Новости

Неизвестные злоумышленники вырубили ивы и вязы по адресу: улица Захаренко, 15.

Пассажир отечественного авто погиб на месте.

Через несколько секунд после появления звука ломающихся кирпичей, труба с грохотом рухнула прямо перед подъездом.

Скопившийся мусор загорелся, огонь тушили несколько дней.

Гости высоко оценили качество реализации и масштаб проекта по воссозданию оружейно-кузнечных объектов.

Спортсмены, судьи и тренеры принесли торжественную клятву о честной борьбе.

Стайка поселилась в пойме Тесьминского водохранилища.

10-летняя девочка находилась в квартире у незнакомой женщины.

Показы коллекции осень-зима 2017/2018 стартовали в столице мировой моды 23 февраля.

Смертельное ДТП произошло на автодороге Чайковский – Воткинск.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

На пути из Лиссабона в Вавилон

27.02.2001
"Стрельба по мишеням" Эжена Ионеско в златоустовском драматическом театре "Омнибус"

Владимир СПЕШКОВ
Златоуст - Челябинск

Парижский режиссер Кристоф Фетрие ставит пьесы только французских драматургов. На разных языках (французском, немецком, узбекском, русском и даже чувашском), но лишь создания соотечественников - Мольера и Расина, Сартра и Ионеско. В этом есть не только эстетическая, но и своеобразная миссионерская задача: охватить своей театральной культурой пространство от Лиссабона до Вавилона (то есть современного Багдада). Именно так формулирует задачу сам Кристоф. Эту дистанцию он проходит явно не по прямой (скорее, по кривой или по параболе).

"Стрельба по мишеням" Эжена Ионеско в златоустовском драматическом театре "Омнибус"

Владимир СПЕШКОВ

Златоуст - Челябинск

Парижский режиссер Кристоф Фетрие ставит пьесы только французских драматургов. На разных языках (французском, немецком, узбекском, русском и даже чувашском), но лишь создания соотечественников - Мольера и Расина, Сартра и Ионеско. В этом есть не только эстетическая, но и своеобразная миссионерская задача: охватить своей театральной культурой пространство от Лиссабона до Вавилона (то есть современного Багдада). Именно так формулирует задачу сам Кристоф. Эту дистанцию он проходит явно не по прямой (скорее, по кривой или по параболе). Весной, к примеру, поедет в Пекин, где будет ставить "Мнимую служанку" Мариво. А зиму провел в Златоусте, где репетировал с актерами "Омнибуса" трагифарс Эжена Ионеско "Стрельба по мишеням". Специально для этой постановки пьесу впервые перевела на русский язык Юлия Абдулова. Проект поддержало посольство Франции.

Премьеру сыграли на малой сцене в День защитников Отечества, что заставило часть простодушной публики (ориентирующейся на название пьесы) ожидать соответствующего содержания. Напрасно. "Стрельба по мишеням" - пьеса о смерти. О коллективном бессознательном перед лицом смерти, фантомах социального и психологического безумия, шепотах и криках, остающихся без ответа. Четырнадцать актеров (семь мужчин и семь женщин) практически на пустой площадке (лишь в глубине - тускло мерцающие двери-витражи) стремительно (за час с небольшим) разыгрывают историю о смертельной и таинственной болезни, подкосившей некий абстрактный социум. Чума без малейшего намека на пир. Но с демагогами-ораторами, паникерами, мародерами, сплетниками, сборщиками трупов в тоталитарной униформе и прекрасными девушками, бьющимися в смертельных судорогах (особенно живописно бьется героиня молодой актрисы Марианны Новицкой, и эта сцена - лишь часть своеобразной фрески, пластической диагонали смертей). Вообще же у актеров нет закрепленных персонажей, они играют именно что коллективное бессознательное, переходя из образа в образ. Диалоги прерываются яростными плясками (по всей видимости, плясками смерти): то под механическую страшноватую дробь (в программке это названо "барабанами из г. Каланда"), то под некое фламенко. Балетмейстер - В. Чертова. Звучит также музыка Брамса, Генделя, Ф. Заппы, групп "Фон Магнет" и "Магма".

Актеры играют, что называется, наотмашь, форсируя все, что можно и что нельзя (форсировать голоса на малой сцене, на мой взгляд, не нужно). В результате история получается чрезвычайно пафосной (тот темперамент, который, к примеру, демонстрирует хороший актер Вячеслав Борисов, больше бы подошел для "Оптимистической трагедии" Вишневского, а не для Ионеско). И обличительной. Вот только что или кого обличают?

В учебнике "История зарубежного театра" четвертьвековой давности обнаруживаю такой пассаж: " : создатели "драмы абсурда" выразили панические настроения "маленького человека", остро ощутившего трагизм своего положения в современном буржуазном обществе, свою беспомощность в столкновении с крупным капиталом. В "драме абсурда" звучала проповедь обреченности человека, которому в тисках бесчеловечной, бессмысленной, абсурдной капиталистической действительности не остается ничего, кроме подчинения ее алогизму (Ионеско), покорного ожидания смерти (Беккет) или разрушительного и самоубийственного бунта (Жене)". Глубокая правда этих слов (без иронии) не устарела со временем. Только вот "их нравы" стали нашими: это мы сейчас именно так живем, именно так "сталкиваемся с крупным капиталом" и даже разговариваем именно так, как персонажи Ионеско (язык драмы абсурда стал современной речью). А стало быть, и действие требует естественности, легкости, стремительности диалогов и особой атмосферы. А вовсе не пафоса. Играть так, как играют Чехова в хороших спектаклях.

Замечательно, что в "Стрельбе по мишеням" есть одна сцена (точнее, мгновения внутри этой большой сцены), когда хочется воскликнуть: "Вот оно!" Актеры Любовь Вишневская и Анатолий Конопицкий играют дуэт неких "старосветских помещиков", пожилых влюбленных, сохранивших себя посреди чумного безумия. Легкость интонаций, наивность во взглядах, пластичнейшие руки Вишневской (как все же замечательно, что эта актриса вернулась на сцену "Омнибуса"). И паузы, паузы, паузы: Про себя играли, про свою жизнь, а не про некий абстрактный театр абсурда.

Опыт неудачен? Наоборот, бесценен. Актеры "Омнибуса", для которых доселе знакомство с серьезной зарубежной драматургией ограничивалось Мольером и Шекспиром, получили прививку совсем другой эстетики. Причем из первых рук. Заложенное прорастет в этом же спектакле, когда он "наиграется". Или в другом (к примеру, в чеховской "Чайке", которую на той же малой сцене начинает репетировать главный режиссер "Омнибуса" Борис Горбачевский). Могут сказать, что это сугубо внутренняя задача, но серьезный репертуарный театр без таких не живет. А для внешних задач можно Птушкину поставить.

:Постскриптум. На банкете после премьеры было произнесено немало тостов в честь Кристофа Фетрие. Оказалось, кстати, что у него есть некоторая связь и с челябинским театральным процессом. В начале девяностых он ставил в Германии экспериментальную постановку, где главную роль играл Александр Мезенцев, в то время ведущий актер нашей академической драмы, ныне играющий (судя по прессе, успешно) на сцене столичного театра имени Гоголя. Говорили о том, что "в наше трудное время Кристоф не побоялся приехать в наш тяжелый город и помогает нам выводить его из кризиса". Мсье Фетрие в ответном слове на хорошем русском языке сказал: "Вы - нормальные. И время у вас не трудное, и город не тяжелый. А такие же, как везде. Надо понять это и просто жить. Как все. И все у вас получится". Золотые слова, на мой взгляд.

В конце года Кристоф Фетрие собирается привезти в "Омнибус" курс своих французских студентов. Будут учиться в Златоусте русскому психологическому театру. n

Комментарии
Комментариев пока нет