Новости

Дипломат скончался накануне своего 65-летия.

74-летнего пермяка подозревают в совращении школьницы.

31-летний Вадим Магамуров погиб в минувший четверг, 16 февраля.

Местный житель вступал с детьми в интимную переписку, после чего завлекал школьников к себе домой.

Переговоры Министерства строительства Пермского края с потенциальным инвестором замершего проекта прошли накануне.

По данным Минобороны, еще двое военнослужащих получили ранения.

Местный житель заметил пожар в доме у соседей и поспешил на помощь.

Уральские мужчины придерживаются творческого подхода в решении мобильных вопросов.

Есть и «зеленый подарок»: область выделила средства на завершение строительства очистных сооружений.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Дитя Урала

20.01.2007

Инга Оболдина-Стрелкова - выпускница Челябинского института культуры. По окончании работала на кафедре сценической речи. В 1997 году окончила ГИТИС. С 1999 по 2004 год - актриса московского драматического театра "АпАРт". Затем - ведущая актриса творческого объединения "СтрелкоVтеатр", которым руководит ее муж и бывший однокурсник по институту культуры Гарольд Стрелков.

Инга Оболдина-Стрелкова - выпускница Челябинского института культуры. По окончании работала на кафедре сценической речи. В 1997 году окончила ГИТИС. С 1999 по 2004 год - актриса московского драматического театра "АпАРт". Затем - ведущая актриса творческого объединения "СтрелкоVтеатр", которым руководит ее муж и бывший однокурсник по институту культуры Гарольд Стрелков.

Инга - лауреат многочисленных театральных и кино-фестивалей, обладательница званий лауреата международных фестивалей "Новая драма" и имени Станиславского.

-- Я никогда не скажу, что я москвичка, - говорила Инга, приехав на вручение премии "Светлое прошлое". - Я девушка из Кыштыма. Для меня он - маленькая Швейцария. А Челябинск мне подарил профессию. Я думала, что стану режиссером массовых праздников, вернусь в Кыштым и буду организовывать для горожан невероятно веселые гуляния. Я могла бы, и оставшись в Кыштыме, найти себя. Никогда не сидела бы на месте. Если человеку есть что сказать, он не будет молчать, и его услышат. Не мечтала стать актрисой. Но мои педагоги дали мне тематику профессии и сказали: "Езжай в столицу, надо двигаться дальше". В душе я остаюсь уралочкой. Спасибо Олегу Митяеву за его "Светлое прошлое". Я потрясена, что в Челябинске так много талантов, и горда за свою родину. Кстати, лучшие студенты московских театральных вузов - родом из Челябинска.

-- Инга, ваша фамилия Оболдина нехарактерна для Кыштыма.

-- На самом деле моя девичья фамилия Гудимова. Оболдиной я стала по первому браку. И поскольку меня все знали по этой фамилии, когда я вышла замуж второй раз, то просто стала писать через черточку Стрелкова-Оболдина. А мои предки Гудимовы - сибиряки. Они приехали поднимать Урал и перевезли сюда всю сибирскую родню из Красноярска.

-- Артистические способности у вас от кого?

-- У моих родителей техническое образование, при этом они прекрасно танцуют, поют. И всегда потакали мне в творчестве, ничего не запрещая. Я могла ради роли в школьном спектакле растерзать меховую мамину шапку, и меня за это не наказывали.

-- В общем, велика роль Урала в вашей судьбе!

-- Конечно. В конце 80-х в Кыштым приезжал Владимир Иванович Хотиненко со своим премьерным фильмом "В стреляющей глуши". А моя тетя Татьяна Николаевна была директором кинотеатра и меня познакомила с ним. Он тогда работал на Свердловской киностудии. Сказал: "Приезжай, буду тебя смотреть, слушать". Я как раз заканчивала школу. Приехала к нему. Но Хотиненко уже в тот момент забирали в Москву. Он меня честно "передал" Дмитрию Астрахану, который был главным режиссером Свердловского ТЮЗа. Тот честно со мной позанимался, сказал: "Супер! Только меняй программу". Потом Астрахан тоже уехал в столицу и честно передал меня Олегу Лоевскому, заведующему литчастью ТЮЗа. Все это случилось в течение полугода. Тогда же у меня была попытка поступить в Свердловский театральный институт. Но там большую роль играла прописка. Меня ко второму туру и не допустили. Я поехала в Челябинский институт культуры, поступила. И там нашла все: и профессию, и мужа.

-- О ком вспоминаете прежде всего, когда речь заходит об институте культуры?

-- О моем педагоге Викторе Александровиче Деле. Он буквально зажег нас всех. Мы с однокурсниками заболели театром благодаря ему. Человек невероятной энергии, фантазии, деликатности и интеллигентности. Редкое сочетание. Если бы он не уехал жить в Германию, ни в какую Москву мы бы не ринулись. Создали бы полноценный театр в Челябинске, ведь у нас была настоящая труппа.

-- И однокурсники у вас были интересные. Алексей Пелымский, например, ныне директор Челябинской филармонии и тоже невероятно креативный человек.

-- Потрясающие однокурсники! Лена Любимова-Рыженкова была примой театра, теперь она в Москве. Ожиганова - звезда, она и сейчас снимается в Москве и работает на телеканалах. Никитины - у них свое театральное агентство в столице. Инна Пешкова - прима театра имени Островского. Гарольд Стрелков, мой муж, стал известным режиссером. Калужских Елена Васильевна, руководитель челябинского театра "Бабы", уже покорила полмира. Москва просто гремит ими. Многие однокашники ушли в бизнес, но театральный. В общем, курс был очень сильный.

-- Почти все знаменитые актеры в Москве - выходцы из провинции. Москву приходится завоевывать с помощью бойцовских качеств, тем самым проявляя свой потенциал. Ваш случай только подтверждает эту закономерность.

-- Наверное, это так. Москвичи отчасти ленивые люди. К тому же замечу, что даже ландшафт местности, где мы, уральцы, живем, дает такой толчок к развитию личности! Здесь есть все: горы, леса, реки, озера, пещеры. И соответственно люди такие же многогранные. Поэтому можно приехать куда угодно и начать раскрывать эти свои разные стороны.

-- Разве вы легко Москву завоевали?

-- Разумеется, нет. Со всем обязательным набором приехавших из провинции. А приехали мы с мужем абсолютно "на ноль". Не было ни родственников, ни знакомых - вообще никого. Помню, жалко было себя до слез: даже мороженого не на что было купить. Шла однажды по столице и забрела в Дом журналиста. Вижу объявление: "Требуется уборщица". Я хоть и брезглива с детства, но от безденежья готова была ухватиться за любую возможность. Говорю: "Вам нужна уборщица? Это как раз я". На меня посмотрели подозрительно: яркая помада, маникюр, шубка. Взяли. Моей рабочей формой стали бриджи, цветные резиновые перчатки, на голове - эффектная бандана. Артистка, одним словом. Я и стала воспринимать работу как репетицию какой-то роли. Весело было и сытно. Там ведь кормили обедами в ресторане Домжура. А позже, когда я уже поступила в ГИТИС, участвовала в рекламных роликах пепси-колы, их тоже воспринимала как актерский тренаж, при этом неплохо зарабатывала. Жили мы с Гарольдом то у знакомых, то в комнате школы-интерната, где директором была бывшая свердловчанка и радостно предложила нам, неустроенным землякам, крышу и работу. Гарольд стал художником, параллельно учась в ГИТИСе, а я вела театральную студию. Но я не вспоминаю об этом времени как о чем-то сложном. Оно было самым прекрасным. Мы дико любили друг друга, дико хотели учиться, познавать новое, что-то себе доказывать. Все эти желания покрывали историю бытовой неустроенности.

Главное, что мне всегда везло на хороших людей, которые вели меня в профессию, начиная с родителей и Хотиненко. А в Москве это был сначала Лев Константинович Дуров, на курсе которого я училась в школе-студии МХАТ. Чтобы не отдалиться от Гарика, моего мужа, я поступила в ГИТИС, и милейший Лев Константинович, узнав, что буду учиться у Петра Наумовича Фоменко, благословил меня: "К Пете идешь? Это хорошо, иди". Четыре года счастья - так я вспоминаю учебу у Фоменко. А потом Гарик стал ставить такие удивительные спектакли, что я сделала выбор: хочу работать с режиссером Стрелковым. Челябинцы видели эти работы, когда наш "СтрелкоVтеатр" гастролировал здесь в 2005 году. Но муж никогда не ограничивал моей актерской свободы. Мне повезло работать еще с такими замечательными режиссерами, как Владимир Мирзоев, Леонид Трушкин, Юрий Грымов, Эймунтас Някрошюс.

-- Наверное, не театр, а кино с его приближенностью к зрителям сделало вас знаменитой?

-- О кино я долго мечтала. Хотя не думала, что смогу оказаться на одной съемочной площадке с великими актерами, как это случилось на моей первой съемке. В телесериале "Самозванцы" я оказалась рядом с Михаилом Александровичем Ульяновым и Игорем Матвеевичем Костолевским. А в фильме "Небо. Самолет. Девушка" я встретилась с Ренатой Литвиновой, которая не только играла главную роль, но и была автором сценария. Я обожаю ее тексты и ее саму! Но наиболее серьезной профессиональной школой для меня стал фильм "Дети Арбата". Это настоящее художественное кино. Из последних фильмов, в которых я снималась с огромным удовольствием, назову "Мне не больно" режиссера Алексея Балабанова, "Доктор Живаго" Александра Прошкина, "Дело о "Мертвых душах" Павла Лунгина, "Золотой теленок" Ульяны Шилкиной.

-- Продолжите фразу: "Профессия актрисы - это..."

-- ...великая болезнь. Зависимость. Она невероятно отдатлива, то есть ты получаешь немыслимую отдачу и при этом колоссальный душевный рост. Но ты точно так же можешь разрушаться, если не происходит творческого роста, если нет возможности играть. Потрясающая, любимая мною "болезнь"!

Лидия САДЧИКОВА

Комментарии
Комментариев пока нет