Новости

Пожар в заведении "Юнона" произошел в воскресенье в полдень.

52-летний водитель припарковал старенькую "Тойоту" на горке.

Из-за инцидента движение  в сторону проспекта Энгельса оказалось частично заблокировано.

По данным Пермьстата, обороты заведений общепита резко просели.

Добычей безработного пермяка стали 5800 рублей.

23-летний Анатолий вышел из дома 10 февраля и больше его никто не видел.

В Арбитражный суд Пермского края обратилась компания "Росстройсервис".

В ближайшие сутки на территории края ожидаются снегопады и метели.

В ближайшее время жестокий убийца предстанет перед судом.

Отца двоих детей искали двое суток.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Историк из Туктубаева

07.11.2006
Рашид Хакимов - журналист, ученый, писатель и... чиновник

Виктор РИСКИН
Кыштым- Аргаяш

Биография Рашида Шавкатовича Хакимова не из ординарных. Родился в деревне Туктубаева Аргаяшского района в семье учителей.

Рашид Хакимов - журналист, ученый, писатель и... чиновник

Виктор РИСКИН

Кыштым- Аргаяш

Биография Рашида Шавкатовича Хакимова не из ординарных. Родился в деревне Туктубаева Аргаяшского района в семье учителей. Был редактором каслинской газеты "Красное знамя". Последним первым секретарем райкома КПСС. Заместителем редактора областной газеты "Возрождение Урала". Девять лет - в службе занятости. Последние три месяца - заместитель главы района по социальной политике. А еще он автор четырех книг. Четвертую - "Неизвестная депортация" - привез и подарил с дарственной надписью. А затем устроил презентацию книги в администрации Кыштыма.

По другую сторону стола

Почему Кыштыма? Не только потому, что среди героев его книги есть и кыштымцы. Сама книга вышла благодаря помощи ассоциации муниципальных образований "Единение", председателем которой является глава Кыштыма Вячеслав Яковлевич Щекочихин.

С Рашидом мы знакомы лет 20. Встречались нечасто, но друг о друге были наслышаны. Известия о нем отмечались постоянством... неожиданностей. Еще вчера он редактор, а сегодня в кресле партийного секретаря. Следом - заведующий отделом райсовета и... снова журналистская стезя. Начальник службы занятости населения и... работа над очередной книгой. Где-то в паузе учится в заочной аспирантуре, защищает диссертацию и становится кандидатом исторических наук. Так кто вы, Рашид Шавкатович?

-- Я обычный человек, который ставит перед собой цель и добивается ее, - с улыбкой отвечает Хакимов. - Другое дело, что к необходимости достижения цели меня подталкивала сама жизнь.

Как всякий ученый, Рашид выражается несколько замысловато, поэтому расшифруем только что высказанную им фразу... После известных событий 1993 года, когда разогнали Советы, он остался без работы. В таком, мягко говоря, непривычном статусе ему пришлось оказаться впервые. Испытал понятные чувства недоумения, потерянности и даже унижения. В самом деле, каково состоявшемуся, успешному человеку враз ощутить себя никому не нужным, да еще идти регистрироваться в службу занятости.

-- Так получилось, - делится давнишними переживаниями Хакимов, - сидел по одну сторону стола в качестве просителя, а потом пересел на другую - уже руководителем этого ведомства.

-- Зато тебе были понятны люди, приходящие за помощью в трудоустройстве.

-- Конечно. Был случай, когда пришел ко мне бывший механизатор. Прежде славился своими трудовыми успехами, а ныне, как только хозяйство развалилось, остался не у дел. Больше всего его убивало то, что он уже не кормилец большой семьи и, естественно, не ее глава. Жена работает, а он со своими мозолистыми, натруженными руками в роли тунеядца. Мне, говорит, кусок хлеба стыдно брать. Да еще любимая дочь плачет от обиды за него: "Ну почему ты не можешь найти работу?!" Человек даже подумывал о самоубийстве. И я понял, что здесь, прежде всего, нужна психологическая помощь. Убедил посетителя, что он ни в чем не виноват. Просто сложилась такая невыгодная ситуация, из которой надо искать выход. Если ты не востребован как механизатор, то обучись другой профессии. В итоге он выучился на электрогазосварщика. Сейчас ездит вахтовым методом в районы Крайнего Севера, зарабатывает приличные деньги. Встречаю его порой и радуюсь: человек нашел свое место в жизни! Все-таки прежнее советское общество с его абсолютной социальной защищенностью не подготовило людей к возможным передрягам. Поэтому то же увольнение или сокращение воспринимается как трагедия. Как сильный ветер срывает пленку с теплицы, и не привыкшие к холодам оранжерейные цветы тут же гибнут. И это не писательское сравнение: в один год, помню, в районе случились три случая суицида среди безработных.

-- Но и тебя судьба не раз брала на излом. В 91-м ты пришел в райком, когда оттуда все бежали, в 93-м - в райсовет, когда и эти органы дышали на ладан...

-- Я часто озвучиваю одну мысль: ели-пили одни, а за разбитые горшки пришлось платить другим. Основу партии составляли честные люди, но наверху бытовали совсем другие настроения. Пропасть между руководством и рядовым составом была огромной. В то же время жило во мне такое чувство, что можно было как-то повлиять на реформацию партии. Но ошибся: процесс разложения был необратим. Та же ситуация и в 93-м. Однако я ни о чем не жалею. Считаю, два этих испытания меня закалили. Что человеку дано, он должен пройти. Хотя было трудно и морально, и материально. Спасибо жене. Альфида всегда меня поддерживала.

Долг свой исполнил

-- Каждое новое место работы добавляет новые испытания и новый опыт. Ты три месяца работаешь заместителем главы по социальной политике. Что успел сделать?

-- Приходится заниматься конкретными делами. То давать тепло в размороженный сельский Дом культуры, то разбираться с конфликтной ситуацией в сельской больнице. Так что есть от чего голове болеть.

-- Теперь перейдем к тому, ради чего мы, собственно, и встретились. Как ты стал писателем?

-- Писателем себя не считаю. Скорее, я исследователь. А если откровенно, то захотелось самовыразиться. Все-таки я был свидетелем и участником бурного десятилетия. Первый мой опыт не литературный, а научный. Занялся кандидатской диссертацией. Тема - "Организация и становление службы занятости на Южном Урале". Материал, можно сказать, лежал под ногами: я работал в службе занятости. Оставалось нагнуться и подобрать. А дальше не смог остановиться. Появилось стремление писать. Следующий труд был уже ближе к документалистике: вместе с соавторами выпустил брошюру об областной службе занятости. Затем захотелось написать о деятельности общественного движения "За возрождение Урала". Следующий труд - более объемный. Три года затратил на книгу о своем родном Аргаяшском районе. Прежде такой книги не было. Подумал: кто к нам приедет писать о районе? А я здесь живу, сам историк, ну и опыт кое-какой имеется. Словом, к 75-летию района книга "Аргаяшская земля: история и современность" увидела свет благодаря поддержке главы района Исрафиля Макиновича Валишина.

-- А как ты вышел на новую тему?

-- Тема депортации 1948 года давно меня занимала и волновала. Дело в том, что жертвами ее стали мой дед Ибрагим Каримов и тысячи других во многом совершенно невинных людей. Никто ничего не понимал, за что их срывают с родных земель и везут невесть куда. Это была трагедия не отдельных личностей, а всего народа. Государство открыто воевало со своими гражданами, цинично попирая их права. Но я не сторонник все метить одной краской - белой или черной. Да, очевидно, была необходимость секретности при создании атомного оружия. И в то же время понятие безопасности перехлестывало границы разумного. В этом деле царил субъективизм, если не откровенная подтасовка. Так, например, высылке подлежала семья Трифоновых. Но глава семьи откупился. Тогда, чтобы не исправлять фамилию в списке и не портить статистику, взяли и депортировали другую семью, к несчастью, носившую ту же фамилию - Трифоновы.

-- Что сейчас в запасниках писателя или, если хочешь, исследователя?

-- Работа. Желание как можно лучше исполнять свои обязанности. Меня, например, тревожит мысль о школах на селе. Все больше разрыв между сельским и городским образованием. И здесь свою роль должно сыграть государство, если оно озабочено созданием гражданского общества, в котором не должно быть граждан первого и второго сорта.

После беседы мы съездили к жительнице Кыштыма Ольге Ивановне Трифоновой - одной из героинь "Неизвестной депортации". Ей 86 лет, и она помнит все ужасы того времени. С благодарностью приняла от автора книгу, где есть описание судьбы и ее семьи. Выйдя на улицу, Рашид сказал: "Знаешь, вот только сейчас я почувствовал, что сполна исполнил свой долг перед этими людьми". Помолчал и добавил: "И перед моим дедом тоже!"

Комментарии
Комментариев пока нет