Новости

Парк имени Ленина приглашает в «Мурляндию».

Церемония закрытия состоялась на многофункциональной арене «Ледяной Куб».

Трехлетний мальчик умер в реанимации детской больницы Челябинска.

Можно быть в курсе всех новинок, не выходя из дома.

Чиновники сели за парты в школе управления.

Инвентаризация точек загрязнения главной реки России стартовала в Ярославской области.

По данным ГИС-центра ПГНИУ, заканчивающаяся сегодня зима стала самой снежной за последнее десятилетие.

В один из районных судов Великого Новгорода поступил необычный иск.

Олимпийца, многократного чемпиона СССР и чемпиона мира не стало в 69 лет.

Причиной смертельного происшествия стало взорвавшееся колесо.

Loading...

Loading...




Свежий номер
newspaper
  1. Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?
    1. Команда останется без медалей - 10 (83.33%)
       
    2. «Трактор» завоюет Кубок Гагарина - 1 (8.33%)
       
    3. Повторит достижение 2013 года и станет серебряным призером - 1 (8.33%)
       

...Славятся изяществом своим

17.01.2007
Каслинское художественное литье - это целый мир исторических и художественных сюжетов

Благодатью исторической памяти отмечен самобытный дар уральских мастеров каслинского художественного литья. Старинное селение Касли, что на Южном Урале, возникло в XVIII веке, когда в 1746 году тульский купец Яков Коробов построил на землях, купленных им за бесценок у местных башкир (250 тысяч десятин земли), чугуноплавильный и железоделательный заводы. Одновременно велись и поиски руды, на берегу озера Иртяш начинается добыча бурого железняка. В 1747 году Каслинский завод выдал первый чугун.
В справочных изданиях по Уралу говорилось о Каслях:  "Большая часть чугуна переделывается заводом в железо, но много также употребляется на отливку различных изделий из вагранок.

Каслинское художественное литье - это целый мир исторических и художественных сюжетов

Благодатью исторической памяти отмечен самобытный дар уральских мастеров каслинского художественного литья. Старинное селение Касли, что на Южном Урале, возникло в XVIII веке, когда в 1746 году тульский купец Яков Коробов построил на землях, купленных им за бесценок у местных башкир (250 тысяч десятин земли), чугуноплавильный и железоделательный заводы. Одновременно велись и поиски руды, на берегу озера Иртяш начинается добыча бурого железняка. В 1747 году Каслинский завод выдал первый чугун.

В справочных изданиях по Уралу говорилось о Каслях: "Большая часть чугуна переделывается заводом в железо, но много также употребляется на отливку различных изделий из вагранок. Чугунное литье по качеству своему доставило знаменитость Каслинскому заводу. В Среднюю Азию чугунная посуда идет исключительно из Каслинского завода. В особенности славятся изяществом своим мелкие вещи из каслинского чугуна, бюсты, ажурные тарелочки, пепельницы, спичечницы и прочее... Завод прославился своим литьем, доведенным до высокой степени художественности..."

Впервые Каслинский завод Кыштымского горного округа был удостоен золотой награды (Малой золотой медали Вольно-экономического общества) в 1860 году. Спустя год - новая награда - Малая серебряная медаль Мануфактурной выставки в городе Санкт-Петербурге. На протяжении многих лет изделия каслинских мастеров выставлялись на многих международных художественных выставках: почетные дипломы, серебряные и золотые медали на Всемирных выставках в Париже (1867), Вене (1873), Филадельфии (1876), Копенгагене (1888), Стокгольме (1897) и вновь в Париже (1900).

Если не полениться, да проехать, пройти по уральским городкам и деревням, особенно в районе Кыштымского округа, куда входят поселения каслинских мастеровых, то еще и сегодня можно встретить в избах местных жителей всякую домашнюю утварь из чугуна - от фигурной печной заслонки и сковородки до изящных шкатулок и даже мебели, разных этажерок, скамеек, столиков. "Про каслинское литье да про мастеров его давным-давно слава по свету гуляет. И тем эти мастера славы добились, что своей горячей кровинкой сумели чугун оживить. Недаром сказки и были про этих умельцев в народе живут. Из поколения в поколение передаются", - писала известная уральская писательница Серафима Власова. Как-то все здесь, в уральской Швейцарии, в краю больших и малых озер, чудным образом переплелось: природная краса, чугун, сказы про "живинку в деле"... Про то самое волшебное литье, что "с давних годов укоренилось". Как говаривал Павел Петрович Бажов, часто бывавший в этих местах: "Тоже ведь фигурка, сколь хорошо ее ни слепит художник, сама в чугун не заскочит. Умелыми да ловкими руками ее переводить доводится". Вот так, из притч, легенд, сказов и рождалась самобытная история о Каслинском заводе, о его умельцах-мастеровых, что могли шутки ради поймать в чистой озерной воде рака, живьем отформовать его, тут же отлить в чугуне и пожалуйста - готово оригинальное пресс-папье... Или брелок-окунек еще был - ювелирная работа знаменитого в Каслях мастера Н. Вихляева. "Мы - практики-натуралисты, - говорил старейшина каслинских мастеров Михаил Осипович Глухов, - мы берем с натуры, а не из головы. Значит, природу мы не искажаем".

Каслинское художественное литье - это целый мир различных сюжетов, начиная от воплощения в чугуне осеннего дубового листа в виде пепельницы и заканчивая сложными скульптурными композициями. Достаточно сказать, что к 1900 году, когда Большие Касли приобрели всемирную славу на выставке в Париже, заводской каталог насчитывал более 750 моделей. И любую из них можно было заказать! Нынешний каталог, изданный в 1988 году, имеет всего 245 наименований...

Однако вернемся к истории Каслинского завода, ибо только она несет в себе печать долголетия и прочности бытия, под стать самому материалу - чугуну, что хранит почти забытое ныне тепло домашнего очага. В 50-е годы XVIII века Каслинский завод давал в год до 130 тысяч пудов чугуна. До 80 тысяч пудов полосового, сошникового и кускового железа увозили из Каслей на продажу и за границу. И на том железе была марка два соболя. "Соболиное" железо пользовалось известностью далеко за пределами России, особенно ценили его в Англии.

Художественное литье Урала тесно связано с черной металлургией. Оно было естественной ветвью русского декоративно-прикладного искусства и развивалось в общем русле того искусства. Первые художественные отливки из чугуна на Урале относятся к самому началу XVIII века и не связаны с Каслями.

Начиналось все с простых вещей - плиты для пола украшались по углам рельефами. В Москве, в Историческом музее, хранятся такие плиты, отлитые в 1702 году. Более поздние отливки встречаются и в самих Каслях, в заводских цехах, и в Екатеринбургском краеведческом музее. Затем пришла пора мемориальных плит, покрытых орнаментным текстом. На Екатеринбургском заводе отливали котлы, заслонки к печам, на Полевском - круги, наковальни, колодцы для водопоя. Постепенно стали переходить к художественному, пока еще примитивному литью Каменский, Кувшинский, Верх-Исетский, Сысертский и Нижнетагильский заводы.

В том же XVIII веке в Москве появилось уникальное собрание уральского художественного литья в Слободском доме Н.Н. Демидова. Изделия крепостных литейщиков - чугунные вазы, бюсты, пьедесталы, решетки, кресла - украшали московскую усадьбу уральского заводчика. Большинство предметов было отлито в 60-е годы XVIII века в Нижнем Тагиле мастеровыми под руководством крепостного литейщика Т.М. Сизова.

Нижнетагильские мастера чугунного литья прославились и в выполнении заказов для Петербурга, Царского Села. В начале XIX века около половины выплавляемого тагильского чугуна уходило на петербургские мосты: Красный, Семеновский, Поцелуев.

В конце XVIII века Демидовы послали на Каслинский завод 12 литейщиков и 12 отдельщиков, среди которых были подлинные художники- самородки братья Смолины. Так поначалу малозаметный своей художественной продукцией Каслинский завод постепенно набирал силу. И во второй половине XIX века, когда почти все уральские заводы прекратили выпускать художественное литье, лишь Касли продолжали давние традиции крепостных мастеров Кувшинского завода, откуда по приказу Демидовых и пришли знатоки литейного дела. Специалисты называют три причины живучести чугунолитейного художественного промысла в Каслях: высокое качество чугуна, выплавляемого на древесном угле, особые достоинства каслинских формовочных песков и мастерство художников и рабочих литейщиков. В сказах П.П. Бажова сказано о них: "Каслинские литейщики в форму льют чугун, а он остывает серебром". И в подтверждение писатель показывал небольшую чугунную табакерку с изображением лермонтовского Демона на крышке. Стоила та табакерка в самом Париже дороже, чем серебряный портсигар...

К концу XVIII века Каслинский завод дал 120733 пуда чугуна, а в первое десятилетие XIX века "в разных заводских припасах литых в песок находилось 32940 пудов чугуна".

Одним из первых литейщиков, осваивавших художественное литье в Каслях, был Никита Тепляков, руководивший в 1815-1823 годах отливкой чугунной посуды, архитектурных деталей. В 1850-х годах он с учениками отлили немало чугунных надгробий, которые сегодня поросли бурьяном на местном каслинском кладбище, напоминающем музей под открытым небом. Осталась память и о кыштымском умельце Михаиле Блинове - первом профессиональном художнике, по чьим рисункам создавались отливки из чугуна в Каслях.

Сложный рисунок моделей предъявляет высокие требования к формовочным смесям - материалу, заполняющему литейные формы, опоке (металлические ящики без крышки и дна). Здесь все должно быть на высоте: огнеупорность, газопроводность, малая теплопроводность. Все эти качества в прямой зависимости от величины зерен песка, глины, от которой зависят пластичность и крепость. Подобные смешанные пески с определенным содержанием глины очень редко встречаются в природе, но Касли - счастливое исключение. Весь процесс - это работа формовщика, чеканщика со своим набором различных чеканов (чугун не бронза, более тугоплавкий, он не всегда заполняет формы модели и еще труднее поддается окончательной обработке) и специалиста по окраске художественных отливок. Настоящий мастер всегда чувствует материал, его фактуру, поднимаясь до подлинных высот "искусств промышленных".

Чугун стал необходимым пластическим материалом в русском искусстве, а развитие литейного производства шло от монументально-декоративных форм к изящной мелкой пластике. Напоминают об этом чугунная витая лестница в церковном флигеле Екатерининского дворца в Царском Селе, витая лестница в Кремлевском арсенале в Москве, в демидовском имении в подмосковных Тайцах было много паркового литья Каслинского завода... А в 1830-х годах каслинцы выпускали ювелирные украшения из чугуна - браслеты, застежки к ним, ожерелья, в которых сочетались массивное литье с вязью ажурных деталей. Потом это перешло в узоры многоликих дворцовых решеток. В XIX веке блеснул мастерством умелец каслинский Афанасий Широков, сумевший отлить из вязкого чугуна так, для прихоти своей, из природного российского пристрастия к красоте тончайшую цепочку для карманных часов, которой восторгался Дмитрий Иванович Менделеев, побывавший в Каслях в 1899 году.

Чтобы получить такой чугун, из коего была сделана та цепочка, мало мастерства, необходима любовь к своему ремеслу, та любовь, что отличает шедевр от подделки и имитации. Похоже, что каслинские мастера и любовь к делу умеют передать по наследству. В 1944 году, когда завод вовсю работал на оборону, девушка из заводского ремесленного училища Лена Самоделкина повторила опыт старых мастеров-литейщиков, отлив чугунную цепочку, которая не уступала по технике исполнения той, давней. Ныне эта цепочка хранится в заводском музее.

В Касли стали все чаще приезжать выпускники Академии художеств. По изделиям мастеров можно проследить всю историю русской скульптуры - от классического стиля до стиля "модерн". Каслинские мастера освоили всевозможные направления в своем деле: от кабинетных скульптур малых форм и вещей декоративно-прикладного характера до монументальных работ, предназначенных для архитектурного украшения городов.

Достаточно пройти неспешно по старым уголкам Москвы (о северной столице уже говорилось). Б. Толмачевский переулок, 3 (бывшая усадьба Демидовых); улица Б. Ордынка - улица особняков с легкими балконами, решетками окон, коваными дверями, высокими оградами; М. Каменный мост, решетки перил которого выполнены на Каслинском заводе, как, впрочем, и на Крестовском путепроводе близ Рижского вокзала; усадьба Усачевых-Найденовых (ул. Чкалова, 53), чугунное крыльцо на проспекте Мира, 16; скульптура литейщика на воротах дома по набережной М. Тореза, 12; кованая решетка ограды церкви Иоанна Воина (XVIII век); чугунный зонт у крыльца дома 24 по Таганской улице; чугунный навес на улице Забелина, 1 - таков далеко не полный список московских адресов, где еще сохранилась былая красота металлических кружев, оставленных нам по наследству.

Во многом тому способствовали приехавшие из Петербурга скульпторы М.Д. Канаев и Н.Р. Бах. Было это в 60-е годы XIX века. Михаил Денисович Канаев работал в Петербурге на монетном дворе и слыл мастером первой руки. В Каслях он организовал школу лепки и формовки, которая была восстановлена лишь в 1943 году, пригласил в нее мастеров чеканки из Златоуста, знаменитого своей гравюрой на стали. Канаев поставил всю работу в Каслях на качественную основу, он, в частности, предложил отливать в чугуне произведения П.К. Клодта, ставшие на долгие годы эталонными образцами в каслинском литье и тиражируемые до сих пор. "Конь с попоной", "Конь с упавшим всадником", "Кони на воле", "Кобыла с жеребенком" - вся эта чугунная сюита клодтовских работ внесла в провинциальную уральскую глушь петербургский дух высокого искусства, облагородила собственно художественный промысел. А сам М.Д. Канаев, организовавший в 1876 году школу в Каслях, выполнил и ряд моделей, которые сразу полюбились рабочим-литейщикам: "Вакханка у дерева" - подсвечник; "Раковина" - ваза; "Избушка на курьих ножках" - подчасники.

После Канаева заводскую школу в Каслях возглавил в 1883 году Николай Романович Бах, скульптор-анималист. Он предложил сюжеты, близкие самому духу местности: "Драка филина с ястребом" - чернильница; "Глухарь на току" - пресс-папье и другие.

В 80-90-е годы XIX века заводские мастера отливали камерные модели с лучших произведений русских скульпторов второй половины своего века - Е.А. Лансере, А.Л. Обера, Н.И. Либериха. Не были забыты и крупные художники-ваятели Западной Европы: В.П. Крейтан, П.П. Забелло, Ж. Готье, Морелли.

Наконец, подлинное чудо - создание в Каслях чугунного павильона для Всемирной выставки 1900 года в Париже, выполненного по проекту архитектора Е.Е. Баумгартена (размер павильона 6х6х8 метров). Лучшие мастера взялись за этот ответственный заказ: формовщики Ф. Самойлин, Н. Тепляков, А. Молчалин, В. Тимофеев, В. Кузнецов, А. Агеев, модельщик К. Тарасов. Первый подобный павильон каслинцы делали по проекту архитектора А.И. Ширшова для Всероссийской выставки 1896 года в Нижнем Новгороде. О нем писал в очерках о ярмарке молодой Алексей Пешков (А.М. Горький). Не случайно именно к нему обратились каслинские мастера в 1934 году с челобитной просьбой о восстановлении старинного промысла.

1900 год соединил уральские Касли с французской столицей, когда на деле воплотилась задача Всемирной парижской выставки: подвести "итог умственного движения человечества за истекающее столетие накануне нового, наступающего XX века". Каслинский павильон был выставлен в здании отдела горного дела и металлургии. По соседству с ним была мозаичная карта Франции, созданная уральскими камнерезами и гранильщиками в Екатеринбурге. Каслинский павильон и карта Франции - творения мастеров с Урала - были удостоены высшей награды - Гран-при. Газета "Liberte" поместила специальную статью "Промышленная Россия" в концерте народов", восхищаясь поразительным мастерством рабочих Урала. Павильон как бы подводил итог всей истории Каслинского завода, внутри павильона и вокруг него располагались произведения мастеров разных лет и направлений - от чистого "чугуна" до изящных статуэток. Символичен был и сложный горельеф павильона с изображением вещих птиц Радости и Печали. Гамаюн и Сирин изображены среди ветвей плодовых деревьев, и где-то там, в глубине сказочного загадочного райского сада, рождались сюжеты узорчатого орнамента, заимствованные архитектором из искусства Древней Руси.

Мало кто знает, что одновременно с Каслями свой вариант чугунного павильона готовили к Парижской выставке и литейщики Кусы. Детали своего павильона кусинские мастера выполняли по чертежам, присланным из Уральского горного управления. Деревянные модели для отливки выполнял мастер иконостасных дел из Екатеринбурга А.П. Кожевников. Дальнейшая судьба Кусинского павильона неизвестна, до Парижа он, видимо, не добрался.

Вернувшись в Касли из Парижа, детали огромного павильона долгие годы, десятилетия (!) валялись на заводских задворках, постепенно утрачивая свои драгоценные детали, каждая из которых, любой ее фрагмент стали бы событием, скажем, на художественных аукционах Сотби или Кристи! Скажу больше, некоторые детали шли на переплавку или на изготовление текущих рядовых заказов: от утюгов до сковородок...

В конце 1920-х годов сохранившиеся отливки павильона были привезены в Свердловск и экспонировались в местном краеведческом музее, а с 1936 года в открывшейся картинной галерее. И лишь в 1957 году началась полная реконструкция легендарного павильона. Заново было отлито более двух тысяч деталей! Тогда же рабочие-литейщики предлагали отлить копию для Челябинска, но местные чиновники из Совнархоза отказали в этой просьбе...

И в этом отказе также прозвучала давняя традиция, когда сразу после Октября 1917 года цех художественного литья был закрыт, а модели уничтожались "по идейным соображениям" : это, мол, нужно было лишь богатым... В гражданскую войну из Каслей было вывезено 60 (!) подвод с лучшими образцами, которые так и пропали бесследно... В 20-е годы на заводе стали отливать заказные мемориальные доски революционной тематики с изображениями К. Маркса, К. Либкнехта, Р. Люксембург, В. Володарского, М. Калинина, С. Кирова... Продолжались бесконечные отливки кабинетных бюстов Ленина. Завод утратил свою уникальность с тех же 20-х годов.

В 1934 году рабочие добились восстановления промысла, но это уже было казенное творчество: "Тов. Ворошилов и Сталин идут у Кремлевской стены" (сюжет с картины С. Герасимова), "Портрет М.И. Калинина" и т.д. Даже вынужденное участие заводских изделий во Всемирной выставке в Париже в 1937 году не вернуло каслинцам былой славы, ибо утратилось такое понятие, как честь марки, - без шедевров ремесло неизбежно приходило в упадок.

В 1985 году руководство Свердловской картинной галереи приняло решение: перевести Каслинский павильон в новое отдельное здание Музея изобразительных искусств. В громадном зале с верхним светом для павильона был подготовлен специальный гранитный цоколь-подиум, на который он и должен был быть установлен. Ученый совет музея долго решал и рядил, как разобрать, перевезти и вновь собрать это литейное чудо стародавних уральских мастеров. Бригада в составе четырех человек - реставраторов спецуправления "Росмонументискусство" (Ю.П. Сакынь, В.П. Сакынь, О.П. Губкин, А.Л. Никифоров) - сумела собрать павильон на новом месте за четыре месяца, полностью восстановив его исторический вид 1900 года - высокий зал позволил установить на верху задней части павильона две большие чугунные стойки-штандарты с эмблемой Кыштымского горного округа, на которых потом укрепили бархатные гирлянды. В этом реставраторам помогли делом и советом потомственный каслинский скульптор А.С. Гилев и искусствовед, профессор Уральского госуниверситета Б.В. Павловский. Каслинский чугунный павильон был торжественно открыт в третий раз. И стоит он непоколебимо по сей день!

Нынешнее руководство Каслинского завода возлагает большие надежды на юных мастеров из заводского СПТУ-18, на проведение конкурсов среди известных скульпторов страны для отливки их работ в чугуне, на новый цех художественного литья, строительство которого бесконечно затянулось. А пока завод гонит "ширпотреб", вал по литью.

Местный завод архитектурно-художественного литья вроде бы существует, участвует в выставках-ярмарках всероссийского масштаба, показывая отливки старых мастеров-классиков. И в то же время мы слышим о том, что рушатся стены в цехе художественного литья, не выдержав нагрузки минувших столетий. Почти полностью перевелся знаменитый каслинский формовочный песок, а ближайшее озеро Иртяш поросло дремучим тальником.

Так спасем ли мы уральскую красоту? Останутся ли у России свои художественные символы, один из которых - Касли?..

Алексей КАЗАКОВ

Касли - Челябинск

Комментарии
Комментариев пока нет