Новости

Добычей безработного пермяка стали 5800 рублей.

23-летний Анатолий вышел из дома 10 февраля и больше его никто не видел.

В Арбитражный суд Пермского края обратилась компания "Росстройсервис".

В ближайшие сутки на территории края ожидаются снегопады и метели.

В ближайшее время жестокий убийца предстанет перед судом.

Отца двоих детей искали двое суток.

По информации "Фонтанки", "горит склад с греющим кабелем".

После этого разбойник вырвал у пострадавшей сумку и скрылся.

Пьяные мать и отец морили малыша голодом, теперь им грозит лишение родительских прав.

Накануне 28-летний сожитель жестоко избил местную жительницу.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Скала на берегу

07.11.2006
Археологи - люди, умеющие "читать" нашу землю

Михаил ФОНОТОВ
Челябинск - Чебаркульский район

На озеро Большой Теренкуль мы поехали - за открытием. Именно так.
Нацелили нас на это озеро Вадим Борисович и Ольга Константиновна Михайловы - они с давних пор бывают на Большом Теренкуле, приметили на его берегу скалу, предположили, что она "неспроста", и сказали о ней археологу Владимиру Ивановичу Юрину. Владимир Иванович отнесся к сообщению Михайловых со своей, археологической, колокольни: такая скала не может не содержать информацию  о далеких временах.
Почему?
Рельеф местности, он, как и все в мире, неоднороден.

Археологи - люди, умеющие "читать" нашу землю

Михаил ФОНОТОВ

Челябинск - Чебаркульский район

На озеро Большой Теренкуль мы поехали - за открытием. Именно так.

Нацелили нас на это озеро Вадим Борисович и Ольга Константиновна Михайловы - они с давних пор бывают на Большом Теренкуле, приметили на его берегу скалу, предположили, что она "неспроста", и сказали о ней археологу Владимиру Ивановичу Юрину. Владимир Иванович отнесся к сообщению Михайловых со своей, археологической, колокольни: такая скала не может не содержать информацию о далеких временах.

Почему?

Рельеф местности, он, как и все в мире, неоднороден. То он прост, обычен, даже скучен. Например, плоская степь. Или дремучий лес. Или "стада" хребтов. Но на степной равнине "вдруг" может оказаться некое возвышение, что-то вроде сопки. Согласитесь, это из ряда вон, скажем так, приключение. Нельзя не обратить внимание на неожиданную скалу в лесу. На лесной островок среди болот. На длинный озерный мыс. На речную излуку, ее своеобразную петлю. Даже в озерном краю попадется озеро, выделяющееся среди других какими-то выдающимися признаками. Есть, наконец, просто красивые места, которые притягивают к себе.

Археолог Юрин исходит из простого "уравнения" : если Вадим Борисович и Ольга Константиновна выделили и запомнили скалу на берегу озера Большой Теренкуль, то и до них, наверное, кто-то ее выделил и запомнил. И сколько же было у них предшественников? И в какую глубь времен они простираются?

Для людей, изучающих прошлое, это уже аксиома: и сто, и тысячу, и три тысячи, и бог знает сколько еще лет назад наши предки умели увидеть и "поставить на учет" редкие, необычные объекты природы. В этом смысле они, если и отличаются от нас, то одним - такие сюрпризы природы играли в их жизни, в отличие от нашей, очень важную роль. То, что выделялось из обычного ряда, древние люди воспринимали как божий дар, как святое место, как место, где бог чаще бывает, где слышнее ему людская мольба. Например, скала на берегу озера - готовый храм, святилище - приходи сюда, приноси всевышнему жертвы, проси его о помощи и защите, укрепись духом и живи дальше.

Таких святилищ на Южном Урале много, и далеко не все еще известны. Назову некоторые: Каменные Палатки на Аллаках, остров Веры на Тургояке, Каменный мыс на Зюраткуле, Длинный мыс на озере Агардяш, Шихан на Аракуле, Верблюд-гора у Верхнеуральска, Синий камень у Кизила, Красный камень у Миньяра... Да, пожалуй, у каждой деревни есть особое место, посещаемое и почитаемое. Значит, и в древности люди знали их.

Итак, Вадим Борисович за рулем своего "уазика", Ольга Константиновна - рядом, Юрин и я на заднем сиденье - едем на Большой Теренкуль. Озеро это расположено между Большим Кисегачом и Малым Миассово, у самой границы Ильменского заповедника. Хотя местность эта истоптана меньше других, восточный и северный берега озера не избежали застройки базами отдыха, до которых проложен асфальт, но последние сотни метров до скалы - а это южный берег - доступны, пожалуй, только нашему вездеходу.

Что, собственно, мы намерены открыть на Большом Теренкуле?

Неважно, что это - не Малая Азия, не долина Нила, не Средиземноморское побережье, куда съезжаются археологи со всего мира, чтобы извлечь из подземелья золото, бронзу, мрамор и еще какие-то баснословно дорогие сокровища для музеев, способные поражать воображение неискушенных обывателей. Это - Южный Урал. У нас не будет гробниц и саркофагов, большого золота и клинописных табличек. Там да, колыбель мира, центр цивилизации, а здесь - ее периферия. И пусть. Это наш край, и нам интересна его история, такая, какая она есть. И если каждый раз, выезжая на археологический поиск, нас лихорадит от нетерпения узнать, "что там", это можно понять. Тем более что не исключены великие открытия и на периферии исторических цивилизаций. Да и сама она, периферия, - полноправная часть исторического пространства.

Что касается скалы на Большом Теренкуле, то нам пока достаточно убедиться, что, кроме Вадима Борисовича и Ольги Константиновны, на нее поднимались другие люди, и очень давно.

Приехали. Черно-серый останец - среди берез и сосен. У озера, но не у самого уреза, поодаль от воды. А с другой стороны - болото. Легко предположить, что в древности болото было частью озера, и скала стояла ближе к воде или даже заходила в нее. Такая отстраненность от мира, защищенность от него в древности высоко ценилась.

Поднимаемся на скалу. Здесь у отвесной стены - сквозная пещерка. Щель на ее дне засыпана листьями, хвоей. Владимир Иванович спустился к пещерке, ткнул ножом в щель - там, оказывается, накопилось что-то вроде грунта или почвы. Взрыхлив ее, Юрин тут же, как волшебник, вытаскивает черепок. Что и следовало доказать. Черепок - довод веский для археолога. Весомее многих других, в том числе и таких эффектных, как, например, золотая серьга или подвеска. Коричневый осколок от горшка с рисочкой на внешней стороне - явное доказательство того, что на скалу еще в древности, может быть, в раннем железном веке или даже еще раньше поднимались люди. Скорее всего, скала и была их святилищем.

Черепок - сигнал из далекого мира, от дальних предков. Он дошел до нас, хотя, казалось бы, должен был навсегда потеряться. Особенно "тепла" эта рисочка на черепке: ее могла прочертить только человеческая рука. Природа такие рисочки не оставляет. Еще по влажной глине человек когда-то провел линию и - как бы дотянулся до нас, дал о себе знать, и мы остро почувствовали что-то свое, человеческое, родное, только нам присущее...

Потом Владимир Иванович находил керамику на поверхности скалы - то фрагменты с елочками на ободке, то кусочек венчика от горшка, то часть пряслица. Но не обошлось и без разочарования: не мы первооткрыватели. Оглядев площадку, Юрин "засек" границы засыпанного прямоугольного раскопа - здесь уже побывали археологи. К сожалению, они не дали знать коллегам о результатах своих раскопок.

Погружение в археологию Южного Урала чревато одним фундаментальным открытием: то, что наука уже знает, - сотая, тысячная или еще более мелкая часть того, что хранят подземные хранилища истории.

Комментарии
Комментариев пока нет