Новости

Инцидент произошел в Петроградском районе города минувшим вечером.

Инцидент произошел минувшим вечером на Шоссе Космонавтов.

Деньги предназначались для оплаты коммунальных услуг.

Агрессивного наркомана задержали сотрудники Росгвардии.

Учитывались разные аспекты проживания в регионе.

Молодой человек четыре месяца находился в федеральном розыске.

Девушка похитила из квартиры хозяев золотые украшения на сумму 245 тысяч рублей.

Дипломат скончался накануне своего 65-летия.

74-летнего пермяка подозревают в совращении школьницы.

31-летний Вадим Магамуров погиб в минувший четверг, 16 февраля.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Таня так хотела жить

19.01.2007
Два долгих года девочка из поселка Тимирязевский боролась с раком крови

Таня Каверзнева умерла  30 декабря в десять часов утра в Иерусалиме. За окном больничной палаты все так же шумел чужой город, где не бывает ни снега, ни елок, где даже русские не отмечают Новый год.
Девочка так любила этот праздник! И мама Ирина Николаевна решила: пусть для родных и близких в Тимирязевском он не будет омрачен известием о ее смерти, слезами и горем. Она сообщит им об этом после Нового года. Но скорбная весть облетела жителей южноуральского поселка, добравшись к ним через тысячи километров.

Два долгих года девочка из поселка Тимирязевский боролась с раком крови

Таня Каверзнева умерла 30 декабря в десять часов утра в Иерусалиме. За окном больничной палаты все так же шумел чужой город, где не бывает ни снега, ни елок, где даже русские не отмечают Новый год.

Девочка так любила этот праздник! И мама Ирина Николаевна решила: пусть для родных и близких в Тимирязевском он не будет омрачен известием о ее смерти, слезами и горем. Она сообщит им об этом после Нового года. Но скорбная весть облетела жителей южноуральского поселка, добравшись к ним через тысячи километров. Лечащий врач Тани из клиники "Хадасса" Игорь Резник вывесил информацию о ее смерти на сайте Интернета.

Односельчане Каверзневых на всякий случай выкопали могилу - никто не знал, когда родители с гробом сумеют вернуться домой.

"Челябинский рабочий" впервые рассказал о 12-летней Тане Каверзневой 11 марта 2006 года в материале "Я так хочу жить!". Эта необычайно талантливая девочка с четырех лет занималась в школе искусств по классу аккордеона и хореографией. И везде становилась лучшей. Отличница, командир своего класса, музыкальную школу в родном поселке Таня закончила с губернаторской стипендией, ведь она несколько лет подряд побеждала в областном конкурсе аккордеонистов. В 2004 году была награждена путевкой в "Орленок".

Той зимой на теле всегда здоровой девочки появились какие-то серые шишечки. Врачи разводили руками: такое они видели впервые. Потом начались боли, они становились нестерпимыми, даже ложку держать Таня не могла. В районной больнице ей, не поставив диагноз, кололи анальгетики. Таня рвалась домой, чтобы успеть на областной конкурс исполнителей. Невероятно, но эта тяжело больная девочка вновь стала лучшей. Лишь близкие знали, каких усилий и воли стоила Тане эта победа.

А потом она снова оказалась в больнице, теперь уже областной. Диагноз был страшен: лейкоз, рак крови.

Свой двенадцатый день рождения Таня встречала в гематологическом отделении. Ее буквально завалили подарками, одноклассники засыпали приветами и письмами. И она решила бороться. Заплаканных учителей, боявшихся смотреть в глаза своей любимице, встретила прежняя Таня в озорном наряде, с необычной прической - красавица, вопреки всему.

Первый курс химиотерапии девочка пережила очень тяжело. Выпали волосы, даже ресницы. Она ничего не могла есть, исхудала до крайности. Даже говорить не было сил. Лишь тихонечко гладила по руке маму, успокаивая ее. Страшная болезнь сделала ребенка взрослым и мудрым. Она все понимала: на ее глазах умерли шестеро детей с тем же диагнозом. И все-таки находила в себе силы улыбаться и утешать маму.

Семь месяцев продолжалась эта изнурительная борьба за жизнь. А потом врачи Челябинского детского гематологического центра отпустили ее домой умирать.

Родной поселок девочки, где любили Таню, гордились ее успехами, оцепенел от боли. Но случилось чудо: небогатый Тимирязевский, жители которого радуются зарплате в полторы тысячи рублей, решил не дать Танюшке погибнуть. Соседи, коллеги Каверзневых, учителя, едва знакомые односельчане собрали 50 тысяч рублей, чтобы спасти Таню, отправить ее на лечение в Москву, в Российский гематологический центр, где делают пересадку костного мозга.

Прошлый Новый год Таня встречала в Москве снова в больничной палате и опять в тяжелейшем состоянии после еще одной химиотерапии. Измученная, обессиленная, но не отчаявшаяся.

-- Она у нас удивительный оптимист, в ней огромная недетская сила и жажда жизни, - потрясенно рассказывали ее учителя, с которыми девочка переписывалась и перезванивалась.

В больнице Таня познакомилась с множеством маленьких пациентов центра, обрела новых друзей. Она и им не давала унывать: то сплетет смешную игрушку из трубочек капельницы, то придумает какой-то невообразимый наряд, то вышивает бисером, рисует, сочиняет стихи. Она вообще никогда не сидела без дела: еще в челябинской больнице окончила заочную экологическую школу, в московской - научилась играть на блокфлейте, всерьез занялась английским, готовясь к поездке в Иерусалим.

Дело в том, что у Тани был рецидив острого миелобластного лейкоза. Это значит, химиотерапия может лишь на время остановить течение болезни. Надежду на победу над раком крови дает только пересадка костного мозга. Ближайшие родственники - мама, папа, старший брат Вася - не подошли в качестве доноров. Кроме того, лейкоз привел к опухолевому поражению кожи. Врачи столичной клиники считали: помочь Тане может только неродственная пересадка костного мозга с предварительным облучением всего тела. Провести такое облучение в России невозможно. Девочке необходимо лечение в специализированной клинике Израиля.

Земляки Тани сделали все, чтобы она смогла поехать на операцию. "Челябинский рабочий" много раз рассказывал о людях, организациях, фирмах, которые пытались помочь спасти девочку, перечисляя на ее счет огромные деньги. Южноуральцы постоянно звонили в редакцию, чтобы узнать, как идет лечение. Но ничего утешительного мы сообщить не могли.

В иерусалимской клинике "Хадасса" Тане Каверзневой была сделана аллогенная трансплантация, пересадка стволовых клеток костного мозга. Донором стал немец, внешне очень похожий на еврея: смуглое лицо, темные волосы, нос с горбинкой, густые брови. (После пересадки у Танюшки вдруг начали расти такие же черные брови и волосы на голове). Таня успела подружиться и с ним.

Лечащим врачом Тани был бывший российский доктор. После наших самоотверженных гематологов он казался Каверзневым сухим, невнимательным, холодным.

-- Когда речь идет о жизни ребенка, как можно говорить об этом на ходу, на бегу? - удивлялась (не возмущалась даже) Ирина Николаевна. - Мы задавали массу вопросов, ему было некогда на них отвечать. Он обещал позвонить нам в гостиницу, когда освободится. Но в тщетном ожидании проходил один тягостный день за другим.

В клинике должны были сделать облучение всего тела девочки. Но доктор, видимо, решив поберечь грудь и легкие юной пациентки, не стал их облучать и вообще собрался в отпуск. А у Тани донорские клетки успешно прижились, но началась их активная, прямо агрессивная реакция на организм хозяина, за которой необходим постоянный контроль. Плюс на груди вновь начала расти шишка - сверхранний рецидив болезни. Однако врач уехал отдыхать, оставив свою больную в ужасающем состоянии.

Губы, десны, гортань девочки покрылись не просто пленкой - сплошной мозолью: есть она не могла вообще. Все внутренние органы, как показывало обследование, были в жутком разрушенном состоянии. Впрочем, это было видно и невооруженным глазом - отовсюду у Тани сочилась кровь.

Профессор клиники, говоривший только на иврите, ужаснулся состоянию ребенка, тут же сделал другие назначения и предложил еще одну пересадку, теперь уже маминых клеток. Но прежде, чтобы остановить рецидив (растущие на груди шишки), необходимо было провести еще одну "химию".

Таня, казалось, даже обрадовалась, что операция откладывается, и попросила вызвать из России отца и старшего брата Васю.

За пять месяцев лечения в Иерусалиме общительная девочка и здесь обрела множество друзей и знакомых, с которыми вполне сносно объяснялась по-английски. Выходить за стены клиники и гостиницы без респиратора для нее было смертельной угрозой, потому Таня легко освоила интернет-общение. Электронные письма таким же, как она, больным людям были для нее единственной отдушиной, где она могла говорить то, что думает.

С близкими же Таня была по-прежнему нежна и заботлива. Ночью, едва очнувшись от мучительного забытья, находила руку матери: "Поспи, мамочка, мне лучше". У Ирины Николаевны сердце заходилось от боли: "Умирающий ребенок еще меня же и успокаивает".

Когда вернулся с отдыха лечащий врач, у Тани хватило сил атаковать его очень жесткими вопросами. Он вынужден был признать, что не смог сделать все для ее спасения.

-- Случай очень запущенный, практически безнадежный, - констатировал он, будто говорил не с 13-летней погибающей девочкой, а с коллегой.

А Таня так хотела жить! Но уже каждое движение причиняло ей невыносимую боль. Она горела, как в лихорадке: высокая температура не сбивалась ничем. В ней осталось всего 30 кг. Начался некроз органов.

-- Не трогайте ее, не делайте с ней ничего больше! - кричала видевшая все это мать.

За три дня до смерти Таня вдруг попросила:

-- Родители, вы же обещали мне настоящую ванну!

Сергей Витальевич, как был в одежде, так и вошел в ванну с исстрадавшимся легоньким телом дочери на руках.

На прощание она молилась, прощаясь со всеми и прощая всех: "Бедненькие врачи, они даже не знали, что со мной делать..."

Таню хоронили 3 января. Ирина Николаевна помнила, как дочь просила ее: "Мамочка, не показывай меня такую нашим!" Но все равно весь поселок Тимирязевский шел за гробом, утопавшим в живых цветах. С утра новогодний мороз отступил, сияло солнце, такое же яркое, как на израильских фотографиях, которые в толпе передавали из рук в руки. На них была любимая всеми Таня, живая, веселая, улыбающаяся, пусть и из последних сил. Ее одноклассники, ровесники, друзья вглядывались в чужое неузнаваемое лицо в гробу.

-- Это не Таня! - потрясенно сказала ее подруга Оля. - Лучше я буду думать, что она уехала.

Чтобы помочь семье в трудную минуту, из Ростова приехала бабушка Тани и Васи. Но даже с матерью Ирина Николаевна пока говорит с трудом. Два долгих года она жила с Таней как одно целое, заслоняя свою девочку от смерти. И вот осталась без нее с израненной опустошенной душой. Нестерпимая боль заставила ее сжечь Танины стихи, рассказы, письма.

-- Не хочу никого видеть, - твердит она. - Быстрей бы к Тане!

Нина ЧИСТОСЕРДОВА

$150 тысяч стоимость трансплантации костного мозга в израильской клинике "Хадасса".

504 тысячи рублей выделил на лечение Тани губернатор области.

80 тысяч рублей собрали жители поселка Тимирязев-ский.

500 тысяч перечислил Александр Берестов, президент "Союз-Пищепрома".

100 тысяч рублей - "Уралсвязьинформ".

15 тысяч -Челябинский региональный совет ветеранов ОВД и ВВ.

500 тысяч рублей перечислил Юрий Башмет, председатель Фонда помощи талантливым детям.

Музыканты Катя Сканави, Гидон Кремер и Андрей Пушкарев дали благотворительный концерт в концертном зале им. Чайковского Московской консерватории, деньги от которого были перечислены на лечение.

P.S. Состояние Ирины Николаевны Каверзневой очень тревожит друзей, близких, односельчан. За эти двадцать дней они сделали все, что было в их силах, но помочь ей не получается. Таниной маме необходима помощь квалифицированного и опытного специалиста. Мы очень надеемся, что такой человек отыщется и позвонит в редакцию по телефону: 263-76-25.

Комментарии
Комментариев пока нет