Новости

32-летний хулиган несколько раз ударил полицейского руками и ногами, когда дебошира усаживали в патрульный автомобиль.

Стражи порядка просят граждан помочь в розыске автомобиля, украденного с дороги у с. Кичигино.

Эпидпорог по гриппу и ОРВИ по-прежнему превышен в ряде районов Челябинской области.

Президент России может прилететь в Челябинск уже осенью.

Стали известны первые команды КХЛ, прошедшие стартовый круг плей-офф.

В ходе рейда оперативники изъяли из оборота более 2000 коробок контрафакта.

Водитель за рулем отечественного авто сбил пешехода около 09:20 27 февраля.

Около 07:00 на перекрестке Луначарского и Шевченко иномарка влетела в трамвай.

Сообщение о краже поступило в полицию с Новокузнецкой улицы 27 февраля.

Налет был совершен около 12:00 27 февраля на Ленинском проспекте.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Цена на афрокосички на Юду.
Свежий номер
newspaper
  1. Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?
    1. Команда останется без медалей - 10 (83.33%)
       
    2. «Трактор» завоюет Кубок Гагарина - 1 (8.33%)
       
    3. Повторит достижение 2013 года и станет серебряным призером - 1 (8.33%)
       

Просветленная

11.10.2006
В далеком 1933-м одиннадцатилетняя Ханифа совершила хадж в Мекку

Римма Хибатуллина
Аргаяш

Когда лампа разбита...
Многолюдным и шумным был дом, стоявший рядом с главной Уфимской мечетью. Весь жизненный уклад в нем диктовала бабушка.

В далеком 1933-м одиннадцатилетняя Ханифа совершила хадж в Мекку

Римма Хибатуллина

Аргаяш

Когда лампа разбита...

Многолюдным и шумным был дом, стоявший рядом с главной Уфимской мечетью. Весь жизненный уклад в нем диктовала бабушка. Ее беспрекословно слушались 12 детей дочери Фатимы и зятя - ишана мечети Мингажетдина Нуриманова. Сын Хибатулла Искандаров и его жена Жамлиха. Вот они на старых портретах, снятых в салоне "Фотографии М.В. Шаниной", что расположился в Уфе на улице Александровской в доме N 47. Хибатулла с товарищем в солдатской шинели. Тоненькая Жамлиха послушно взяла из рук фотографа парасольку (зонтик от солнца). Мастер решил снять их с золовкой Ханифой как двух тургеневских барышень - у плетня. Ханифу, ради такого случая сделавшую модную прическу и повесившую на шею, под нарядный бант, свои любимые часики, усадил на передний план. Жамлиху под зонтиком поставил рядом. Сиражетдина, старшего из детей ишана, фотографировал у стула. Опершись на его вычурную спинку одной рукой, другую заложив за спину, юноша замер, стараясь произвести впечатление человека очень серьезного, смело глядящего в мир. Но снимок сохранил старательно скрываемую нежную округлость щек, детскую припухлость губ начинающего учителя Уфимского медресе. Он пропадал там день и ночь. Изучал Коран, старался в совершенстве овладеть арабским. Возвращался домой затемно, погруженный в свои мысли. Однажды не заметил кравшиеся за ним по ночной улице тени. Ворвавшиеся в дом грабители не пощадили никого. Погибли бабушка, Хибатулла, Жамлиха, Сиражетдин: Обезумевшая от горя Фатима упорно звала младшую дочь именем убитой сестры. "Ханифа! Ханифа!" - раздавался тоскливый крик над разоренным в одночасье домом. Но это было только началом больших бед. Революция, гражданская война, раскулачивание и репрессии окончательно разметали остатки когда-то большой семьи. Рядом с полуослепшим и больным ишаном Мингажетдином шла по уфимским улицам, прося милостыню, только младшая дочь Амина, ставшая теперь навсегда Ханифой.

Не дальше станции Яргояш

Однажды, бредя с двумя старушками в поисках съестного, Ханифа наткнулась на чудом уцелевший кустик крапивы. Он был очень мал и в воздухе повис вопрос: кому? Изголодавшаяся девочка могла легко опередить пожилых товарок и завладеть добычей. Но что-то заставило ее отойти в сторону и сказать: "Берите, я еще найду". Даже в самые голодные дни, когда приходилось ночевать на улице или в курятнике, собирать очистки у туберкулезной больницы, отец не переставал беседовать с Ханифой. Он учил ее заповедям Корана, отталкиваясь от жизненных испытаний, выпадавших на их долю ежедневно. Суры легко входили в ее сознание, кровь. Кто-то посоветовал опальному ишану, что нужно спасаться от голода и преследований на Урале. И они ушли из Уфы. В Челябинске, на вокзале, заполненном шатающимися от истощения, среди умерших от голода, к ним подошел служащий, безошибочно вычисливший в толпе ишана. Попросил помолиться об отце, расспросил и купил им билеты на поезд. Предупредил: "Не уезжайте дальше станции Яргояш. Там башкиры, они вам помогут". В голодном 1932-м их приютила деревня Норкино. С помощью деда Абдельгалима Ханифа построила маленькую землянку. Новый дом был темен и тесен, но для наскитавшихся отца и дочери здесь вновь горел родной очаг. Однажды ишан Мингажетдин сказал ей:

-- Я перед тобою в большом долгу. В благодарность за то, что ты для меня сделала, я поведу тебя в хадж.

Ханифа не сразу поняла, о чем говорит отец. О пяти столпах ислама, в числе которых паломничество к святыням Мекки, слышала раньше. Но шел 1933 год: Только-только обустроились после долгих уфимских мытарств: Как теперь отправляться в хадж? Далеко ли это? Как дойдут, ведь отец уже стар и очень плохо видит? Тревожные вопросы захлестнули волной, но ишан Мингажетдин читал душу дочери как открытую книгу и нашел нужные слова:

-- Как-нибудь мы дойдем. Когда-нибудь мы дойдем.

То, что считалось обувью, износилось очень быстро на грязных дорогах, каменистых тропках, снежных равнинах. Шли через города, села, заимки, ночевать чаще приходилось под открытым небом. Просили милостыню. По всей России царил страшный голод, каждая людская помощь была щедрым даром. Удивительно, но полуслепой отец легко находил путь, предугадывал, что их ждет впереди, выбирал безопасную дорогу. Говорить о том, что они по Советской России совершают хадж, значило подписать себе тюремный или смертный приговор. Они не знали, что совсем недавно Сталин своим декретом объявил "пятилетку безбожия" и к маю 1937-го страна должна забыть имя Бога навсегда. Два года длилось их паломничество. Вот уже остались за плечами жаркий Баку, знойный Багдад. Они добрались в Аравию в канун великого праздника курбан-байрам, в последние дни зуль хиджа.

Свет Каабы

Когда испытание близко к концу, наступает самое трудное. Раскаленный песок пустыни сжег до пузырей вынесшие сотни российских верст босые ноги Ханифы. Вот тогда она заплакала, чуть не нарушив строгие запреты хаджа. И опять отец пришел на помощь:

-- Надо потерпеть, доченька, и скоро станет легче - на месте ожогов образуется корочка, ты перестанешь чувствовать боль.

Он вновь оказался прав. И вот они, долгожданные стены Медины и Мекки. Совершенно забылся голод. Маленькой пиалы с мясным бульоном, поданной паломникам, хватало на весь день. В толпе паломников они, завернутые в белый ихрам, молятся в построенной самим пророком мечети Маккарам. Стены ее заполнены сурами Корана и хадисами Мухаммада. В числе немногих избранных идут к могиле пророка по тропинкам, где ступала его нога, читая вслух суры Корана, обретшие первозданную свежесть и глубину смысла на святой земле. Ее пропустили к могиле пророка в виде исключения как поводыря слепого ишана. Когда-то 13-летним мальчиком Мингажетдина привел впервые в хадж его отец Нугман. Ему же пришлось вести к пророку дочь. Этот дар отца Ханифа оценила, когда, пройдя мимо могил учеников Мухаммада Абубакир Садика, Гумара, Госмана, Джалиля, она увидела яркое сияние святой могилы, с которой перед ними сняли искуснейшее покрывало.

-- Мне много пришлось страдать, мне долго и трудно пришлось идти сюда. Отцу своему, приведшему меня к этому свету, обещаю, что до самой смерти буду служить пророку и исламской вере, - такой обет дала Ханифа, когда волна сияния теплым и радостным светом то опускалась на нее, то поднималась над девичьей головой.

Подаренный архангелом яхонт Каабы был ослепительно бел в этот год. Чтобы не потерять полученного благословения, они пошли в обратный путь пешком.

Обет молчания

Весною 1935-го паломники вернулись в норкинскую землянку. О хадже, подаренной в Мекке отцу священной книге и пережитых испытаниях говорить было нельзя. Об этом знали только самые близкие друзья отца, они хранили тайну. Мингажетдин начал потихоньку учить Ханифу арабскому чтению и письму, Корану и основам ислама. Осенью девочка отправилась вместе с норкинскими ребятами в Аргаяшскую башкирскую школу. Директору отрапортовала: "Я пришла в пятый класс!" Хотя в школе до этого не бывала ни разу. Полгода просидела Ханифа за партой, не умея ни читать, ни писать. Внимательно слушала учителя, старалась не отстать от сверстников и получила по итоговому изложению "отлично"! Успешнее пошли и письменные занятия с отцом, не сразу далась ей арабская вязь. К этому времени удалось разыскать маму Ханифы, теперь они вновь были вместе. Бедствовали по-прежнему, и когда в Аргаяше открылось башкирское педагогическое училище, не окончившая семи классов Ханифа стала его студенткой. Стипендия, общежитие и бесплатное питание в столовой сыграли решающую роль в выборе будущей учительской профессии. В ее судьбе были война, замужество, дети, учительская работа. Муж Талип Шарипов вернулся с фронта по ранению в 1943 году, коммунист. Он старался не замечать старательное исполнение женою намазов, требований ислама, чтения старинных книг, оставшихся ей от отца. Она же свою духовную жизнь не выставляла на общее обозрение, и дело не в боязни быть непонятой и осмеянной. Выставлять веру напоказ - большой грех, как большой грех кичиться званием "хаджи". Помня заповедь Корана "Вера не терпит принуждения", она не навязывала свои мысли детям. Но дочери и сыновья всегда уважали и любили ее. Когда в 1950 году умер отец Ханифы, похороны организовал основатель челябинской Белой мечети Нигаматжан-хаджи, ученик Мингажетдина ишана. Она провела все положенные аяты. Об этом донесли и мужа вызывали на разбирательство в райком. Ханифа Мингажевна не демонстрирует свою веру и сегодня.

Вестник мечети Маккарам

16 октября Ханифе Мингажевне Шариповой исполняется 84 года. А нынешним летом в ее дом пришел дальний вестник. Много лет хаджи Маккарам учился в исламских университетах. В Мекке ему разрешили доступ к архивам мечети Маккарам. И там, в книге регистрации паломников, он нашел запись о слепом 33-м ишане Мингажетдине и его маленькой дочери Ханифе, в страшный 33-й год прошедших хадж через всю голодающую Советскую Россию.

-- Я понимал, что сам ишан давно умер. Но очень надеялся, что жива его дочь. Вместе с покойным муфтием Габдуллой Шакаевым побывал на могиле вашего отца в Бишкиле и поразился, как в окружении заброшенных захоронений его могила ухожена, словно только вчера упокоился в ней ишан Мингажетдин, - рассказывал неожиданный гость. - Для меня честь встретиться с вами.

Если бы он знал, какие чувства, воспоминания всколыхнул в ее душе. Отец был для Ханифы духовным наставником. Он завещал ей не отвечать злом на зло, любить людей и молить Всевышнего о прощении грехов человеческих. Перед смертью отец сказал:

-- Ханифа, где ты - там я.

Свой обет, данный на могиле пророка, она исполняет всю жизнь. 11 сентября, когда в Нью-Йорке пылали и рушились башни-близнецы, в Аргаяше хоронили мою бабушку. Ожидавшие выноса судачили. Кто-то заявил, что американцы поплатились за беды, принесенные мусульманам Ирака. Собиравшая в последний путь свою старую подругу Ханифа Мингажевна обернулась к говорившему: "Не берите на себя суд Аллаха". И в перевернувшемся от очередного человеческого зла и беды мире все вновь встало на свои места.

За месяц до своей неожиданной ранней смерти дочь Наиля обронила удивившие Ханифу слова:

-- Мама, ты не человек, ты ангел. Сколько же ты вытерпела в своей жизни!

Ответом ей могли бы стать слова, прочитанные в старинной отцовской книге: "Кто ближе к Аллаху, того он больше испытывает. Прошедшего испытание приближает к себе".

Хадж паломничество в Мекку, место рождения пророка Мухаммада

Хаджи совершивший хадж в Мекку

Курбан-байрам праздник жертвоприношения, совпадающий с завершением хаджа

Зуль хидж последний месяц мусульманского календаря, когда совершают хадж

Кааба основная святыня Мекки, здание в форма куба, в северо-восточный угол которого вмонтирован черный камень в серебряном обрамлении, по преданию белый яхонт, почерневший от человеческого греха.

Ишан высшее духовное лицо

Аят имеет два значения: мусульманский обряд - угощение гостей по какому-либо случаю (торжеству); предложения, из которых состоят суры.

Ихрам белое одеяние паломников

Хадисы заповеди Мухаммада

Суры главы Корана

Комментарии
Комментариев пока нет