Новости

Преступники забрали награды, принадлежавшие деду мужчины и зарезали пенсионера ножом.

Шокирующее преступление было совершено в Кизеле в ночь на 28 февраля.

Парк имени Ленина приглашает в «Мурляндию».

Церемония закрытия состоялась на многофункциональной арене «Ледяной Куб».

Трехлетний мальчик умер в реанимации детской больницы Челябинска.

Можно быть в курсе всех новинок, не выходя из дома.

Чиновники сели за парты в школе управления.

Инвентаризация точек загрязнения главной реки России стартовала в Ярославской области.

По данным ГИС-центра ПГНИУ, заканчивающаяся сегодня зима стала самой снежной за последнее десятилетие.

В один из районных судов Великого Новгорода поступил необычный иск.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
  1. Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?
    1. Команда останется без медалей - 10 (83.33%)
       
    2. «Трактор» завоюет Кубок Гагарина - 1 (8.33%)
       
    3. Повторит достижение 2013 года и станет серебряным призером - 1 (8.33%)
       

Врач, который построил храм

15.09.2006
Николай  Саевец  лечит  тела  и души

Нина ЧИСТОСЕРДОВА
Челябинск

...12-летний Коля (единственный после войны мужчина в семье) пришел косить выделенную им колхозом делянку в лесу.  И остолбенел: она была уже вся обкошена по краям.

Николай Саевец лечит тела и души

Нина ЧИСТОСЕРДОВА

Челябинск

...12-летний Коля (единственный после войны мужчина в семье) пришел косить выделенную им колхозом делянку в лесу. И остолбенел: она была уже вся обкошена по краям. "Да как так, дяденька, вот ведь колышки!" - кинулся он к фронтовику, невозмутимо сгребавшему чужое сено. - Я, щенок, на войне за тебя кровь проливал!.. Крик этот словно обжег пацана. Николай не помнит, как схватил косу и пошел на взрослого мужика: - Ты вернулся домой живой. А нам от папы осталось лишь письмо: "Ждите с победой! Иду на Берлин". И мама у нас инвалид. Так ты думаешь, нас обижать можно?.. Прошедший всю войну фронтовик отступил. И никто больше в поселке не трогал мальчишку. Сегодня Николаю Васильевичу Саевцу исполнилось 70. Он - руководитель крупной больницы, заслуженный врач России, кавалер нескольких орденов и при этом совершенно такой же - прямой, порывистый и абсолютно бесстрашный, как тот 12-летний подросток.

Встань и иди

Неужели ему 70? В рабочем кабинете комплект гантелей - 8, 12 и 14 кг. Каждое утро он начинает с пробежки и купания в озере. Зимой многие годы ныряет в прорубь. Плечист, стремителен, феноменально трудоспособен, все помнит и ни о чем не забывает.

-- Завидное здоровье? - хмыкнул Николай Васильевич. - Отличная форма? Нет! Полвека борьбы за жизнь.

В армии он служил морским десантником. За четыре года не раз парня посылали в горячие точки. В одной из них он получил серьезную травму позвоночника. В военном госпитале ничем не могли помочь молоденькому солдату, которому грозила страшная пожизненная инвалидность. Сан-авиацией его доставили в Московскую медакадемию.

-- У нас в породе даже санитарки никогда не было. А тут я увидел высочайшего класса травматологов, ортопедов, способных творить такие чудеса, - вспоминает Николай Саевец.

Два долгих месяца день за днем его выхаживали, ставили на ноги, заново учили ходить и жить.

-- Тогда я понял: лучше и благодарнее профессии врача на свете ничего нет и быть не может. И твердо решил стать хирургом.

Из академии его вновь выписали здоровым. Но он и сам понимал, что после двойной травмы позвоночника это лишь видимость здоровья, которое теперь необходимо будет поддерживать каждый день растяжками, мышечными упражнениями, постоянными тяжкими тренировками. В 22 года он начинал новую жизнь: каждо-дневное мучительное преодоление боли, слабости, отчаяния.

Вернувшись домой, Николай стал готовиться и в 1959 году поступил в Челябинский мединститут. Учился и параллельно работал сначала медбратом, потом фельдшером скорой помощи, беспощадно нагружая себя. Уже на втором курсе боли в спине вынудили его познакомиться с легендарным доктором Полляком, у которого он проходил вертикальное вытяжение. И вновь он услышал свой "приговор" :

-- Никакие операции тебя не спасут - только хороший мышечный корсет, а это в твоей власти!

Вот почему уже 50 лет каждый день Николай Васильевич начинает с силовой зарядки, пробежки, купания. Вот почему у него пять комплектов гантелей, с которыми он не расстается ни в больнице, ни в командировках, ни на даче. А вечером, после 10-12-часового рабочего дня, когда, кажется, уже нет никаких сил, он зовет собаку и упрямо вышагивает свои километры.

Бывают ли сбои? Еще какие! Однажды во время командировки в Австралию межпозвоночный хрящ "вышел" при посадке самолета. Это сулило адовы боли и почти полную неподвижность. Хорошо, что на форум летели вместе с Полляком. Наум Авраамович локтем вправлял ему позвоночник.

Из-за спины он вынужден был оставить хирургию: невмоготу было часами стоять, склонившись над операционным столом. Но прежде он стал классным хирургом, на которого молились больные. В родной чебаркульской больнице (конечно, по распределению он поехал лечить земляков) Николай Саевец делал все самые сложные операции. Стал врачом высшей категории, защитил кандидатскую.

-- Я так считаю: если поставил цель, ее нужно обязательно добиться, причем только честными средствами. Нельзя как в десанте - любой ценой.

Но кто, кроме родных и врачей, догадывается об этой его постоянной борьбе за жизнь? Зато все окружающие и в 70 лет отмечают его "завидное здоровье".

Строители коммунизма

Строители-старожилы хорошо помнят тихий скандал со сдачей Чебаркульской центральной больницы. За ним с напряжением и любопытством следила вся область, потому что Саевец тогда замахнулся на систему, основы основ любой стройки.

Николай Васильевич стал главным врачом родной больницы, когда она размещалась в 18 разных зданиях, разбросанных по всему Чебаркулю. Большинство из них были бараками или находились в аварийном состоянии. Так что хирургу пришлось становиться строителем и с нуля на чистом месте добиваться возведения современной районной больницы.

Генподрядчик трест "Урал-автострой" уже готовил новое здание больницы к торжественной сдаче, как вдруг Саевец уперся: нельзя принимать ее в таком виде, перед земляками стыдно. Мало того, убедил начальника "Чебаркульстроя", и тот тоже пошел на принцип: устранить все недоделки. Это сегодня новоселы сами отделывают помещения, сами устанавливают сантехнику, 30 лет назад новостройки сдавались "под ключ". Здесь же о приемке не было и речи, зато число недоделок с подачи главного врача все множилось: не работают лифты, нет прикроватных вызовов сестры, подходов к кислородохранилищу, вакуумные установки не действуют и т.д. Когда строители начали открыто возмущаться непомерными требованиями Саевца, Николай Васильевич на их глазах пнул установленную дверную коробку, и она просто вывалилась из стены. Спросил с вызовом: "Вторую бить?"

Управляющий трестом Иван Седов, авторитетный, сильный руководитель, был в ярости. Но делать нечего - отдал приказ устранять недоделки. Однако не привыкшие к подобным требованиям рабочие не слишком усердствовали, а потом бригады и вовсе сняли с объекта. Тогда Саевец заявил:

-- Я здесь родился, крестился. Все здесь мое, родное. Я такую больницу принять не могу!

А в больнице, между прочим, уже кровати новым бельем застелены. Из Москвы, из министерства, идут телеграмма за телеграммой с красной полосой - объект-то социальный, срочно надо рапортовать о сдаче. Уже и пожарники, и санэпидстанция сдались. Седов все бригады с объекта снял. Но Саевец его под охрану ни в какую не принимает. Время идет, почти год готовая больница стоит. Всю область уже наводнили слухи, что главного врача снимают с работы, другого способа запустить новостройку нет.

Тогда Саевец сам пошел на прием к секретарю обкома КПСС. Рассказал обо всем и предупредил: не поддержите - буду обращаться в Госстрой Союза и к первому секретарю ЦК.

Это, наверное, был единственный объект в Советском Союзе, сданный без единой недоделки.

Спустя время Седов приехал на охоту в Чебаркульский район. Увидев Николая Васильевича, вдруг обрадовался ему как родному. И произнес тост, удививший всех:

-- На моем пути впервые встретился человек, который не уступил МНЕ! Если б все люди были такими, коммунизм мы бы точно построили.

Вторая профессия

После той знаменитой стройки Саевцу предложили возглавить развалившуюся больницу в Челябинске, в которой сменилось уже несколько руководителей. Трудно поверить, что речь шла о будущей медсанчасти трубопрокатного завода. Но такой она стала при Саевце. Тогда же, в 1984 году, на ее территории три года не могли запустить детский инфекционный корпус, который должен был стать городским центром. Положение было чрезвычайным: детей с инфекциями просто негде было размещать.

Нового главного врача вместе с начальником горздрава вызвал к себе председатель горисполкома Михаил Положенцев:

-- Даю вам год. Не сдадите инфекционный корпус - выгоню обоих!

Ровно через три месяца, 6 декабря, рабочая комиссия во главе с Положенцевым принимала корпус в эксплуатацию. Изумленный председатель горисполкома, не найдя недостатков, попросил телефон:

-- У нас тут один врач совершил революцию - продайте ему "Волгу"!

Саевец и впрямь "совершил революцию" : 18 лет в этой больнице ничего не строилось. При нем с нуля были построены детский стационар на 120 коек, женская консультация, хозяйственный и административный корпуса, современная четырехэтажная поликлиника. Сегодня горбольницу N 9 в Челябинске знают все, это ведущее многопрофильное лечебное учреждение первой категории. Целый медицинский городок вырос на берегу озера Смолино, в состав его входят семь лечебных корпусов, 11 зданий. Здесь на средства трубопрокатного завода построены три десятиэтажных дома, в которых сотрудники больницы получили 86 квартир. Сегодня возводятся еще две десятиэтажки.

Два храма в одной больнице

Однако самой невероятной стройкой Николая Саевца стал храм. Идея возвести на территории больницы православную церковь в 1985 году могла стоить должности и партбилета. По тем временам она была настолько смелой, что даже управляющий Челябинской епархией епископ Георгий не рискнул поддержать ее. Тогда по инициативе Николая Васильевича было послано письмо патриарху Московскому и Всея Руси. Ответ с благословением патриарха пришел через две недели.

Саевец пошел уже столько раз проверенным им путем - обратился к руководителям предприятий района, города, области. Происходили потрясающие вещи: он выступал перед рабочими заводов, и люди, вовремя не получавшие зарплату, отрабатывали несколько смен бесплатно, чтобы храм мог строиться.

Уже были забиты сваи, сделан фундамент, когда стройка остановилась. Но даже в самые промозглые дни люди приходили молиться на берег озера Смолино.

Необходима была часовенка, в которой проводились бы службы, пока не будет построен храм. Но и на нее не было средств. Тогда Саевец собрал коллектив своей больницы и обратился к сотрудникам с просьбой временно отдать под часовню недостроенное здание оздоровительного центра. Его быстро достроили всем миром, малый храм открылся на радость людям.

Величественное здание большого храма во имя иконы Божией Матери "Утоли моя печали" на 650 человек возводили еще несколько лет. 28 сентября 2000 года его освятил сам патриарх Алексий II.

Ни у кого не поднялась рука закрыть малый храм. Сегодня он носит имя иконы Божией Матери "Неупиваемая чаша", здесь проводится большая и очень нужная работа по лечению алкоголиков и наркоманов.

Николай Саевец был удостоен редкой чести - личного приема патриархом в его московской резиденции.

-- Патриарх долго-долго молча смотрел мне в глаза насквозь пронзающим взглядом, - потрясенно рассказывал Николай Васильевич, - а потом сказал: "Я хотел увидеть врача, который на территории больницы построил два храма".

Николай Васильевич САЕВЕЦ родился 15 сентября 1936 года. С 1984 года - главный врач челябинской ГКБ N 9. Награжден двумя медалями "За трудовую доблесть", орденами "Знак Почета" и Сергия Радонежского. 15 лет был депутатом Горсовета, а потом гордумы Челябинска

Комментарии
Комментариев пока нет