Новости

Хищника вел по проспекту Ленина неизвестный мужчина.

Мама дошкольницы успела отдернуть дочь и льдина ударила по плечу ребенка.

Мило улыбнулись и поздравили с 23 февраля.

Праздничные выходные на День защитника Отечества будут аномально теплыми.

С 23 февраля свердловские гаишники переходят на усиленный режим работы.

Если тенденция сохранится, руководство пересмотрит программу неполной занятости.

В местах компактного проживания возводятся жилые дома, детсады, школы и центры.

День защитника Отечества артиллеристы отметят салютом в Екатеринбурге.

Сейчас проходят смотры, соревнования и выставка «Мужчина–Воин–Охотник в различных этносах».

Приборы для замера выбросов могут появиться при въезде в столицу Южного Урала.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Красное и белое

22.02.2001
Непросто привыкать к тому, что у завода есть хозяева

Евгений КИТАЕВ
Челябинск

В конце 2000 года на ЧЭМК украли крупную партию металла. Из ферросплавного цеха N 2 было похищено 60 тонн феррохрома (примерно вагон). Незаметно умыкнуть такое количество выпускаемой на предприятии продукции сложно, особенно если учесть, что комбинат работает круглосуточно - в условиях непрерывного производства нет выходных и праздников. Однако все произошло, как в шпионском фильме - ни свидетелей, ни следа пропажи.
На следующее утро об этом неприятном инциденте объявили на сменной оперативке.

Непросто привыкать к тому, что у завода есть хозяева

Евгений КИТАЕВ

Челябинск

В конце 2000 года на ЧЭМК украли крупную партию металла. Из ферросплавного цеха N 2 было похищено 60 тонн феррохрома (примерно вагон). Незаметно умыкнуть такое количество выпускаемой на предприятии продукции сложно, особенно если учесть, что комбинат работает круглосуточно - в условиях непрерывного производства нет выходных и праздников. Однако все произошло, как в шпионском фильме - ни свидетелей, ни следа пропажи.

На следующее утро об этом неприятном инциденте объявили на сменной оперативке. В цехе расклеили объявления, в которых "за достоверную информацию о местонахождении похищенного металла и лицах, совершивших данное хищение", пообещали 20 тысяч рублей. Одновременно администрация уведомила рабочих: если металл не найдут, "стоимость его будет вычтена из фонда заработной платы цеха N 2". Об этом шла речь на собрании "в красном уголке", где присутствовали начальник второго цеха Д. Главчанский и исполнительный директор ЧЭМК В. Карноухов.

Через некоторое время в редакцию "Челябинского рабочего" пришла крановщица разливочного пролета этого цеха Е. Симонова. Обратилась в газету, чтобы постоять за себя и весь коллектив. На горячем производстве Елена Николаевна проработала 32 года. Теперь уже пенсионерка, может говорить о положении на комбинате, не опасаясь гонений.

"За кого нас держат?"

-- Ну, воровали раньше. Новый кирпич старым присыплют, оградку кто-то сварит на кладбище или в сад, - рассуждала Е. Симонова. - Это по мелочам. Сейчас по крупному тащат. И тебя же еще вором называют. Не глупые же мы, в конце-то концов. Украли шесть загруженных металлом банок. Это не пушинка. Для подъема феррохрома необходим кран, нужна крановщица. Нужен транспорт "на парах", чтобы вывезти груз. Все надо делать очень быстро. В пролете работают шихтари - могут увидеть.

Рабочий не в состоянии нанять тепловоз, чтобы увезти феррохром. Он не может подготовить кран и распоряжаться им по собственному желанию. Не знает о количестве и качестве металла в банках. Наше дело - произвести. А бригада, в которой я работаю, когда произошла кража, вообще дома находилась, не ее смена была. За что тогда с нас удержали деньги?

Вычеты из зарплаты, сделанные после исчезновения вагона феррохрома, по словам Елены Николаевны, не первые. Такое не раз случалось и прежде. В начале декабря, к примеру, в том же цехе N 2 была другая кража. 12-я печь стояла на ремонте, и для нее привезли большие медные косички, по которым подается ток на электроды. Полный комплект увели, 160 килограммов. На стенде висело официальное распоряжение - наказать материально 4-ю бригаду. Вроде бы многие видели, как вскрывали пломбированный ящик, тащили эту медь. Почему не выдали? "А, может, им приказали ее тащить? - рассуждали работники цеха. - Это сейчас сказали: начальника смены зовите, пусть лично дает распоряжение. Давно бы так".

Рабочих обижает такое отношение еще и потому, что они по-прежнему машут кувалдой.

-- У нас даже девиз сейчас гуляет по цеху: "Кувалду - в третье тысячелетие", - иронизирует Е. Симонова.- Этим "оружием пролетариата" рабочие слитки расколачивают. Потом ходят с больными руками, матерятся, пьют - от отчаяния, от грязи, безысходности. Они не могут так трудиться. И бросить работу не могут. Бывает же: врастешь - и все. Это молодые бегут. На тот же "Мечел". У нас крановщик ушел и говорит, что зарабатывает там больше пяти тысяч. А я таких денег ни разу не получала. 3600 рублей платили до июня прошлого года, потом заработок упал. С августа ввели коэффициент трудового участия. Припахивают на две печки, обещают: КТУ будет, а листочек с цифирками получишь - прослезишься. Спорить бесполезно. Лучше не станет, пока наши начальники не поймут, что рабочих надо кормить и относиться к ним уважительно.

Равнение - на систему

Общие сборы, на которых руководство пыталось растолковать политику на предприятии и экономические последствия краж, объявляли неоднократно. Какие же аргументы пускала в ход дирекция?

-- Участники кражи практически установлены, - озвучил точку зрения руководства исполнительный директор ЧЭМК В. Карноухов. - Уголовное расследование ведет ОБЭП. Когда дело будет закончено, фамилии обязательно прозвучат. Но уже сегодня можно сказать, что среди злоумышленников были рабочие и ИТР комбината. Стоимость ущерба будет отнесена на непосредственных виновников. Это, как говорится, само собой. Однако пострадал коллектив цеха N 2. Как с этим быть?

-- Металл не нашли, а сырье, электроэнергия на его выпуск были затрачены, - объясняет В. Карноухов.- У нас действует такая система премирования: когда цех добивается выполнения плана, то поощряется материально. Если не участвует в образовании премиального фонда, не вносит в общую копилку свою долю средств, остается без премии. Вот что имеется в виду, когда говорится: за кражу отвечают все. Поэтому независимо от моего или чьего-то еще желания страдают не только злоумышленники, прямые виновники хищений.

-- Раньше, в советское время, я работал главным инженером, поэтому помню, как московское руководство нацеливало нас на выполнение технико-экономических показателей, - вспоминает Владимир Николаевич.- Та же система контроля сохранилась при А. Аристове. Он - хозяин, вкладывает в производство деньги, значит, вправе рассчитывать на отдачу. Да и вообще, какая разница, у государства воруют или у собственника? Все равно нужно предотвращать хищение, хотя бы сообщив о нем в службу безопасности.

Свои аргументы руководство выстраивает на фундаменте "вечных ценностей", пустивших корни и в новейшей истории:

-- Если получил сменное задание, то для государства должен выполнять его, а для собственника нет, так что ли? Конечно, государство платило зарплату, но сейчас это делает хозяин. И еще как платит - два года без срывов, в определенное время и в полном объеме. Причем помимо основных есть дополнительные выплаты - в виде бесплатного питания (оно у нас даже в самые тяжелые времена сохранялось), льготных путевок в профилакторий, дом отдыха, оздоровительный лагерь. Работники ЧЭМК имеют возможность бесплатно пользоваться услугами бассейна, Дворца спорта. Почему этого не видят их защитники?

"Лихой конь" - не для собственника?

Сын Ю. Антипова, компаньона А. Аристова по бизнесу (группа их предприятий распоряжается контрольным пакетом акций ЧЭМК), работает в Америке, проходит там практику. Недавно он прилетел в Челябинск.

-- Ходим мы по комбинату, показываем ему все, объясняем, - рассказывает А. Аристов корреспонденту "Челябинского рабочего", - а он спрашивает: "Вы кто?" "Главные акционеры, то есть хозяева, если по-нашему, по-простому", - отвечаем. "Если хозяева, - возражает, - зачем ходите сюда? Дали план развития -годовой, квартальный, месячный. Подписали его - и достаточно". - "Так ведь разворуют все". Опять не понимает: "Как разворуют? Тут же люди есть, с обязанностями, хорошей зарплатой, которые должны обеспечивать работу и сбыт".

Западные представления пока сильно расходятся с теми, к которым привыкли мы. Наши собственники вынуждены вникать в мелочи. Хотя воровство в тех масштабах, которые оно приобрело в России, конечно, перестало быть пустяком. Раньше на него, бывало, смотрели сквозь пальцы и на ЧЭМК. Состояние комбината после "черного вторника" казалось привлекательным. Но сейчас, когда в стране наметился очередной экономический спад, акционеры вынуждены искать скрытые резервы. Организовали даже службу экономической безопасности, возглавил которую полковник ФСБ в отставке А. Максимов.

-- Я еще могу понять: ночью злоумышленники проникли на территорию склада, сломали замки, связали охрану, - комментирует А. Аристов ЧП с феррохромом. - Тут, как говорится, ничего не попишешь. Так ведь нет, в воровской цепочке было задействовано 20 своих же, комбинатовских работников. В смену вышли люди, и все прекрасно знали: вон тот кран должен стоять, но приходит крановщица, поднимается наверх, дергает за рычаги, а кто видит это - закрывает глаза. В результате нанесен ущерб на миллион рублей. Это даже не воровство, не хищение - чистый грабеж. Как будто к вам в коммунальную квартиру вломились бандиты с чулками на головах, забирают из кухни газовую плиту, а вы стоите при этом и молчите, думая, что плита - чужая собственность. Не соотносите, что через час-другой вам негде будет готовить обед. Государство вам ее не вернет, ЖКО тоже. Самим придется идти в магазин, раскрывать кошелек. Аналогичная ситуация и у нас.

Как живет любой завод? Сначала нужно найти оборотный капитал, сырье, произвести товар, продать его, заплатить налоги, рассчитаться с людьми. Но если нет продукции, возникает "финансовая дыра", ее нужно чем-то закрыть. Главного акционера может вообще не интересовать, каким образом это произойдет. Есть финансовый план. Не выполнили его - ищите средства, думайте, где взять.

Послушать Александра Михайловича - он вовсе не считает, что на комбинате все отлично и отношения акционеров и наемного персонала идеальны. Хотя очевидно, что потребности работников опережают возможности завода их удовлетворить. Однако размер зарплаты соизмеряется у нас не с цивилизованной нормой, а с соседними предприятиями: чтобы был не меньше, по крайней мере, таким же. Условия труда нынешние акционеры тоже быстро улучшить не могут.

Правда на всех одна?

На комбинате все осуждают хищения. Но по-разному понимают меру ответственности. "Снизу" кажется, что производственные отношения сильно изменились, причем не в лучшую сторону. Наблюдатели "сверху" утверждают: они еще не созрели.

-- Я всегда гордилась своим комбинатом, - сдерживая слезы волнения, говорила в редакции Е. Симонова. - На первой проходной у нас стоял стенд с плакатом. На нем художник показал, какие страны получают наши ферросплавы. Для меня это была икона. Мне так нравилось смотреть на рисунок и думать, что во всем мире знают нашу марку и от меня это тоже зависит - и качество продукции, и честь предприятия. А сейчас - никакой чести, ни заводу, ни тебе.

-- Ущемления наших работников никто не допускал, - настаивает В. Карноухов. - У металлургов нет претензий к Александру Михайловичу Аристову. Он всегда контактен и конкретен. Свободно идет на разговор, умеет разряжать обстановку.

Кто же прав? Конечно, нельзя не сочувствовать рабочим, которые страдают "за дядю". Однако и в доводах руководства есть резон: продукция выпускается для продажи, и если ее почти в открытую носят за проходную, это уже не экономика.

Пока в государстве (и в области тоже) нет рынка труда, достойных предложений - раз, два и обчелся. Поэтому собственникам, как правило, неведомо желание окружить заботой "своих" рабочих, "держаться" за них обеими руками, дорожить ими. А наемные работники не слишком боятся проштрафиться, потому что увольняют их без "волчьего билета", на работу вновь принимают, не требуя рекомендательного письма.

Говорят, система оплаты труда, схожая с "комбинатовской", действует в центре пищевой индустрии (ЦПИ) "Ариант", который создавался А. Аристовым с нуля. Оскандалился в ЦПИ кто-то, вышел на рабочее место нетрезвым - к нему применяются суровые методы воздействия, а бригаду наказывают рублем. Ведь все видели: явился "под градусом", но промолчали, а до этого любителя выпить еще через проходную пропустили. Как в бригадах коллективной ответственности, что были при социализме.

Корпоративная идея

Смотришь новости о зарубежной жизни, и диву даешься: как в той же Японии, например, все умно поставлено! И рядовой работник фирмы, и начальник гордятся тем, что трудятся ни где-нибудь, а именно в этой компании, что для них предусмотрены такие блага, которые выделяют их фирму из других. Корпоративное единение - ключ к успеху.

На ЧЭМК, как во всем "реальном секторе", такой подход - только в планах. Главное - полнее использовать материальный стимул, считает А. Аристов. От стереотипов о бесплатных льготах надо уходить. Бесплатные путевки, обеды, вечера отдыха - самообман, ибо средства на них все равно идут из "общей кассы". Потому лучше дать людям возможность больше зарабатывать, а они сами решат, использовать им прибавку для отдыха на Акакуле или ехать на Золотые пески.

По мнению собственников, "закрепить" своих работников они способны не подарками - опять-таки из общего кармана, а гарантиями на достойную жизнь. Пришел человек трудиться, зарекомендовал себя - надо помочь ему взять кредит, чтобы смог купить машину, квартиру, дачу - кому что нужно. Просто так ссуду ему вряд ли кто даст, банки осторожны. А под гарантии собственников - запросто. Тогда человек поймет: о нем заботятся, им дорожат.

Отдельные попытки использовать западный опыт на ЧЭМК предпринимаются. Сближение позиций лучше происходит в неформальной обстановке. Как-то А. Аристов с командой пригласили руководителей цехов с супругами на природу. Шашлыки организовали, на руках поборолись, в футбол поиграли. Очень все довольны остались. Но на заводе - тысячи простых металлургов. Как их пригласить на "встречу без галстуков"?

-- Здесь должна работать пирамида, - полагает А. Аристов. - Мы дошли до верхнего и среднего руководящего звена. Оно способно сделать то же в своих коллективах. Кроме того, в каждом цехе есть неформальные лидеры. С ними нужно обязательно встречаться, в том числе главным акционерам.

Существуют еще материальные поощрения, они также "привязывают" к предприятию. Однако отдельные попытки возродить забытое старое сейчас погоды не делают. Доски почета и конкурсы лучших по профессии сегодня - как лампасы на казачьих шароварах.

-- Слово "хозяин" я не хочу употреблять всуе, - заметил Александр Михайлович. - Быть может, только лет через 20 оно будет восприниматься нормально, когда все поймут: нет ничего бесхозного, есть чье-то.

Е. Симонова, в свою очередь, поведала, как однажды сын сказал ей не без намека на ее "политическую сущность" : "Сверху ты "белая", а внутри, наверное, еще "розовая".

Наверное, когда-нибудь мы найдем золотую середину. Скорей бы. Иначе нас опять ожидают большие конфликты, и не только на производстве.

Комментарии
Комментариев пока нет