Новости

Автолюбилельница на Skoda Octavia сбила коляску с четырехмесячным малышом на улице Корепина.

По предварительной информации, возгорание могло стать результатом поджега.

Четырнадцатилетняя девушка два месяца назад ударилась во время катания с ледяной горки и жаловалась на боль в ушибленном суставе.

Оно сможет выпускать продукцию, которая сейчас закупается за рубежом.

Инцидент произошел в Петроградском районе города минувшим вечером.

Инцидент произошел минувшим вечером на Шоссе Космонавтов.

Деньги предназначались для оплаты коммунальных услуг.

Агрессивного наркомана задержали сотрудники Росгвардии.

Учитывались разные аспекты проживания в регионе.

Молодой человек четыре месяца находился в федеральном розыске.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

В театре только "Бабы"

12.03.2001
Явление мастерской новой пьесы как главное событие челябинского сезона

Владимир СПЕШКОВ
Челябинск

...Сажусь в машину  и еду далеко. Сквозь заснеженные поля и березовые рощи.

Явление мастерской новой пьесы как главное событие челябинского сезона

Владимир СПЕШКОВ

Челябинск

...Сажусь в машину и еду далеко. Сквозь заснеженные поля и березовые рощи. За колючую проволоку. В атомный город. Тамошние театральные люди начинают говорить, что живут в стороне от столицы Южного Урала и ничего не знают, расскажите про тенденции и новые имена. Я, как Боян, начинаю песню о том, что есть, мол, в Челябинске мастерская новой пьесы "Бабы" :

-- Знаем, знаем, - говорят мне. - Про этих знаем. Девушки, которые матерятся на сцене.

-- Матерятся, - соглашаюсь я. - Но ведь талантливо. Хотя дело вовсе не в этом.

Все уже знают про "Баб". Точнее, все, кто интересуется сценическими новациями, современной драматургией и тем страшно модным социокультурным феноменом, что называется "документальный театр". Знают про "Баб" в Москве, Новосибирске, Екатеринбурге и даже в Лондоне, в театре "Роял корт", пропагандирующем по всему миру "документальную драму" и соответствующий стиль режиссуры. Руководитель "Роял корта" Элиз Доджсон в Москве после спектакля "Дворовая девчонка" подошла к создательнице, лидеру и режиссеру "Баб" Елене Калужских и сказала: "Вы нам подходите". Так что летом, если Британский Совет не подведет с командировочными, Лена отправится на стажировку в Лондон, в "Роял корт", будет работать с английскими актерами.

"Бабы" - это Елена Калужских (она училась режиссуре у Виктора Деля в Челябинском институте культуры, сейчас сама преподает там), четыре актрисы (Наталья Сколова, Юлия Резниченко, Алла Точилкина, Янина Кривоспицкая - все в прошлом году закончили курс Тенгиза Махарадзе) и четыре спектакля, настолько разных, что поражаешься, как они могут быть созданиями одного режиссера.

"Чудная баба" по пьесе главной российской абсурдистки и литературной ведьмы Нины Садур - работа милая и цельная, эмоционально заразительная, но, на мой взгляд, еще ученическая, первый шаг этого режиссерско-актерского союза. Гибкая пластика, русалочья красота Натальи Сколовой (Чудная баба), способной играть пограничные состояния, быть изломанной, смешной, странной, двойственной, не заслоняют характерную и основательную героиню Юлии Резниченко (Лидия Петровна), это именно дуэт, чудаковатый, странный. Щемящий мотив, спетый на два голоса.

Год назад в "Кухне ведьм" по пьесе Михаила Угарова сошлись уже все четыре актрисы. Сам драматург, увидев их в мае 2000-го на семинаре-лаборатории в столичном театре "Апартэ", был поражен: "Никто так не прочитал эту пьесу, не нашел такого хода. Старухи играли старух, было скучно. Ваши юные актрисы нашли тот способ существования, ту манеру игры, которую редко встретишь даже на столичной сцене. Сейчас ведь у многих есть легкость, но за ней нет смысла. У вас есть. За всем есть смысл. Но все делается легко и изящно".

В "Кухне ведьм" есть тайное и темное знание ("Старость - дело темное", - вспоминается строчка Марины Цветаевой). Корневое, от земли и воды, заговоров и причитаний, запаха дерева и яблок. Откуда это знание у совсем юных женщин (не только ведь от часов, проведенных в Публичной библиотеке за книгами о колдовстве) - загадка. Мудрость и юность, легкая гибкость тела и тяжесть знания - вот что такое эта "Кухня ведьм".

"Тень дерева" по пьесе молодого новосибирского драматурга Екатерины Нарши - совсем другой спектакль. Пьеса не представляется мне особенно интересной, обычное дамское драматургическое рукоделие, выписывание фраз. Одиночество человека в огромном городе, некоммуникабельность, страхи, нервные срывы, попытка найти опору, жизненный стержень в чем угодно, хотя бы в тени дерева. Все слишком абстрактно. Конкретной была героиня этого спектакля (или герой - этот персонаж зовется "Человек в комнате"), сыгранная Аллой Точилкиной в пульсирующем ритме, с ломкой пластикой. Подбитая птица, Бланш Дюбуа из современного мегаполиса, отталкивающая протянутую руку и без слов молящая о помощи. А вообще все действо больше походило на балет, чем на драматический спектакль.

"Тень дерева" летом прошлого года они сыграли в подмосковной Любимовке, на семинаре молодых драматургов. Там произошла встреча с англичанкой Ребеккой Причард, автором "Дворовой девчонки". В конце прошлого года "Бабы" сыграли премьеру по этой пьесе в Москве в рамках фестиваля "Документальный театр".

Я считаю "Дворовую девчонку" (в Челябинске "Бабы" иногда играют ее в старом подвале "Манекена") самым интересным событием нынешнего театрального сезона. Не похожим ни на что, идущее на других челябинских сценах. Спектакль, начинающийся как провокация в духе Формального театра Андрея Могучего (актрисы в образах своих героинь - "трудных подростков" лондонских окраин - вступают в диалог с собравшимися в фойе зрителями), развивается как очерк нравов, собрание зарисовок с натуры (вот вам и "документальный театр"), а завершается мощнейшим эмоциональным взрывом, трагическим катарсисом. Редкое внимание к деталям (безупречно точные, "говорящие" костюмы героинь), к слову и интонации (ненормативность этих слов абсолютно оправданна - таков материал), есть сострадание и предупреждение. "Бабы" называют "Дворовую девчонку" "спектаклем-акцией против наркотиков", и в этом нет конъюнктуры: про зло, погубившее их героинь, они действительно играют с такой яростью и болью (и никакой красоты порока, чем так грешит плохой театр), что для кого-то это, быть может, станет предупреждением. Проект осуществлен при поддержке Британского Совета, к которому, надеюсь, присоединятся вскоре и челябинские структуры.

Некоторые итоги и планы "Баб". Успех на фестивалях (Гран-при на "Документальном театре" в Москве, призы "За воплощение идеи независимого театра" и "За лучшую женскую роль" на фестивале "Сибальтера" в Новосибирске). Огромный интерес к челябинскому коллективу столичных драматургов. Ольга Михайлова написала для "Баб" пьесу "Без них" - вариация на тему чеховских "Трех сестер". Елена Калужских видит ее воплощение как спектакль-подиум со стильными костюмами. А для спектакля по документальной драме Михаила Угарова о современной армии придется, наверное, надевать кирзовые сапоги. Материал для Угарова "Бабы" собирали сами: разговаривали с матерями солдат, девушкой-поваром, прошедшей Чечню, читали письма с войны: То есть делали то, чем редко занимаются обычные актрисы.

Но "Бабы" - необычные. Без статуса, без стабильного положения, без своей сцены, без зарплаты (на жизнь, прямо как в каком-то Нью-Йорке, актрисы зарабатывают в свободное от спектаклей и репетиций время). Без мужчин, в конце концов.

-- Лена, - осторожно спрашиваю я Калужских, - а вы не феминистки?

-- Да вы что, - смеется она. - У меня вообще муж грузин, какой тут феминизм? Имидж такой, идея. Содержательная, репертуарная. Будем придерживаться ее, пока она себя не исчерпает.

Так что "Бабы" - не феминистки. Они - нормальные, юные, очаровательные, слабые, сильные, очень талантливые. Нуждающиеся во внимании, любви и поддержке челябинских театралов и культурных начальников. n

Комментарии
Комментариев пока нет