам часто приходят молодые журналисты, которые изначально нацелены на телевидение: прежде всего они хотят увидеть себя на экране. Считают, что телевидение - это круто, модно. Но, увы, очень много телевизионных журналистов просто безграмотны с точки зрения языка и стиля. Поэтому в первую очередь берем к себе тех, у кого есть газетный опыт.

-- Когда-то газетчиков пугали тем, что хлеб у них отберет телевидение. Теперь и газетчиков, и телевизионщиков пугают Интернетом и мобильными СМИ.

-- Это разные направления деятельности, они все имеют право на существование и все будут развиваться. Телевидение сейчас переходит на цифру, появляются цифровые HD-технологии (High Definition). Например, вы будете смотреть Олимпиаду. На огромном стадионе работают 35 камер. И вы, сидя у домашнего телевизора, сможете с пульта выбирать камеры. Хотите - крупный план, хотите - общий. Эта технология уже существует и будет у нас внедряться в ближайшие пять лет.

-- Вам, "наркоману" новостей, не хотелось бы делать более обстоятельные телевизионные программы?

-- Немного приоткрою завесу. Сейчас у меня в стадии разработки один проект, не буду его называть, хотя первый фильм снят. Он о Екатеринбурге. Мы надеемся, что это будет заметный телевизионный продукт.

-- Пребывание на голубом экране - тоже наркотик? Выход на огромную аудиторию наполняет организм адреналином?

-- Меня всегда веселят молоденькие девочки с длинными ногами, хорошими внешними данными, которые считают, что они должны собой украсить телевидение. Но охота быстро пропадает, когда они обнаруживают, что стоит за внешней стороной айсберга по имени Телевидение. Огромный труд, сильная психологическая нагрузка. Честно говоря, после недели работы я не меньше трех дней прихожу в себя.

-- Извините, темные круги под глазами - свидетельство того?

-- Я три недели подряд работал вообще без выходных. Такие события, как катастрофа самолета под Донецком, гибель людей переносятся тяжело. Нужно много душевных сил, чтобы рассказывать на огромную аудиторию такие негативные новости. Пропускаешь их через себя, стараешься по возможности преподносить их мягче интонационно, чтобы сгладить стресс. А у нас по три эфира в день. Вещаем на Дальний Восток, на центральный регион, в который входит Урал, и на Москву. К вечеру, отдав кучу энергии, чувствуешь себя выжатым.

-- Тем не менее вряд ли покинете телевидение. Вы же преданны "Времени"?

-- На самом деле я бы не хотел стареть в эфире. На телевидении, как в балете: важно вовремя уйти со сцены. Хотя, как мне говорят окружающие, мой типаж позволит еще долго оставаться на телеэкране. В общем, прощаться с телевидением не собираюсь.

Комментарии
Комментариев пока нет