Новости

Добычей безработного пермяка стали 5800 рублей.

23-летний Анатолий вышел из дома 10 февраля и больше его никто не видел.

В Арбитражный суд Пермского края обратилась компания "Росстройсервис".

В ближайшие сутки на территории края ожидаются снегопады и метели.

В ближайшее время жестокий убийца предстанет перед судом.

Отца двоих детей искали двое суток.

По информации "Фонтанки", "горит склад с греющим кабелем".

После этого разбойник вырвал у пострадавшей сумку и скрылся.

Пьяные мать и отец морили малыша голодом, теперь им грозит лишение родительских прав.

Накануне 28-летний сожитель жестоко избил местную жительницу.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Воскресший папа

14.03.2001
Ему пришлось бороться за право обрести родную дочь

Валерий ЕРЕМИН
Челябинская область

Ирина Петровна, специалист по охране прав детства одного из городов области, рассказала такую историю. К ней обратилась еще не пожилая супружеская пара Карасевых с просьбой помочь установить опекунство над одиннадцатилетней внучкой, с претензиями и обвинениями в адрес бывшего зятя, ее отца. Вот что поведали эти люди. Маша с момента рождения жила у них. Ее отец по фамилии Зуев, хотя и регулярно платил алименты, со времени развода не виделся с ребенком.

Ему пришлось бороться за право обрести родную дочь

Валерий ЕРЕМИН

Челябинская область

Ирина Петровна, специалист по охране прав детства одного из городов области, рассказала такую историю. К ней обратилась еще не пожилая супружеская пара Карасевых с просьбой помочь установить опекунство над одиннадцатилетней внучкой, с претензиями и обвинениями в адрес бывшего зятя, ее отца. Вот что поведали эти люди. Маша с момента рождения жила у них. Ее отец по фамилии Зуев, хотя и регулярно платил алименты, со времени развода не виделся с ребенком. В конце прошлого года их дочь, мать Маши, погибла в дорожно-транспортном происшествии. Тогда-то и объявился отец девочки, стал настаивать на переезде дочки к нему, в его новую семью. Дедушка с бабушкой воспротивились, говоря, что Маша не хочет и боится покидать их дом, что с ними она легче переживет трагедию, а в незнакомом окружении только усугубится психологическая травма ребенка. Они просили Зуева не торопить события, сначала наладить отношения с дочерью, которая якобы горько и безутешно плакала, узнав о намерениях "воскресшего папочки".

-- Выслушав просьбу и сетования дедушки и бабушки, - сказала Ирина Петровна, - я поначалу обещала им содействие, хотя и оговорилась, что сделать это будет трудно ввиду законных прав отца. Появившийся следом, он произвел на меня хорошее впечатление. Исповедь этого человека, осознавшего ответственность за родного ребенка (поздновато, конечно), показалась искренней, вызвала доверие и уважение. Первый брак Зуева был поспешным. Разобравшись, что ошибся в выборе спутницы жизни, подал на развод. Бывшая супруга попросила его не напоминать о себе, "умереть для дочки", тогда еще крошечной. У нее еще мог появиться новый отец. Зуев по отцовской неопытности и молодости согласился. Исправно платил алименты. Когда случилась беда, посчитал, что сможет дать Маше больше, чем дедушка с бабушкой. Не в смысле материальных благ: ему откровенно не нравилась атмосфера семьи Карасевых, не сумевших как следует воспитать собственных детей. К тому же в их малометражной трехкомнатной квартире до трагического происшествия было прописано семь человек. В том числе тетя девочки, лишенная родительских прав.

-- Я убеждала Зуева, - продолжала Ирина Петровна, - все же попытаться договориться с противной стороной и вместе прийти к варианту, учитывающему состояние и интересы девочки. В следующую встречу он заявил, что все его доводы отскакивают от бывших родственников, как горох от стенки. А вскоре увез дочь к себе прямо из отделения дневного пребывания центра социальной помощи, где девочка находилась в школьные каникулы.

Побывав в новой семье Маши, узнав, как и в каких условиях она теперь живет (девочке отвели комнату на втором этаже коттеджа, помогают в учебе, изрядно запущенной, в адаптации к переменам), поговорив с ней самой, специалист по охране прав детства, хоть и не одобрила способ разрешения конфликта, отбросила первоначальные опасения. Попыталась убедить дедушку и бабушку в том, что их внучке у отца будет если не лучше, то уж точно не хуже (Маша перестала пропускать занятия в школе, успешнее усваивает учебный материал, все чаще берет в руки игрушки, смеется). Что он не запрещает Маше видеться с ними. Однако Ирина Петровна столкнулась с непониманием и угрозами.

Разгневавшись не на шутку, несостоявшиеся опекуны пошли жаловаться дальше: в редакцию и прокуратуру. Но и там не нашли поддержки...

Скажем прямо, ситуация неординарная. Возможно, многие читатели все еще сомневаются в том, справедливо ли отвергнуты притязания дедушки с бабушкой, которые одиннадцать лет содержали и воспитывали внучку (ее мать с новым мужем и вторым ребенком жили отдельно, в снимаемой квартире). По-человечески понять Карасевых можно: они всей душой прикипели к Маше и отдавать ее кому-либо, даже родному отцу, свалившемуся как снег на голову спустя десять лет после развода, не считают нужным и правильным. Но многоопытный специалист по опеке, надо сказать, не скоропалительно сделала свои выводы. Неспешно приглядывалась к Зуеву, не преминула поговорить с его женой, поитересоваться сторонним мнением об этой семье.

-- Отец Маши - не бизнесмен, - заметила Ирина Петровна. - Он - водитель на устойчиво работающем предприятии, его жена там же трудится начальником цеха. У них дружная семья, в которой у Маши теперь две сводные сестры. Зуев - трудяга по натуре, мастер на все руки. А главное: он намерен дать возвращенной дочери родительскую любовь и заботу, должное воспитание и образование. Честно говоря, за всю мою многолетнюю работу в сфере охраны прав детства это второй случай, когда отец проявил настойчивость в отстаивании своих законных прав. Большинство после развода или вовсе бросает детей, или довольствуется редкими свиданиями с ними. Очень многие легко смиряются, когда им "указывают место" бывшие жены и тещи с тестями. Зуева же не сломили все трудности. Может, потому, что он по-настоящему озаботился судьбой дочери.

Семье, с радостью принявшей Машу, довелось хлебнуть всякого от неуемных деда с бабкой. Испробовав впустую все официальные средства, они прибегнули к наговорам на Зуева и его жену (проявившую, между прочим, нечастое ныне единодушие с мужем в отношении его ребенка от другой женщины), к запугиванию и шантажу, норовя таким образом поссорить и разлучить Машу с родителем. Говорили, к примеру, что он ей не родной отец. Что он кощунственно отнесся к памяти ее матери, отправившись в сороковину с Машей в Челябинский зоопарк. "Забыв" при этом, что отец с дочерью зашли в Челябинске в церковь, поставили свечи за упокой души погибшей. Бабушка при внучке демонстративно заявляла, что покончит с собой, если та не вернется к ней.

Зуев был против общения с журналистами. Воздержался я и от встречи с Карасевыми, узнав, какой скандал устроили они в редакции местной газеты, сотрудница которой небезосновательно намекнула на их материальную корысть. С уходом внучки к отцу они лишились пенсии девочки за потерю матери, солидных алиментов (на которые прежде кормилась также семья неработавшей дочери) и возможных опекунских денег. Как бы то ни было, не будем слишком винить бабушку и дедушку, поддавшихся смятенным чувствам, в принципе, понятным и простительным. Я не теряю надежды, что Карасевы остановятся в своей нелепой борьбе. Ради благополучия и интересов ребенка. n

P.S. Все имена и фамилии героев изменены по этическим соображениям.

Комментарии
Комментариев пока нет