Новости

Ребенка забрали из неблагополучной семьи судебные приставы.

Дома строились по муниципальному контракту и в итоге были признаны аварийными.

Девочка пропала в понедельник по пути в школу.

По неподтвержденной информации, ешеход в тяжелом состоянии был экстренно госпитализирован на "скорой".

Совместно с представителями оргкомитета «Россия-2018» позитивно оценили ход реконструкции.

39-летняя екатеринбурженка пропала три дня назад.

Минувшим вечером у маршрутного такси №92 взорвалась шина.

Девушку не могут найти вторые сутки.

Связисты назвали активных пользователей сети 4G среди знаков Зодиака.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
  1. Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?
    1. Команда останется без медалей - 10 (83.33%)
       
    2. «Трактор» завоюет Кубок Гагарина - 1 (8.33%)
       
    3. Повторит достижение 2013 года и станет серебряным призером - 1 (8.33%)
       

Свежесть и теплота жизни

15.11.2006
По случаю юбилея челябинской писательницы Зои Прокопьевой

Очень немногие сочинения товарищей по перу станешь перечитывать сегодня. С течением времени слова будто глохнут, перестают дышать сквозь напластования годов. А между тем иная книга непостижимым образом сохраняет свежесть жизни, ее непреложную правду, ее теплоту. В этом есть тайна, которую я не берусь раскрыть, а вот привести в пример некоторые фрагменты прозы Зои Егоровны Прокопьевой очень хочется.

Поезд везет в дальнюю и холодную сторону ссыльных крестьян.

По случаю юбилея челябинской писательницы Зои Прокопьевой

Очень немногие сочинения товарищей по перу станешь перечитывать сегодня. С течением времени слова будто глохнут, перестают дышать сквозь напластования годов. А между тем иная книга непостижимым образом сохраняет свежесть жизни, ее непреложную правду, ее теплоту. В этом есть тайна, которую я не берусь раскрыть, а вот привести в пример некоторые фрагменты прозы Зои Егоровны Прокопьевой очень хочется.

Поезд везет в дальнюю и холодную сторону ссыльных крестьян. Женщина в пути теряет мужа. "С нею, молчаливой, вмиг почерневшей лицом, окажется рядом Нил Краюхин, сердечный человек, он придвинется к ней близко, но не утешать, а просто закрыть своей широкой спиной щель в вагоне". Так поступают сильные, немногословные люди. Так пишет сильный, не рассеивающий себя в словесах писатель.

Вот живучий крестьянский народец оказывается на строительстве Гиганта, где случались и праздники. "Катерина: подошла к роялю, села, тихонько прошлась по клавишам, немного подумала, как бы не решаясь сделать кому-то больно, и взяла аккорд. Чистым северным ветром, с шумом холодных яростных волн вошел в этот полупьяный зал Григ. И вмиг повернувшиеся к эстраде лица отрезвели: Меха на плечах полуобнаженных нэпманок шевельнулись и попадали на пол. Сомов сидел и все пытался раскурить пустую трубку. Юрий Сергеевич Сарафанов: забывшись, раздавил янтарный мундштук, единственный подарок отца, проведшего половину жизни по ссылкам и тюрьмам. Иогансон, как встал возле колонны, так и застыл, держась за нее. Он родился в России и ни разу не бывал на родине предков, но, слушая Грига, он всякий раз начинал рыдать" :

Данность конкретных минут уже сама по себе - небольшой сюжет. Но деталировка позволяет видеть картину куда как полнее, нежели чем просто женщина у рояля. Благодаря пусть беглым, но очень жизненным штрихам за иным персонажем угадывается судьба.

Нередко в череде реалистических картин внезапно возникают и фантастические. Тайга, холодная тишина, при которой сгружаются прибывшие на поселение люди. Среди необходимых вещей у одного крестьянина оказывается розовый куст, необыкновенное растение. И вот "розовый куст вышагнул из мешка, развернулся и врос посреди небольшой круглой полянки, которая тотчас осветилась ровным алым светом".

Эту необычность прозы писательницы заметил внимательный критик Валентин Курбатов: "Наиболее близок Прокопьевой оказался Андрей Платонов, лучше других умевший доказать, что природный мир - это арена общественного человека, где единичный человек не жилец.

Следом за учителем она утверждает, что розовые кусты могут цвести вместе с человеком, тракторы смеяться, а камни плакать, потому что для русского искусства нет немых вещей".

Приведенные выше отрывки и суждения критика относятся к роману "Своим чередом". Это широкое повествование о разладе в обществе, о трагических расставаниях, о тяжелой работе на строительстве Гиганта - и вместе с тем в романе так много веселого, живо-творного, несдающегося! А фантастические, вымышленные художником картины не искажают реальность, а только убеждают в нерушимой правде жизни.

Жизнь самой писательницы начиналась тоже нелегко. С 1938 года семья жила без кормильца. Военное детство. Подростком она приезжает в Челябинск. "Она сидела на фанерном чемоданишке, притулившись спиной к теплому, залатанному старыми дощечками боку кривой сараюшки. На девчонке были белые спортивные тапочки, натертые зубным порошком, и застиранное зеленое платьице с букетом тряпичных цветов у ворота" (повесть "Такая длинная ночь"). В 15 лет она рассыльная на металлургическом заводе, затем бригадир в цехе ремонта мартеновских печей, художник-оформитель.

Красивая, дерзкая "фабричная девчонка" первенствовала в яхтенном клубе, ее команда на парусных гонках обставляла яхтсменов-мужчин. У нее было звание, дающее право управлять парусником в открытом море, - яхтенный капитан первого класса. Мастерица, она построила в таежном лесу на берегу озера дом, и все в доме было сработано ею самой - печь, топчаны, столы, лавки. А ближе к городу был у нее садовый участок, настоящий цветник.

Стала Зоя Прокопьева членом Союза писателей, училась на Высших литературных курсах, опубликовала до десятка книг. Может быть, эти книги еще есть в библиотеках, есть и читатель, не забывший дорогу в книжницу.

Давно написан роман "Своим чередом" и еще давней, о чем поведала книга, не стало на земле села Истошного, откуда вышли герои Прокопьевой. "Кого ни спроси, все будут качать головами, что никогда, мол, и слыхом не слыхивали про какое-то чудное Истошное".

Но вот какая вещь! Совсем недавно журнал "Москва" опубликовал статью, в которой много места уделено роману уральской писательницы. И в ней есть такие строки: "Но мы-то, читатели книги "Своим чередом", точно знаем, что оно было, и в нем жили удивительные люди, и хотя они были самые разные, но тем не менее были одним обществом".

Рустам ВАЛЕЕВ,

писатель

Комментарии
Комментариев пока нет