Новости

К счастью, водителя в машине не было и никто не пострадал.

Еще несколько человек получили травмы различной степени тяжести.

Молодого человека задержали с крупной партией наркотиков.

Палец 7-летнего мальчика застрял в ручке сковородки.

День Защитника Отечества отметят ярко и креативно.

Робот Т800 двигается и отвечает на вопросы любопытных.

Научное шоу «Астрономия» пройдет 25 и 26 марта.

Деятельность подпольного игорного заведения была пресечена правоохранительными органами.

Чудовищные нарушения санитарно-эпидемиологических норм выявила прокурорская проверка.

О мужчине, находящемся за рулем в нетрезвом виде, стражей порядка предупредили горожане.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Владимир Скачков: "Я пишу для мечтателей и романтиков..."

16.12.2006
Диспетчер Челябинского цинкового завода сочинил роман в жанре фэнтези вместе со всей семьей

Иные писатели годами бьются, чтобы найти издателя своих литературных произведений. А диспетчер Челябинского цинкового завода Владимир Скачков, абсолютно ни на что не рассчитывая, просто выложил текст своего романа "Серебряный дракон" на сайте "Самиздат" Максима Мошкова, и вскоре получил предложение от московского издательства "Армада" напечатать роман отдельной книгой. Проект оказался успешным: роман, в котором причудливо переплелись мотивы Толкиена, Перро и Булгакова, разошелся в считанные дни. Хотя Владимир Скачков по-прежнему считает себя диспетчером и только после этого писателем.

- Владимир Михайлович, как получилось, что вы написали роман?
- Это и для меня самого удивительно.

Диспетчер Челябинского цинкового завода сочинил роман в жанре фэнтези вместе со всей семьей

Иные писатели годами бьются, чтобы найти издателя своих литературных произведений. А диспетчер Челябинского цинкового завода Владимир Скачков, абсолютно ни на что не рассчитывая, просто выложил текст своего романа "Серебряный дракон" на сайте "Самиздат" Максима Мошкова, и вскоре получил предложение от московского издательства "Армада" напечатать роман отдельной книгой. Проект оказался успешным: роман, в котором причудливо переплелись мотивы Толкиена, Перро и Булгакова, разошелся в считанные дни. Хотя Владимир Скачков по-прежнему считает себя диспетчером и только после этого писателем.

-- Владимир Михайлович, как получилось, что вы написали роман?

-- Это и для меня самого удивительно. В школе я учился неважно, писал с огромным количеством ошибок и вообще был хулиганом.

-- Что-то не похоже.

-- Честное слово. Даже вспомнить страшно, что мы вытворяли. Товарищ пойдет отвечать к доске, а я ему в это время гвоздь в парту вколочу. А он мне в отместку окурок в карман, в итоге пальто сожжем. В другой раз я зачем-то вытер испачканной мелом тряпкой портрет Ленина, за это меня не хотели принимать в пионеры. Уроки, естественно, прогуливал, отсюда плохое знание русского языка. Поэтому, когда писал роман, обложился словарями, то и дело проверял, как пишется то или иное слово, например, "блокнот" - через "о" или через "а", "поблизости" - слитно или раздельно?:

-- А как пришла в голову идея романа?

-- Как все мальчишки, я любил читать. Во втором классе мне подарили книжку "Пятеро в звездолете" Анатолия Мошковского, которая стала для меня первой встречей с фантастикой. Герои повествования продолжали жить в моем сознании, я придумывал для них новые сюжетные линии и повороты. Потом открыл для себя зарубежную фантастику - Гленна Кука, Роберта Асприна, Лоис М. Буджольд, затем увлекся российскими авторами, которые, как мне кажется, ближе к жизни. А потом наступил момент, когда неожиданно для себя я взял перо и бумагу и стал быстро набрасывать текст - строчку за строчкой:

-- Но ведь был, наверное, какой-то первоначальный замысел?

-- Нет, просто я вдруг увидел перед собой странное существо - девушку-дракона, которая как будто сидела напротив и рассказывала мне свою удивительную историю. А я только записывал ее рассказ. Естественно, домашние были моим поведением чрезвычайно удивлены, но потом прониклись моей увлеченностью. Сын Саша прочитал текст раз на десять. Жена Наталья тоже была в курсе приключений серебряного дракона по имени Джокер и даже давала мне советы: по ее мнению, в этой ситуации героиня должна была повести себя так, а вот эту сцену надо бы украсить вот такой деталью. Несколько замечаний жены вошли в роман, и я ей благодарен за творческую поддержку. Конечно, мне было интересно узнать мнение о романе не только своих домашних, но и людей со стороны - друзей, знакомых, и я всячески пытался сделать так, чтобы они его прочитали. Но у меня такой почерк, что никто не мог осилить больше двух-трех страниц. Тогда я купил компьютер и перепечатал текст, сокращая и дописывая его, добавляя новые эпизоды, а по завершении первой части выложил ее на сайте Максима Мошкова на всеобщее обозрение. Заглянув через какое-то время на форум, увидел отзыв: "Роман очень понравился! Когда же будет продолжение?", и еще целая строчка вопросительных знаков. И я написал продолжение, параллельно начал работать над реалистической повестью и в 2005 году получил предложение от главного редактора издательства "Армада" Владимира Маршавина.

-- Как шло сотрудничество с издательством?

-- По электронной почте. Мы обговорили название, мой литературный редактор Виктор Николаевич Еремин внес в текст незначительные поправки, и 29 мая 2006 года книга увидела свет. Правда, авторские экземпляры я так и не получил: для этого надо было ехать в Москву, а для меня, отца двоих детей, это накладно. Я вообще в Москве ни разу не был. Самая западная точка, где довелось побывать, - Кунгур, а самая восточная - Камчатка, там служил в армии. В общем, я стал "ловить" свою книгу в Челябинске. Впервые увидел ее в книжном магазине "Урал-ЛТД" на улице Кирова. Со мной были сын с дочерью, которые обрадовались книжке, пожалуй, даже больше, чем я. Купили десять экземпляров и сразу раздарили их друзьям и знакомым:

-- Вы родом из Екатеринбурга. Как стали челябинцем?

-- Учился я в УПИ (уральский политехнический институт) на кафедре металлургии тяжелых цветных металлов, сочетал учебу с работой в лаборатории Института химии твердого тела Уральского отделения РАН, где трудился мой отец. Я готов был остаться в институте, но там была проблема с жильем, а я к тому времени женился. И тут как раз приезжают посланцы с Челябинского цинкового завода и обещают нам не только интересную работу, но и жилье. И в 1993 году я стал челябинцем. Служебную карьеру начал мастером гидрометаллургического цеха, потом мастером редкометалльного отделения гидрометаллургического цеха и, наконец, диспетчером.

-- Как отнеслись коллеги-заводчане к вашему писательскому успеху?

-- Нормально. У нас вообще коллектив интересный, с пониманием относится ко всякому творческому труду. Про мою книгу написали в заводской газете, многие поздравляли, просили автограф. Конечно, это приятно. Но я не считаю себя настоящим писателем. Отличие любителя, к которым я себя причисляю, от профессионала в том, что я никому ничем не обязан: получился у меня роман - хорошо, и даже если я больше никогда ничего не напишу, ничего страшного не произойдет. Вот если я свои производственные обязанности перестану выполнять, это будет страшно.

-- Но другие книги Владимира Скачкова все-таки появятся?

-- Не знаю, как с книгами, а писательство я, видимо, уже точно не брошу. Иногда на меня накатывает, и я начинаю писать так, что строчки летят одна за другой. При этом у меня нет желания утвердиться через литературное творчество или получить гонорар. Я пишу для мечтателей и романтиков, которые все еще верят в сказки. Ну и для себя, конечно. Мне нравится создавать новые миры, населять их героями, многие из которых несут мои черты, делать так, чтобы добро побеждало зло.

-- Добро обязательно должно побеждать зло?

-- Не так давно я читал роман, тоже, кстати, написанный в жанре фэнтези, в котором орки совершают злодейства, а автор их оправдывает - вроде они не могли поступить по-другому в силу объективных причин. Я думаю, зло не может быть оправдано ни при каких обстоятельствах. Ни в жизни, ни в литературе.

-- Вы за цензуру?

-- Ни в коем случае. Пусть будет разная литература, разное искусство, разные жизненные приоритеты. Только в этом случае у человека появится реальная возможность выбора. Но отвечать за свой выбор он тоже должен самостоятельно.

Лидия ПАНФИЛОВА

Комментарии
Комментариев пока нет