Новости

Хищника вел по проспекту Ленина неизвестный мужчина.

Мама дошкольницы успела отдернуть дочь и льдина ударила по плечу ребенка.

Мило улыбнулись и поздравили с 23 февраля.

Праздничные выходные на День защитника Отечества будут аномально теплыми.

С 23 февраля свердловские гаишники переходят на усиленный режим работы.

Если тенденция сохранится, руководство пересмотрит программу неполной занятости.

В местах компактного проживания возводятся жилые дома, детсады, школы и центры.

День защитника Отечества артиллеристы отметят салютом в Екатеринбурге.

Сейчас проходят смотры, соревнования и выставка «Мужчина–Воин–Охотник в различных этносах».

Приборы для замера выбросов могут появиться при въезде в столицу Южного Урала.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Встреча в шпионском музее

21.12.2006
Бывший советский разведчик -  о времени, жизни.  И о себе

Мы познакомились с ним в марте прошлого года, когда я стажировался в Америке. В Атланте есть замечательный ресторанчик, куда водят всех приезжих. Его интерьер - в виде затонувшего, заросшего водорослями корабля. Визитная карточка ресторана - хозяин, артистичный человек по имени Данте.

Бывший советский разведчик - о времени, жизни. И о себе

Мы познакомились с ним в марте прошлого года, когда я стажировался в Америке. В Атланте есть замечательный ресторанчик, куда водят всех приезжих. Его интерьер - в виде затонувшего, заросшего водорослями корабля. Визитная карточка ресторана - хозяин, артистичный человек по имени Данте. Каждый вечер он лично приветствует посетителей своего заведения.

-- Вы интересуетесь политикой? - оживился Данте. - А знаете, у меня есть знакомый, кстати из России, который тоже занимается политикой. Да вы его знаете! Это Калугин.

Калугин? Тот самый? Конечно, я помнил это имя. Это он, кадровый офицер органов безопасности, получивший в 40 лет (невиданное дело!) генеральское звание, в 1987 г. написал письмо на имя Генерального секретаря КПСС М. Горбачева, в котором обосновывал необходимость деполитизации КГБ, ликвидации системы политического сыска, строгой отчетности этого ведомства перед законодательной властью и гласного освещения различных аспектов его деятельности. Это он, Калугин, летом 1990 г. выступил на конференции Демократической платформы КПСС с сенсационным на тот момент заявлением, в котором были представлены зловещие факты деятельности КГБ. Во многом благодаря этому выступлению, в одночасье ставшему известным всей стране, Калугин получил абсолютную поддержку жителей Краснодарского края в ходе выборов в народные депутаты СССР.

На встречу он согласился довольно быстро. Договорились увидеться... Где бы вы думали? В здании столичного шпионского музея, инициаторами появления которого выступили несколько отставных офицеров ЦРУ и Калугин.

Порядок, но не демократия

-- Вы долгое время работали, так сказать, внутри Системы. Знали и ее, и многих людей, определявших вектор политического развития СССР. Как вы думаете, почему нынешнее российское руководство так и не сумело создать у наших людей ощущение надежды на будущее?

-- Сегодня к власти в России пришли люди, воспитанные на ценностях административной системы. Это военные и бывшие работники КГБ-ФСБ. Их всегда учили наводить законность и порядок, чего они и стремятся достичь в меру своих возможностей. Прорыв же - экономический, духовный - возможен благодаря иным по складу мышления людям, свободным от милитаризованного духа. Сейчас в России действует старая, проверенная формула: обеспечить порядок! Какая демократия, если вся система мышления высшей власти в стране основывается на жестких, безальтернативных подходах?

-- Так вы сами всю жизнь, служа в КГБ, были поборником административного ресурса. А сейчас его осуждаете...

-- С вашим упреком согласиться не могу. Я стал народным депутатом в период разрушения прежней административной системы. Потому что знал ее хорошо и понимал, что она отжила свое. Тем более что сразу же после прихода к власти Горбачев неоднократно повторял: давайте прекратим врать самим себе. Но сегодня требуется не разрушение, а созидание. На эту роль люди моего ведомства вряд ли подходят.

-- И тем не менее все время читаю, что альтернативы нынешнему президенту нет. Вы, стало быть, иначе думаете?

-- Лично у меня к Путину хорошего отношения быть не может. Это по его указивке меня объявили предателем. Когда Путин об этом заявил в 2003 году, я обратился к нему с письмом через газету "Совершенно секретно". Я спросил президента: как он, человек с высшим юридическим образованием, мог допустить такой выпад в отношении гражданина, который еще даже не предстал перед судом? Ответа, конечно же, не получил...

-- Вы с ним проработали вместе несколько лет...

-- Что значит "проработали вместе"? В 1979 году меня командировали на семь лет в Ленинград - на должность заместителя начальника Управления КГБ по Ленинградской области. В это время туда и пришел на службу Путин. Но он работал в секретариате, в разведке не служил. Его, правда, отправляли потом в ГДР. Но эта страна никогда не рассматривалась у нас "приоритетной" : так, поддержание нужных контактов, дружественная миссия... Другое дело - ФРГ. Туда посылали людей из разведки.

-- Вам самому доводилось встречаться с Путиным?

-- Доводилось. Но он был очень неприметным. Амбиций в нем совершенно не чувствовалось. Потом, конечно, у него прибавилось навыков, опыта.

Идеалисты и циники

-- Как вы полагаете: были ли принципиальные отличия между вашим поколением, пришедшим работать в органы еще в 50-е годы прошлого века, и значительно более молодым "путинским призывом"?

-- Мы были идеалистами: считали, что социализм рано или поздно победит во всем мире. Даже когда миновала хрущевская "оттепель", верилось, что не все потеряно. Это потом, в брежневские годы, иллюзии исчезли окончательно. А Путин и другие, строившие свою карьеру в КГБ, изначально были более циничными в своих устремлениях.

-- Полноте, Олег Данилович! Вы что, пройдя стажировку в Колумбийском университете, а позже, находясь в Америке формально то в качестве корреспондента радио, то секретаря посольства СССР, не понимали, что наша страна "идет не туда"? Как-то не вяжется с образом кадрового разведчика...

-- Понимание приходило постепенно. Но стереотип мышления, сложившийся в условиях противостояния нашей страны и Запада, оставался. Мы, разведчики, жили с мыслью о том, что, будучи за границей, делаем большое, важное дело. От нас зависела безопасность страны! И сбор информации, вербовка шпионов были частью создания этой безопасности. Разве это не почетная миссия, как нам тогда казалось?

-- Да уж, благородная деятельность... Одно убийство болгарского диссидента Георгия Маркова в 1978 году в Лондоне чего стоит! Укол зонтиком - и нет человека. Вы сами писали в одной из книг, что за всем этим стоял всемогущий КГБ.

-- Этот заказ действительно прорабатывался в наших стенах. Но только с чисто технической стороны: подготовка яда. Тогдашний шеф КГБ Андропов был категорически против политических убийств. Он так и сказал на одном из совещаний: отдадим болгарам все, что они просят, но сами впутываться в это дело не будем!

-- А с деятельностью вашего ведомства внутри страны вы, надо полагать, столкнулись позже.

-- Да. Когда меня, как уже говорил, "сослали" в Ленинград. После работы в Управлении внешней контрразведки это считалось понижением по службе. Причина? Защитил перед начальством человека, обвиняемого в предательстве. В Питере на должности первого зама руководителя КГБ по Ленинградской области пришлось столкнуться (впервые!) с реальностями внутрисоюзной работы органов. Стукачество, "подслушка", вскрытие писем - это то, чем реально занимались наши сотрудники на местах. Прослушивались разговоры всех известных деятелей культуры - Товстоногова, Мравинского, Темирканова... Это люди неординарные, имевшие свое мнение, вот КГБ и следил, куда заведет их независимость мышления: в диссидентство, шпионаж или куда-либо еще. Стукачи тоже действовали, при случае сообщали о поведении этих людей.

-- А письма все вскрывались?

-- Международная корреспонденция - обязательно. Внутренняя - в зависимости от ее особенностей. Скажем, нет обратного адреса - уже сигнал к действию.

-- Вы семь лет были вовлечены во все эти вещи. А сейчас ссылаетесь на аморальность действий своего ведомства.

-- Протест зрел постепенно. А в годы горбачевской перестройки для меня стало окончательно ясно, что вся эта деятельность принципиальным образом расходится с тем, что провозглашала сама же власть. Вот я и не выдержал, выступил публично против циничного отношения органов к своим гражданам.

Кадры решают не все

-- Будучи отлученным от работы в органах в начале 90-х годов, вы полагали, что в дальнейшем сможете туда вернуться?

-- Нет, я окончательно разочаровался в этом ведомстве. После путча 1991 года меня пригласил к себе Вадим Бакатин, тогдашний председатель КГБ, и предложил должность первого зама. Уговаривал и Александр Яковлев. Я отказался.

-- Эффективность работы - это не только отношение к происходящему. Она невозможна без профессиональных навыков. Наверняка ваши коллеги в России в 90-е годы знали, где находятся Масхадов, Удугов и многие другие лидеры чеченских боевиков. Отчего тогда их так долго не могли поймать?

-- С одной стороны, существовала и продолжает существовать коррупция. Не секрет, что многие чеченцы пользовались оружием, вывезенным со складов Российской армии. А с другой стороны, пассивность КГБ и даже провалы тех или иных операций можно объяснить нехваткой сил в самих органах. После путча ГКЧП произошло страшное: тысячи сотрудников нашего ведомства ушли в отставку - и в знак протеста, и по причине того, что не знали, как работать в сложившихся условиях дальше.

-- Как складывалась ваша судьба в 90-е годы?

-- В целом удачно. После того как я стал известным всей стране, одно из британских издательств предложило написать книгу воспоминаний. Тут же подписали контракт, выплатили гонорар. Потом работал консультантом, в том числе и в администрации Б.Н. Ельцина, был вице-президентом одной из российских телекоммуникационных компаний по внешнеэкономическим связям. Работали неплохо. Через несколько лет наступил дефолт, обороты нашей фирмы резко пошли на спад. Но и это не было принципиальным моментом. А вот когда началось давление на меня лично... У меня была на тот момент долгосрочная американская виза. И я решил: уеду на время, пока не перемелется вся эта мука. И подал документы на получение "грин-кард" - американского "вида на жительство". Сейчас я - гражданин США. Разве не поразительно: страна, против которой я работал десятилетия, поддержала меня, а моя собственная - отвергает?

-- Но ведь говорили, что вы разоблачили всю нашу агентурную сеть в Америке. Поставили под удар все, что было наработано столькими годами деятельности КГБ-ФСБ.

-- Это неправда. Мой адвокат Евгений Бару на московском судебном процессе в 2003 году после его окончания вышел к журналистам и публично заявил о том, что в 19 томах "дела" он не нашел ни одного документа, подтверждавшего мое предательство интересов Родины. Суд посчитал, что я дискредитировал органы, раскрыв секретную информацию. Но речь-то шла о деятельности ведомства, работавшего в годы существования СССР. К началу судебного процесса мы уже более десяти лет жили в ином государстве!

-- Слушая вас, не могу отделаться от ощущения, что временами вами все-таки двигал материальный интерес.

-- Вы сейчас рассуждаете по-обывательски. Впрочем, так считают и в официальной России. Кстати, бывший шеф КГБ В. Крючков несколько лет назад выпустил книгу, в которой отметил, что Александр Яковлев, Вадим Бакатин и Олег Калугин были преступными единомышленниками в разрушении Советского Союза. Я воспринимаю эти слова как похвалу.

Беседовал Дмитрий СТРОВСКИЙ

Олег Данилович Калугин, 1934 г.р. В 1958 г. закончил филологический факультет Ленинградского госуниверситета. С 1959 г. - в КГБ СССР. Стажировался в Колумбийском университете по первой программе студенческого обмена между СССР и США. Корреспондент советского радио в Нью-Йорке, второй, а затем первый секретарь посольства СССР в Вашингтоне. В 1973-1980 гг. - начальник Управления внешней контрразведки КГБ СССР, в 1973-1980 гг. - первый заместитель начальника Управления КГБ по Ленинградской области. В 1989 г. ушел в отставку из органов "по политическим причинам". В 1990-1992 гг. - народный депутат СССР. В 90-х годах - руководитель и консультант ряда российских бизнес-структур. В конце 80-х был признан виновным в совершении "предательских действий" в отношении своей страны, лишен генеральского звания и правительственных наград. В дальнейшем "дело" было полностью пересмотрено, вынесен оправдательный приговор. В 2003 г. осужден (заочно) на 15 лет лишения свободы. В настоящее время - гражданин США.

Комментарии
Комментариев пока нет