Новости

По словам сына актера, Караченцов попал в аварию в Щелковском районе Подмосковья.

По предварительной информации, причиной ЧП стало короткое замыкание электропроводки.

Инцидент произошел около 14:30 около пешеходного перехода на перекрестке Комсомольского проспекта и улицы Пушкина.

42-летний Аркадий вышел с работы вечером 22 февраля, сел в автобус и пропал без вести.

От «Сафари парка» до набережной в районе санатория «Солнечный берег».

Смертельное ДТП произошло на автодороге Култаево-Мокино.

100 специальных станций для зарядки экологичных электромобилей.

Массовое побоище произошло в Советском районе города на Обской улице.

Для детей и подростков, победивших тяжёлый онкологический недуг.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

"Мамы" обиделись на "папу"

23.02.2001
В известном детском доме началась "эпидемия" увольнений

Ирина КРЕХОВА
Коркино

Коркинский детский дом N 2 - один из лучших в области. Сама атмосфера этого учреждения настраивает на добрый лад: чистота, уют, сауна с бассейном, отдельные рекреации-"квартиры" для каждой разновозрастной "семьи". Воспитателей ребята зовут "мамами", а директора дома С. Щербинина - "папой". Коллектив педагогов стабильный, работоспособный, не раз отмеченный всяческими наградами.

В известном детском доме началась "эпидемия" увольнений

Ирина КРЕХОВА

Коркино

Коркинский детский дом N 2 - один из лучших в области. Сама атмосфера этого учреждения настраивает на добрый лад: чистота, уют, сауна с бассейном, отдельные рекреации-"квартиры" для каждой разновозрастной "семьи". Воспитателей ребята зовут "мамами", а директора дома С. Щербинина - "папой". Коллектив педагогов стабильный, работоспособный, не раз отмеченный всяческими наградами. Словом, почти идиллия.

Каково же было мое изумление, когда в корпункте "Челябинского рабочего" раздался звонок: "Из дома детства за последние четыре месяца уволились 14 воспитателей, проработавших много лет. Мы бы хотели рассказать вам, почему это случилось". Что за эпидемия увольнений в коллективе, попасть на работу в который считается удачей?

Разговор с бывшими "мамами" походил на групповой монолог. Поэтому представлю всех собеседников сразу: Т. Бочкова, Т. Войченко, Т. Коробицына, Л. Костромина, Н. Оленина, В. Ящук - бывшие воспитатели, В. Мелехин - бывший музыкальный руководитель.

"Тест на выживание"

-- К началу нынешнего учебного года ничто не предвещало конфликта. Коллектив у нас сложился дружный, стабильный, - рассказывают ушедшие из детдома педагоги. - Бригады по три человека, работавшие с одной "семьей", подбирались тщательно. Самый маленький стаж такой группы - пять лет. График работы был сутки через двое, что устраивало нас и детей - на протяжении 24 часов они были "в одних руках". Мы могли не только проверить уроки и проследить за порядком в "квартире", но и почитать с ними книжку, поговорить по душам, как настоящие мамы. Вдруг 30 августа на педсовете директор объявляет о смене графика, произнеся фразу, которую мы вскоре вспомнили, а он от нее отказывается: "Это будет тест на выживание". Началось именно выживание, во всех смыслах. Новый график оказался неудобным для воспитателей, особенно из поселка Роза - домой надо возвращаться в 10 часов вечера, поздно, автобусы ходят плохо. С детьми мы виделись всего шесть часов в день, еле успевали проверить уроки и передать смену другому воспитателю. Начались всевозможные проверки по "семьям" и придирки: то вещи детские не так лежат, то пыли много, то в тетради не записано, что вы были в школе и беседовали с учителями. Кроме того, ввели коэффициент трудового участия (КТУ) - моральный стриптиз, когда придраться можно к любой мелочи, мы стали терять в зарплате. Атмосфера создалась такая, что уволились по собственному желанию - не справились с унижениями. Ну не может такого быть, чтобы один человек был прав! Мы вместе со Щербининым создавали детский дом в том виде, какой он есть сейчас, были рядом с ним в самые первые годы, а сейчас двоим из нас запрещено подходить к детям на пушечный выстрел, остальным - вход только по разрешению. На прощание директор нам даже спасибо не сказал, никого не пытался остановить. Нам больно, болит душа за ребятишек и за дом, за оставшихся семь человек из "стареньких", которым просто некуда уйти.

Прозвучало еще много нелестного в адрес методов работы директора. Повторять не стану: доказать фактически невозможно, а женщины вообще и педагоги в частности - люди повышенной эмоциональности. Хотя у известного в Коркино музыканта В. Мелехина к С. Щербинину свой счет. Детдомовский оркестр народных инструментов, созданный Виктором Мефодьевичем, дважды становился лауреатом областных смотров, даже губернатор его хвалил. Однако и В. Мелехина обидел директор, заставив перед увольнением объясняться, почему он забрал с собой инструменты, которые в свое время сам же и раздобыл для детского дома, на подотчете они там не стояли.

"Они нас бросили"

После такого перечня обид все пути вели к С. Щербинину, заслуженному учителю России, между прочим. В кабинете директора при нашем разговоре присутствовали и другие сотрудники, с недоумением встретившие журналиста: "Они ушли добровольно, на что теперь жаловаться?!" И я услышала из уст директора совершенно другую трактовку одних и тех же событий.

-- По старому графику, который также вначале вызывал неприятие, мы проработали восемь лет, - говорит директор. - В 1998 году я почувствовал, что воспитательный процесс начал пробуксовывать - надо что-то менять. В июне прошлого года областная проверка указала на ряд недостатков, в частности, на снижение дисциплины и успеваемости среди воспитанников. Потому с первого сентября ввели новый график, рассчитанный на усиление работы со старшими, на проверку их успеваемости. Да, в течение дня в "семье" теперь две "мамы", у них меньше времени на "посиделки", но объективные показатели говорят, что мы только выиграли от этого - успеваемость выросла на шесть процентов, дети быстро приспособились к новшеству. Тем, кто ушел, не понравилось, что директор нарушил их размеренную жизнь.

О каких придирках и давлении речь, не понимаю. Требовательность действительно усилилась. Это ненормально? Требуют с меня, я требую с коллектива. И никого не принуждал увольняться, наоборот, на каждом совещании говорил, что трудности преодолимы, что будем работать по-новому еще лучше, чем по-старому. В зарплате никто не потерял, с введением КТУ многие получили больше обычного.

После ухода опытных воспитателей взял новых людей, многие тоже из поселка Роза, но их этот график почему-то устраивает и работают они с удовольствием. Что касается "на пушечный выстрел не подходить к детям", то, во-первых, я такого не говорил, а, во-вторых, если они уволились, то что здесь делать без разрешения директора? Порядок посещений у нас один для всех.

Виктор Мефодьевич Мелехин - дважды лауреат губернаторской премии, мы перед ним ходили на цыпочках, очень ценим все, что он сделал. Но старые инструменты мы доставали вместе, договаривался с руководителями я и платил ему за восстановление инструментов. Так неужели нельзя было оставить их детям?

Ни с кем тепло не попрощался? А вы думаете, мне не обидно было? Я для этих людей много чего делал в свое время, а они...

Заместитель директора по учебно-воспитательной работе В. Соловьева:

-- Мне жаль, что они уволились, нет злорадства и злопамятства. Многих мы бы и сейчас приняли обратно, но, по-моему, начался просто тихий женский саботаж. Они достигли своего педагогического потолка, а признать этого не хотят. Вот откуда упреки в адрес директора. Однако подбор и расстановка кадров - его прерогатива. Городской отдел образования нас в этом поддержал. Нет ни скандала, ни конфликта. Мы нормально работаем, оставшиеся о старом графике уже слышать не хотят. Если уволившиеся скучают по детям, то не надо было горячиться. По сути, это они нас бросили в трудную минуту реорганизации, а Сергей Владимирович им в трудные минуты всегда помогал.

"Здесь широкий простор для творчества"

На следующий день после визита в дом детства меня попросили о встрече другие "мамы" - из тех, про кого было сказано, что им некуда уйти. Перечислю их: Л. Балыбина, Н. Бедная, А. Дитлер, Н. Колыбельникова, Н. Репчак. И тоже - коллективный монолог.

-- Нам нравится наша работа. Здесь широкий простор для творчества, прекрасный коллектив, - говорят оставшиеся в детдоме педагоги. - Устраивает и новый график - мы чаще бываем с детьми в течение недели. Девочкам, которые ушли, надо было просто приспособиться к переменам, а они восприняли их в штыки. Надо было работать, а не уходить в личные проблемы. Неправда, что нам некуда идти, - приглашали в разные места, но нам хорошо здесь. Нам обидно, что прежде чем жаловаться вам, они не поговорили с нами, с директором. Пришли бы и высказали все, что наболело, а потом, глядишь, и вернулись.

Окончательную точку в конфликте поставят только время и результаты работы дома детства. Он как стоял, так и стоит. Как пользовался доброй репутацией, так и пользуется. И другие "мамы" спешат в свои "семьи" с не меньшей любовью к детям, чем ушедшие. Только признавать это уволившимся, видимо, больно. Но и душевные раны время лечит. Время, а не газетные публикации.

Комментарии
Комментариев пока нет