Новости

По словам сына актера, Караченцов попал в аварию в Щелковском районе Подмосковья.

По предварительной информации, причиной ЧП стало короткое замыкание электропроводки.

Инцидент произошел около 14:30 около пешеходного перехода на перекрестке Комсомольского проспекта и улицы Пушкина.

42-летний Аркадий вышел с работы вечером 22 февраля, сел в автобус и пропал без вести.

От «Сафари парка» до набережной в районе санатория «Солнечный берег».

Смертельное ДТП произошло на автодороге Култаево-Мокино.

100 специальных станций для зарядки экологичных электромобилей.

Массовое побоище произошло в Советском районе города на Обской улице.

Для детей и подростков, победивших тяжёлый онкологический недуг.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Мансарда раздора

10.01.2007
Живут через стенку под разными крышами. Кем приходятся друг другу? Саткинские чиновники ищут ответ полгода

Татьяна ГОРОДЕЦКАЯ
Сатка-Челябинск

16 лет назад на окраине Сатки появился поселок "Горняк".
Строил его хозспособом комбинат "Магнезит" для своих работников, в основном горняков. Двухквартирные одноэтажные дома в ту пору считались жильем элитным. Говорят, в проекте  в дальнейшем предусматривались мансарды, но этого документа мне никто  в Сатке так и не показал.

Живут через стенку под разными крышами. Кем приходятся друг другу? Саткинские чиновники ищут ответ полгода

Татьяна ГОРОДЕЦКАЯ

Сатка-Челябинск

16 лет назад на окраине Сатки появился поселок "Горняк".

Строил его хозспособом комбинат "Магнезит" для своих работников, в основном горняков. Двухквартирные одноэтажные дома в ту пору считались жильем элитным. Говорят, в проекте в дальнейшем предусматривались мансарды, но этого документа мне никто в Сатке так и не показал. Но именно возведение мансарды в одном из домов стало причиной нешуточной ссоры двух соседей - Хановых и Ковалевых. В редакцию "Челябинского рабочего" увесистое заказное письмо с приложением всевозможных документов отправил Фидаил Ханов.

"Живем со страхом"

Версия Хановых

В 2003 году супруги Хановы приобрели квартиру в "горняцком" доме по улице Парковой. Сделали отличный ремонт. Общение с соседями по дому, по их словам, ограничивалось редкими приветствиями. Не досаждали друг другу.

-- Как-то весной ко мне обратилась Любовь Ковалева с просьбой подписать соглашение, необходимое им для оформления участка в собственность. Я без возражений подписал, - вспомнил Фидаил единственный длительный разговор.

Утром выходного дня в июле минувшего года Хановы услышали шум на чердаке. Фидаил поднялся наверх и увидел четырех таджиков, которые сгребали теплоизоляционный слой, разделяя помещение на две половины. В ответ на расспросы посоветовали все узнать у соседа.

Увидав соседа на улице, Хановы обратились к Михаилу Ковалеву с просьбой "принять". Тот назначил время, но в указанный час дверь не открыл.

-- Пришлось караулить его жену, - вспоминает Фидаил. - Она позвала мужа, мы начали его расспрашивать, а в ответ услышали: "Я с малознакомыми людьми личные проблемы не обсуждаю! Но даю вам гарантию, что все будет хорошо".

Дотошный Ханов вновь полез на чердак, где рабочие начали возводить стену. Уговорил их объяснить, что происходит, и впервые увидел проект будущего второго соседского этажа, нарисованный на листке бумаги.

Фидаил Ханов отправился к главному архитектору района Валерию Коврижных. Тот объяснил, что Михаил Ковалев собрался надстраивать мансарду.

Пока Фидаил рассуждал, чем стройка может обернуться для его жилища, процесс набирал обороты. Через несколько дней таджики стали разбирать соседскую половину крыши, ломая все крепления, - хановская кровля уперлась в построенную стенку, а рядом появился сруб второго этажа.

Вот тогда Фидаил отправил первые письменные жалобы в отдел архитектуры, прокуратуру, главе городского поселения. В конце июля прошел сильный ливень - квартиру Хановых залило.

-- Я помчался к соседям, конечно, ругался, но сын Ковалевых за-крыл передо мной дверь, - говорит Ф. Ханов. - На следующий день пришел участковый милиционер, чтобы составить протокол по поводу моего вторжения в чужое жилище. Сотрудник налоговой инспекции Ф.Р. Ханов был явно обескуражен таким визитом.

С этого дня стала расти стопка копий заявлений, жалоб, актов обследования жилья. Еще быстрее шла стройка. Из ответов главного архитектора и прокурора Хановы узнали, что " : работы по реконструкции дома по адресу: Парковая, 39/2, начаты в нарушение требований ч.ч. 2, 9 ст. 51 Градостроительного кодекса РФ без разрешения на строительство". В предписании инспектора архитектурно-строительного надзора Саткинского района З.М. Васиной от 1 августа суть изложена доступнее: отсутствует разрешение на строительство, проектная документация на реконструкцию объекта разработана не в полном объеме, отсутствует согласие всех правообладателей жилого дома, то есть соседей. Поэтому предложено застройщику объекта Ковалеву М.Н. приостановить выполнение строительно-монтажных работ до получения разрешения на реконструкцию. 11 августа Саткинская прокуратура возбудила в отношении Ковалева М.Н. дело об административном правонарушении. Впоследствии на него был наложен штраф.

Очередной сильный ливень, напрочь смыв следы ремонта в двух комнатах, не только не остудил пыл Ханова, но и заставил еще активнее отстаивать право жить в нормальных условиях. Знакомство соседей продолжилось в городском суде, куда Хановы направили иск. В ходе судебных разбирательств были представлены акты комиссии управления по городскому хозяйству, подтверждающие самовольное строительство и предписывающие М.Н. Ковалеву до 1 августа 2006 г. предоставить в ООО "УЭ ЖКХ" проектную документацию. Акты территориального отдела "Роспотребнадзора" содержали сведения о том, что в квартире Хановых " : отмечается недостаточный воздухообмен, повышенная влажность и сырость". Зафиксированы следы затопления. Помимо этого Хановы указывают на появление многочисленных трещин в фундаменте дома и панельных стенах, являющихся общими. Они утверждают, что трещины стали появляться после начала строительства мансарды.

-- Мало того что нам нанесен ущерб в результате вскрытой крыши, мы еще должны жить в постоянном страхе: а не развалится ли дом из-за незаконного строительства! - возмущаются Хановы.

На очередном судебном заседании в октябре Ковалевы представили суду: разрешение на реконструкцию под номером 39, выданное администрацией Саткинского муниципального района 29 сентября. Казалось бы, точка поставлена. Но Хановы переправили ее на запятую, подав иск против действий администрации Саткинского района.

"Действуем по закону!"

Версия Ковалевых

Признаюсь, я еле уговорила на встречу Любовь Ковалеву - ее муж был в командировке. Она не скрывала волнения и раздражения: во-первых, эта история всем истрепала нервы, во-вторых, не хочется огласки в маленьком городе. Но несправедливо было бы выслушать лишь одну сторону. Наверняка у противоположной есть серьезные основания для защиты собственных прав.

-- Этот дом мы строили сами и сразу же предполагали когда-нибудь расширить жилплощадь за счет мансарды, - говорит Любовь.

В отделе архитектуры Любовь Ковалева выяснила, что для начала строительства необходимо оформить земельный участок в собственность. Потребовали оформить соглашение с соседями.

-- В марте я обратилась к Ханову с просьбой подписать документы. Тогда же спросила его, не намереваются ли они дом надстроить. Он ответил, что на это пока нет средств. Я сообщила, что мы будем строиться. Он ответил: "Ну ладно, что ж теперь:"

Пригласили специалистов для обследования дома - надо же сначала выяснить, выдержит ли он такую нагрузку, хоть в проекте и было предположение насчет мансарды. Они посоветовали нам укрепить фундамент для надежности, хотя муж при строительстве много лет назад его основательно укрепил. По совету специалистов мы поставили шесть специальных стоек - мансарда у нас "выносная" с выходом на веранду. Так что основная нагрузка приходится не на сам дом, а на веранду и эти стойки.

Специалисты ООО "Пирамида", с которыми мы заключили договор 7 июля, сделали обследование фундамента и подготовили проект. Лицензию на их деятельность показать не могу - она подшита к делу и находится в суде. Обследование других конструкций, то есть несущих стен, провели специалисты проектного отдела комбината "Магнезит".

-- А почему вы не предоставили в отдел архитектуры проектную документацию и заключение экспертов насчет надежности дома?

-- А на основании чего же нам выдали разрешение на строительство?! Про заключения экспертов ООО "Пирамида" и проектного отдела я вам сказала, а вот и проект мансарды, который мы показали архитектору.

Женщина перелистала несколько страничек с чертежами и эскизами, оформленными в файлы.

-- Все, что положено, мы сделали! А вы дом видели? Хорошо же получилось, просто Хановым обидно-завидно стало, что мы надстройку решили сделать. Они начали скандалить еще тогда, когда их еще не затопили.

-- Кстати, а почему вы после потопа не зашли к соседям и не предложили все исправить: обои, например, купить новые?

-- Да мы в суде сразу сказали: ущерб возместим. Неужели у них все так страшно?

-- Да ничего хорошего: в спальне гипсокартон на потолке в нескольких местах треснул, обои на стенах коробятся, все в подтеках, а окна заросли черной плесенью, особенно в детской - жуть!

-- Пластиковые окна могут зарасти плесенью, если помещение не проветривать. Нашу половину еще чаще этим дождливым летом топило - без крыши практически дом стоял, но наши окна не за-плесневели!

-- Любовь Константиновна, а почему вы в марте не взяли с Ханова письменное согласие на реконструкцию?

-- Да я и не знала. А когда земельный участок в собственность оформили, выяснилось, что по Градостроительному кодексу на реконструкцию частного дома вообще никакого согласия соседей не требуется.

Очевидное - невероятное Версии чиновников

Заместителя главы Саткинской администрации по вопросам строительства и архитектуры Сергея Жевлакова появление журналиста не обрадовало. С ходу стало ясно: "соседская ссора" и чиновников достала. Но я пришла не обсуждать поведение взрослых дядек, а разобраться, на основании чего Сергей Иванович подписал разрешение на строительство, если, как уверили меня Хановы, до сих пор Ковалевы нужных документов не представили. Или все-таки, как за-явила Любовь Ковалева, документы есть? И еще один вопрос: так должны были соседи заранее известить друг друга о начале стройки?

-- По Градостроительному кодексу - должны получить либо согласие, либо несогласие в письменном виде, - утверждает Сергей Жевлаков. - В этом доме общие фундамент и стена, потому по всем параметрам он считается многоквартирным. Но дело в том, что находятся половины на участках, оформленных в собственность разными людьми. На основании этого Ковалевы утверждают, что являются владельцами индивидуального дома, когда согласия соседа не требуется. И суд будет разбираться в этом вопросе.

-- Ковалевы начали собирать документы, когда дело дошло до суда. А разве можно давать разрешение на реконструкцию после ее практического завершения?

-- Поначалу мы его не давали, но потом посмотрели: общих интересов нет - участки разные, расчеты он представил. Ну хочет человек улучшить свои жилищные условия, а сосед мешает. Как тут быть? А у нас ввод каждого квадратного метра сегодня - это государственная задача! Я борюсь за каждый квадратный метр в районе! Тем более если речь идет об улучшении жилищных условий.

-- Но нельзя же их улучшать за счет ухудшения условий соседей! Мансарда появилась - дом трещинами пошел.

-- Ну, это еще не факт, что мансарда виновата. Ковалев мне сказал, что Ханов погреб копал, может, оттого грунт "повело". Суд принял решение провести независимую экспертизу состояния здания и произведенной мансарды, то есть сделать то, что в первую очередь обязан был выполнить за-стройщик. Но не выполнил. Так что пока ждем вывода экспертизы и решения суда. Если откровенно, я по-человечески не понимаю действий этих людей: один не соизволил соседа убедить, второй палки в колеса вставляет:

Посмотреть на старый дом новой конструкции мы отправились с главным районным архитектором Валерием Коврижных. Увидев его воочию зимой, архитектор помрачнел. Я включила диктофон.

-- Валерий Александрович, как у архитектора, у вас есть какие-то претензии к готовой мансарде или их трудно выявить навскидку?

-- Во-первых, нужно было сток направить не на крышу соседа, а, наоборот, в другую сторону. Во-вторых, вентиляционную трубу надо было сразу поднять - по правилам она должна быть выше конька крыши, иначе в помещении нарушается воздухообмен. Кроме того, необходимо было предусмотреть водоотвод - видите, какой "снежный мешок" лежит над окном Хановых?

-- Даже если Ковалев, наконец, предоставит вам необходимую проектную документацию и получит положительное заключение экспертизы относительно технического состояния здания, ему все равно придется устранять ваши замечания?

-- Конечно. Он для получения разрешения представил лишь документы ООО "Пирамида", которые и эскизным проектом можно назвать с натяжкой. К тому же нам до сих пор не передана лицензия этой строительной организации, подтверждающая ее законную деятельность. Настоящий проект оформляется в соответствии с инструкциями, где все указано до мелочей. Рабочий проект предполагает указание конкретных узлов и деталей. До начала строительства мы обязаны все посмотреть и оценить, чтобы выявить нарушения заранее, а не как сейчас.

Не дождался пресловутой документации и начальник территориального отдела "Роспотребнадзора" Борис Шампаров. Но, как и архитектор, принял участие в подготовке разрешения на реконструкцию, не связывая "плесень и сырость" в квартире Хановых с существом вопроса. Зато напомнил, что помимо их службы проект должен быть согласован с пожарными, чего тоже не произошло. Дай бог, чтобы беды не случилось. Но ведь когда льет или горит в одной половине, во второй сразу почувствуют наличие соседей "в индивидуальном доме на частной земле". На своем огороде, по Градостроительному кодексу, можно что угодно городить, но в этом случае есть жесткие правила, учитывающие расстояния между соседними частными строениями. Частные владения этих соседей разделяет лишь тонкая стена.

Хеппи-энд в фантазиях автора

Закончив расшифровку диктофонных записей и изучение документов, решила отдохнуть. Но в голове крутились высказывания саткинских чиновников о том, что соседям злополучного дома можно прийти к примирению даже в сложившейся ситуации. Разыгравшаяся фантазия услужливо предложила сюжет.

...Выходной день, кружится тихий снег. Михаил Ковалев возвращается с утреннего рапорта на комбинате. Неожиданно его взгляд падает на разбухший "снежный мешок", угрожающе нависший над половиной соседа. Михаил заходит в дом, быстро переодевается в фуфайку и валенки, берет лопату и, невзирая на злобный лай соседского пса, начинает чистить крышу. Выглянув в окно, ошарашенный Фидаил стремительно облачается в валенки и фуфайку, берет лопату и выходит помогать. Удивленные жены, как по команде, каждая на своей половине споро заготавливают закуску.

Закончив работу, мужики закуривают (эх, не спросила, курят ли они!). Потом неважно кто предлагает отметить ударную работу. Собираются за общим столом (на чьей половине - обдумаю потом), радостные женщины расставляют закуску и дымящиеся пельмени. За налитыми чарками идет поначалу неловкий разговор. Затем Михаил предлагает Фидаилу присоединиться к реконструкции. Тот озадаченно чешет затылок - вроде собирался веранду перестроить, но, махнув рукой, соглашается. Обрадованный Михаил предлагает помощь. Фидаил уточняет:

-- Сделаем все по закону: с экспертизой, чтоб дом не рухнул, и хорошим проектом.

-- Несомненно! - поддерживает Михаил.

Женщины обсуждают, какие обои лучше купить, чтобы переклеить затопленные в спальне.

...Главный архитектор с удовлетворением и полным правом подписывает разрешение на реконструкцию. Замглавы по строительству с упоением диктует секретарю последние сводки сдачи заветных квадратных метров. Глава района получает благодарственное письмо от губернатора за до-срочное выполнение национальной жилищной программы. Губернатор:

Что-то меня занесло! Я ведь так и не выяснила, возьмется ли Михаил за лопату. На следующее утро после разговора с его женой я позвонила Михаилу Ковалеву с просьбой назначить встречу. Он попросил перезвонить в 12 часов. Но ни в 12.00, ни позднее на другом конце провода трубку так и не взяли. Видимо, и в обеденный перерыв директор горного управления ОАО "Комбинат "Магнезит" М.Н. Ковалев не нашел времени для обсуждения личных проблем с журналистом.

Комментарии
Комментариев пока нет