Новости

Спортивный объект осмотрел глава Минспорта РФ.

Краснодарский край отметит 80-летие через 200 дней.

Хорошего вечера пожелал президент США участникам предстоящего мероприятия.

Неизвестные злоумышленники вырубили ивы и вязы по адресу: улица Захаренко, 15.

Пассажир отечественного авто погиб на месте.

Через несколько секунд после появления звука ломающихся кирпичей, труба с грохотом рухнула прямо перед подъездом.

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Заслуженная артистка России Татьяна Каменева: "Если влюбилась в роль, то это на всю жизнь"

21.09.2006

Лидия САДЧИКОВА
Челябинск

С Татьяной мы были дружны в пору юности. Актеров и журналистов, художников и музыкантов тогда объединяло понятие "творческая молодежь". Общались без деления на профессиональную принадлежность. Мне кажется, это было гораздо интереснее, чем нынешние молодежные "тусовки".
Еще мы вместе ездили в Москву на XIX съезд комсомола: она как делегат, а я как репортер.

Лидия САДЧИКОВА

Челябинск

С Татьяной мы были дружны в пору юности. Актеров и журналистов, художников и музыкантов тогда объединяло понятие "творческая молодежь". Общались без деления на профессиональную принадлежность. Мне кажется, это было гораздо интереснее, чем нынешние молодежные "тусовки".

Еще мы вместе ездили в Москву на XIX съезд комсомола: она как делегат, а я как репортер. Храню фотографию в память о том событии: стоим на перроне челябинского вокзала в обнимку. Радостные, молодые. Таня поражала тем, что была веселой, остроумной, но и очень ответственной, принципиальной, здравомыслящей. Талантливая на сцене, в жизни она не играла, душой не кривила.

23 сентября Татьяна Геннадьевна отметит свой юбилей. Естественно, в родном театре. А где же еще? Это ее второй дом. Рядом, как всегда, будут муж Владимир Марус, дочь Лена, театральные коллеги и друзья. Частная жизнь актрисы и ее творчество - две половинки, тесно связанные между собой. Об этом и о многом другом мы беседовали с Татьяной в перерыве между репетициями.

Театральная генетика

-- Татьяна, тяжело репетировать новый спектакль?

-- Что ты! Это большая радость. Невероятно интересный процесс! Пытаешься найти общий язык с режиссером и партнерами. Учишься говорить не от себя лично, а от имени своего героя, который еще даже не родился. Ты ищешь этот образ, лепишь его: Люблю момент, когда спектакль "обрастает" светом, музыкой, появляются точный реквизит, костюмы, парики и другие детали. Роль обретает законченность. Иногда это происходит даже не на премьере, а когда отыграешь раз пять, а то и больше. И освобождаешься от героя, он начинает жить своей жизнью.

-- И какой ему срок отпущен? Столько, сколько живет спектакль?

-- Если влюбилась в роль, то это любовь на всю жизнь. Безумно жалко с нею расставаться. Но спектакли стареют, это так. Невозможно предугадать, какой будет жить долго, а какой нет. Люди болеют, и спектакли тоже. Такая вот театральная генетика. Если "родители", то бишь автор, режиссер или актеры чего-то недодали, спектакль начинает быстро разрушаться, и тогда играть в нем жутко тяжело. Ненавижу, когда авторский текст приблизительный. Обожаю классику. Там каждое слово, каждая мысль дают пищу к размышлению. Есть что прочувствовать. Проникаясь этой атмосферой, получаешь мощный импульс.

-- Бывает, что ты себя отождествляешь с персонажем?

-- В каждом характере, даже не очень тебе свойственном, ищешь созвучие. Думаешь: а как бы я вела себя в предлагаемых обстоятельствах? Когда я только пришла в театр, режиссер Лезингевич дал мне роль Искры в пьесе Розова "Гнездо глухаря". Прямое попадание! Особо-то играть не надо было. Характер героини сомкнулся с моей индивидуальностью. Но по молодости лет я мало чего смыслила. Роль легла не на опыт, а на интуицию и внешние данные. Нынче, когда моя дочь Лена по возрасту догнала меня, тогдашнюю, я играю Софью в "Последних" и Голду в "Поминальной молитве". Мне близка тема, которая в принципе любой женщине понятна: тема материнской любви, расплаты за свои грехи, ошибки. Когда у нас с дочкой однажды возникли трения, работа над ролью Софьи из "Последних" помогла мне принять верное решение, найти нужный тон. Конфликт разрешился.

Эмоции высокого накала

-- Наверное, актер, случайно попавший в профессию, опасен для сцены?

-- Для себя прежде всего. Амбиции, которые в нем были, перерастут в обиды, а потом в болезнь. Помню, педагоги говорили нам: "Если есть силы понять, что ты не нужен сцене, уйди как можно раньше, не порти себе жизнь".

-- Надеюсь, у тебя никогда не появлялась такая мысль?

-- Не представляю себя вне театра. Если все начать с чистого листа, я снова пошла бы на сцену. И, наверное, снова стала бы изводить себя думами: "Зачем? Кому это надо?" Но когда прихожу на репетицию и вижу своих коллег, тревожные мысли забываются, и я радуюсь. Играю разные характеры, мои герои живут в разных эпохах. Это счастье - переживать эмоции, каких реальная жизнь мало дает.

Маленькой девочкой я много болела и часто лежала в постели, предаваясь мечтаниям. С папой мы мотались по военным городкам. И мне все время хотелось чего-то необычного. Мы с девчонками делали куколок из цветов, играли в них, разговаривая разными голосами. Мечтала жить в большом городе, где по вечерам сияют фонари, работать в большом театре.

-- Мечты сбылись. А как ты себя ощущаешь в реальном мире, вне актерской среды?

-- Не могу сказать, что комфортно. Кажется, что окружающие всегда ждут от тебя проявлений лицедейства. Мне гораздо уютнее среди коллег. Обожаю друзей юности. К ним отношу Наташу Кутасову и двух Александров - Мезенцева и Рубцова. Они, увы, покинули Челябинскую драму, но связь наша не прервалась. В театре самая близкая подруга - Татьяна Руссинова. Порядочная, славная. С большей частью труппы у меня приятельские отношения. Я коллег ценю за то, как они работают. А работают они у нас хорошо!

-- А зрители? Они же такие эмоциональные. Актеры для них порой становятся кумирами.

-- Столь пылкое отношение, пожалуй, уже отошло в прошлое. Виноваты сами артисты: стали слишком открыты. Из СМИ о них можно узнать, кто сколько получает, с кем развелся или женился. Нимб слетел, кумир развенчан. Нынче зрители со "звездами" запанибрата. Не лучший период для творческих людей. Нет, я не жалуюсь. Тем более что в Челябинске благодарная публика. Бывают приятные сюрпризы. Это очень важно. Актеры должны ощущать, что они любимы, что их творчество волнует. Меня огорчает другое: челябинские зрители еще и очень терпеливы. Может, я ошибаюсь. Видела, как кое-кто покидал зал на одной московской антрепризе невысокого уровня. Обидно, когда стоящее принимается равнодушно, а что-то, подобное жвачке или комиксам, проходит "на ура".

-- Не скучно все время в одном театре?

-- Когда Марк Захаров привозил в Челябинск Ленком, я совершенно заболела этим театром. Но это не значит, что мне в голову попала мысль пойти показаться. Инертность? Скорее, здравая интуиция. Чего ж зря пробоваться и травмироваться? Я была счастлива со своим режиссером, Наумом Юрьевичем Орловым, который очень многому научил и самое главное - он дал нам любовь. Я с благоговением вспоминаю своего педагога Евгения Николаевича Агурова. Многие мои однокурсники, недоучившись, уезжали поступать в московские театральные вузы и оставались в столичных театрах. А я не могла уехать. Правда, позже я показывалась в одном театре, не буду говорить в каком, но столичном. Режиссер меня брал. Но сказал: "Много обещать не буду. У меня есть актрисы вашего плана. Но взять могу". На таких условиях я не пошла. А больше попыток не предпринимала. Пару раз и меня приглашали. Но я себя уже нашла здесь, в Челябинской драме.

-- Пение - часть твоей специальности или могло стать отдельной профессией?

-- Могло. Учась на четвертом курсе театрального училища, я поступила в вокальную студию при кафедре сольного пения Свердловской консерватории. Год занималась у народной артистки Маргариты Разумниковны Глазуновой. Она мне твердила: "Поступай к нам!" Говорила, смеясь: "Целина ты моя, целина". Мне нравилось петь. Но подумала: "Надо еще семь лет учиться, а диплом артистки почти в кармане". В общем, певицы из меня не вышло, хотя в спектаклях иногда пою. В 1997 году вместе с Ларисой Нифонтовой участвовали во всероссийском фестивале "Поют актеры драматического театра" и стали лауреатами. У Наума Юрьевича была задумка: на нашей Малой сцене устраивать вечера романсов. Я бы - с удовольствием!

-- Вон Ирина Мирошниченко уже в зрелом возрасте начала вокальную карьеру.

-- Просто попался музыкант, который сказал, что она может петь. Помог ей. Случись такое со мной, я бы тоже не отказалась. Я против самодеятельности, но профессионалу бы доверилась. Но: Есть люди, которые идут напролом и подчиняют других своим желаниям. Я к ним не отношусь.

-- Значит, какие-то роли ты пропустила мимо себя?

-- Конечно! Надо было бороться. Но я не боролась. И роли ушли к другим актрисам. Что ж, значит, так надо было. Может, это комплекс. Или гордыней страдаю.

Сцена и закулисье

-- Сцена, закулисье, дом - в каких пропорциях они между собой существуют?

-- Если роль большая и напряженная, естественно, концентрируюсь на ней. Когда требует внимания семья, стараюсь туда перекинуться. Закулисье, как ты выразилась, я бы не стала выделять. И репетиции, и сцена - часть единого целого. Театра.

-- В представлении обывателя это самое закулисье наполнено интригами, скандалами.

-- Ничуть не больше, чем в любом другом коллективе. Ничуть! Более того, у нас очень интеллигентный театр. Если что-то и случается, то не вредит атмосфере. Она у нас здоровая.

-- Вроде бы, Таня, все хорошо у тебя. Почему же такие печальные глаза?

-- Да у меня ребенок скоро уезжает в Москву учиться! Я нервничаю из-за этого. К тому же меня вряд ли можно назвать оптимистом. Я не умираю от восторга в этой жизни. Живу, стараясь делать по максимуму все, что от меня зависит.

-- Про актрис люди думают, что они не домовитые женщины. А ты вот, я знаю, вяжешь.

-- Грех это, грех! Наум Юрьевич не выносил, когда актрисы вязали, не дай Бог кого увидит за этим занятием. Вяжу я только дома, когда отдыхаю. Могу в это время спокойно о чем-то размышлять. Домашние заботы требуют большого труда. И, конечно, любви. В плохом настроении я ни за что не берусь. Испорчу. Пересолю. Еда не пойдет впрок, если приготовлена с отрицательными эмоциями. Я никогда не смогу полюбить утюг. Ножи меня почему-то все время режут. Муж мрачно шутит: "Может, ты членовредительством занимаешься?" Домашняя работа рутинная, не очень приятная. Надо уметь превратить ее в игру. Меня мама еще в детстве учила: "Мой пол, как будто ждешь важных гостей". Я предпочитаю возиться по дому рано утром или поздно вечером, когда мои уже спят или заняты своими делами. Уют в доме - это мой конек. Но иногда приходится им жертвовать. Семья не должна страдать оттого, что мама артистка и ей вечно некогда. Но когда репетируешь большую роль или спектакль на выпуске, семья меня понимает и поддерживает.

"Хочу играть про любовь"

-- А дочка-то не пошла по твоим стопам!

-- Лена очень артистичный и творческий человек. Но выбрала свой путь. Пробовала себя в модельном бизнесе, и удачно. В 2000 году завоевала третье место на конкурсе "Краса России". И конкурс, и победа были для нас и для нее самой неожиданными, хотя девочка много трудилась. Я вообще была убеждена, что конкурсы "покупаются". Лене тогда было 16 лет. Как сейчас помню ее лицо в окне вагона поезда. Сосредоточенное лицо ребенка. Ни мамы с нею, ни других взрослых. Когда подводились итоги конкурса, в Челябинске была глубокая ночь. Я не спала, ждала звонка от дочки, страшно нервничала. И вдруг наступило чувство покоя. В ту же минуту звонок: Лена сообщила о победе. Я ей в ответ: "Немедленно домой", понимая, что она пережила колоссальную физическую и психическую нагрузку. Когда возвращалась, в поезде так долго спала, что попутчики испугались: "Девчонка-то больная, что ли?" Потом она окончила ЮУрГУ, училась на факультете мировой экономики и управления. Успела дважды побывать в США, стажировалась, изучала язык, путешествовала по стране. Этим летом работала в археологической экспедиции в каких-то диких местах Ханты-Мансийского округа. Махала лопатой как заправский археолог. Но она уже давно бредит веб-дизайном. Едет в Москву учиться этому ремеслу всерьез. Мы с Володей очень волнуемся за дочку.

-- Трудно быть мужем актрисы?

-- Непросто. Много терпеть приходится. Однако мы уже 24 года вместе. Мою работу Володя воспринимает с воодушевлением. Не пропустил ни одной премьеры. Очень переживает, когда на сцене какие-то технические неполадки. В нем в такие моменты инженер говорит.

-- А он критикует тебя порой?

-- Бывает. Хотя муж знает, что до поры до времени ко мне с критикой лучше не лезть. После премьеры по горячим следам я вообще не слушаю никого. Еще сама неспокойна внутренне. Вот когда все утрясется и я открыта критике, тогда давайте поговорим.

-- Есть актеры, которые ухитряются, кроме текстов пьес, ничего более не читать.

-- Это не про меня. Книги люблю с детства. Чтение - одна из важных в моей жизни вещей. И дочка питает пристрастие к книгам. В годы моей молодости трудно было достать хорошую книгу. Обычно мы привозили их с гастролей, когда ездили в среднеазиатские республики.

-- А время-то было застойное:

-- Вспоминаю его с благодарностью. Оно мне подарило столько друзей! Я была членом бюро Челябинского горкома комсомола. Мы ездили то в подшефный Сосновский район, то на трубопрокатный завод. Общались-то не как комсомолец с комсомольцем, нас связывали личностные привязанности и симпатии. Да, были свои перекосы. В каждой эпохе они есть. В нынешней - не меньше.

-- Что нынче беспокоит больше всего?

-- Многое меряется рублем. В глазах у человека видишь вопрос: сколько мне за это заплатят? Увы, люди поставлены в такие условия. Они вынуждены выживать любым способом. Еще тревожит вседозволенность. Я бы ввела сегодня цензуру на радио и телевидении. Волосы встают дыбом, когда слышу безграмотную речь или нелепые формулировки. А мат в эфире! Это же преступление. Цинизм, который влияет на неокрепшие умы. Тяжело страна болеет! Не могу без слез видеть потерянных старушек. Хворых, нищих, никому не нужных. Мы же все такими будем, если суждено дожить. Так давайте им помогать! Я, наверное, не за свою тему взялась, но меня мучает вид детей, нюхающих клей. Либо они умрут, либо станут преступниками. Они уже не просят, а требуют: "Дай мне денег!" Хорошо, если на питание, а не на дозу.

-- Хотела бы со сцены говорить о нашем времени?

-- В таком материале, как у Николая Коляды, не хотела бы. Не спорю, он талантлив. Но я хочу играть про другое: про силу духа человеческого, про любовь и про то, что люди должны быть людьми.

Татьяна Руссинова, заслуженная артистка РФ:

-- Друзья познаются не в беде, а в радости. С Таней можно порадоваться всему: от новой роли до новой "тряпки". Она искренне умеет радоваться успехам других.

Владимир Макаров, министр культуры Челябинской области:

-- Талантлива. Умна. Красива. Сердечна. Идеал, к которому надо стремиться. Друзей поддержит в любую минуту: все бросит и придет на помощь.

Владимир Гурфинкель, художественный руководитель Челябинского академического театра драмы имени Н. Орлова:

-- Сегодня породу сохранить очень трудно. Она сохранила. Не многие могут, как она, отделять зерна от плевел и взирать на мир, имея абсолютно точную и личную точку зрения. Танечка умеет быть самоироничной, не забывая о том, что она прекрасна. В ней бушует огромное количество страстей. Я ее люблю.

Татьяна Каменева

родилась в Читинской области. Но родным для нее стал Челябинск - родина ее отца, военного летчика, погибшего в 1966 году. Здесь она окончила среднюю школу. Отсюда уехала учиться в Свердловское театральное училище и вернулась дипломированной актрисой. Почти 30 лет предана лишь одному театру - Челябинской драме, где ею сыграно около 50 разноплановых ролей. В текущем репертуаре Татьяна Геннадьевна занята в спектаклях "Скандал! Скандал:", "Последние", "Адъютантша его величества", "Чужой ребенок", "Поминальная молитва", "Самоубийство влюбленных на острове Небесных Сетей". Сейчас репетирует роль Жаклин в спектакле по пьесе Марка Камолетти "Ох уж эта Анна", который в Челябинской драме ставит режиссер из Санкт-Петербурга Владимир Голуб.

Комментарии
Комментариев пока нет