Новости

Уральские мужчины придерживаются творческого подхода в решении мобильных вопросов.

Есть и «зеленый подарок»: область выделила средства на завершение строительства очистных сооружений.

Власти Кудымкара пока не знают, как будут обеспечивать жителей питьевой водой на время отключения водоснабжения.

Подрядчика для ремонта крыши определит аукцион.

Испекут блины, посоревнуются, поздравят мужчин с 23 февраля.

Вместо 12 месяцев на посту парень может провести два года на нарах.

На базе местного НИИ травматологии и ортопедии планируется открыть еще один нано-центр.

Найден таксист, который превратил своего пассажира в Шрека.

В Омской области неизвестный своим автомобилем травмировал женщину.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Гиперболоид Михаила Гарина

23.01.2007
74-летний атомщик предлагает Президенту России математически "вычесть" бюрократию

Виктор РИСКИН
Озерск

В своем письме Владимиру Путину Михаил Никитович изложил новый подход к реализации национальных программ, главным тормозом развития которых остаются несовершенство законодательства и закоренелый бюрократизм. Он предложил президенту помощь в создании математического моделирования этих процессов. Готов подправить политику и другого  президента - американского, благо по дороге: летом Гарин собирается в шестой раз съездить в США. Причина, правда, прозаическая: понянчить внука Емельяна.

В няньки по.

74-летний атомщик предлагает Президенту России математически "вычесть" бюрократию

Виктор РИСКИН

Озерск

В своем письме Владимиру Путину Михаил Никитович изложил новый подход к реализации национальных программ, главным тормозом развития которых остаются несовершенство законодательства и закоренелый бюрократизм. Он предложил президенту помощь в создании математического моделирования этих процессов. Готов подправить политику и другого президента - американского, благо по дороге: летом Гарин собирается в шестой раз съездить в США. Причина, правда, прозаическая: понянчить внука Емельяна.

В няньки по... телеграмме

"Нянька" Михаил Никитович со стажем. Он и в "сороковку" лет полста с лишним назад попал в этом качестве - тетешкаться с ребенком брата.

-- Выходцы мы из знатного села Чеботарево Оренбургской области, - не без гордости доложил Гарин. - Урожаи были невероятно высокие: земли плодороднейшие, башкиры на них скот пасли. Грянули сталинские репрессии, и все больше крепких домов, лишившихся таких же крепких хозяев, пустели и ветшали.

Но было и другое: село до войны электрифицировали, построили черепичный завод, завели конеферму, разбили сад, содержали школу с двумя десятыми классами и тремя восьмыми. Отец Миши до службы в царской армии не знал ни буквы, ни цифры. Потому настойчиво заставлял сына учиться. Даже дрова сам пилил, чтобы сына от занятий не отвлекать. И тут воспротивилась мать - человек глубоко верующий и считавший, что в школе только богохульству учат. После двух классов Мишаня перешел на домашнее обучение под педагогическим надзором матери. Так он освоил церковнославянский язык и неплохо на нем читал.

-- Зато не мог дружить со сверстниками, - констатирует Михаил Никитович, - интересы у нас были диаметрально различные. Но в итоге советская власть оказалась сильнее моей мамы, и я снова вернулся в школу. Учился неплохо, но дружбы с ребятами так и не получилось. Пытался знакомить их с Евангелием, но понимания не встретил.

Понимание получил в ремесленном училище, где поначалу осваивал профессию помощника машиниста паровоза, а затем, когда в стране возникла нужда в экскаваторщиках, выучился и на землеройщика. А дальше жизнь круто развернула его судьбу... В конце 49-го брата Василия с женой Аней постановлением Оренбургского обкома партии отправляют в "сороковку". А спустя год они "выписывают" к себе Михаила. Просто подсказали кому надо, что в Оренбурге есть молодой, но хваткий экскаваторщик Михаил Гарин. Строящаяся "запретка" крайне нуждалась в мастерах. Однажды на оренбургское предприятие, где трудился Михаил, пришла телеграмма за подписью заместителя председателя Совета Министров СССР Глеба Музрукова с предложением командировать экскаваторщика Гарина на Базу-10. Больше всего этому обстоятельству обрадовался брат Василий. У него как раз родилась дочка, а сидеть с ней некому. Правда, в няньках брат пробыл недолго, всего с год. Благо подвернулась и настоящая нянька - девушка Тоня, с которой Миша познакомился в день приезда. В тот же вечер сходил с ней в кино. Знакомство продолжилось, и молодые люди спустя некоторое время поженились.

В техникум с... Конституцией

Но это было позже, а тогда будущий атомщик решил продолжить учебу. Уже в техникуме. На дворе стоял октябрь 50-го года. Экзамены давно прошли, даже первая сессия миновала, поэтому абитуриенту указали на дверь.

-- Но я пришел подготовленным, - хитро улыбается Михаил Никитович, - заявился к директору с самой важной книжкой того времени - сталинской Конституцией. И когда мне отказали, я невинным голосом поинтересовался: "Так что, будем отменять статью о праве каждого гражданина на образование? Если оставляем, то принимайте меня!" Директор в лице сменился, меня выставил в коридор и вызвал еще несколько сотрудников. Совещались они с полчаса, не меньше. В общем, был я зачислен с обязательной сдачей вступительных экзаменов и пропущенных семестровых зачетов.

Гарин учился, работал экскаваторщиком, строил молодую семью. И снова поворот судьбы: Михаил становится дозиметристом на реакторном заводе "Маяка", учится после окончания техникума в институте. На пенсию ушел с должности заместителя начальника смены реакторного завода.

Мы так резко оборвали биографическое описание трудового пути Михаила Никитовича, поскольку, по его собственному признанию, у него по выходе на пенсию началась совсем другая жизнь. И она не менее, если не более интересна. В последнее время Гарин всерьез озаботился проблемами страны. Задался вопросом: а почему буксуют чуть ли не все реформы? Атомщики - народ дотошный и рациональный. Им любая задача по плечу - хоть техническая, хоть государственная. Мозг их пытливый так устроен. Вот и нашего героя мы оторвали для беседы от важного дела: он как раз писал письмо президенту Владимиру Путину.

-- Так это очень просто, - объясняет свое стремление к переписке с главой государства Михаил Никитович, - за последний год он несколько раз настойчиво упоминал о четырех национальных проектах. Как будто до этого все спали и ничего не знали. С другой стороны, все правильно: именно первые лица государства должны определять болевые точки общества и страны. Как подготовлены к исполнению эти четыре проекта, не мне судить. Но вдруг перед Новым годом наш президент заикается: чиновный аппарат у нас большой, надо бы его причесать. И еще президент обмолвился, что 2007 год объявлен годом русского языка. Я тут же два этих вроде разных сообщения сложил вместе. И что получилось: управленческий аппарат лишь потому сложен и неповоротлив, что законотворческие акты недостаточно грамотно прописаны лингвистически, экономически и демографически. Причем все законы пишутся чиновниками не для граждан, а для... вышестоящих начальников. Не поняли? Еще раз: законы пишут сильные для управления слабыми. А вот диктуют написание законов сильнейшие, которых мы можем не видеть и не слышать.

Математикой по бюрократии

По мнению нашего собеседника, туманность и непрописанность законов тормозят реализацию всех начинаний. Поэтому предложение президента сократить чиновный аппарат похвально, но... невыполнимо!

-- Он не сказал главного, - подмечает Михаил Никитович, - сколько сократить и в какие сроки? И еще - кто будет куратором этой процедуры? И третье - на какой математической и лингвистической базе собираются сокращать? Та, что есть, для этих целей не-при-год-на! Поможет только переход на системный лингвистическо-математический язык. Только это сумеет устранить человеческий фактор - инстинкт чиновного люда к самосо-хранению, а значит, к неизменности и солидарности своих непоколебимых рядов.

Своеобразный гиперболоид Михаила Гарина, если он когда-то будет применен, позволит безошибочно определять полезность или бесполезность тех или иных управленцев, их разумное количество для реализации нужных обществу задач. Вот так вкратце можно определить принцип его открытия. Причем Михаил Никитович не ждет от президента ответа. Говорит: "Пусть отвечает Богу или народу: кто ему ближе". Гарин готов и сам подключиться к созданию лингвистических и математических программ, собрать группу математиков и "систематиков".

-- Березовский почему такой богатый? - вопрошает Михаил Никитович и отвечает. - Да потому, что он системщик. Он, между прочим, самый талантливый системщик в мире... был.

Не знаю, согласится ли с таким определением беглого олигарха президент, но зерно истины здесь есть. С этим зерном двинулся было Гарин к местным властям. Но там, поняв, какую самоубийственную "мину" закладывает под стройный ряд чиновников бывший атомщик, вежливо отклонили идею. Правда, полтора часа времени беседе уделили.

Штрафные очки - чиновнику

-- Показалось странным, - наивно удивляется Михаил Никитович, - ведь команда на сокращение дана президентом! Но мне внятно объяснили: все так, но инициатива снизу исключена по определению. Все будет делаться по команде сверху. Там, наверху, народ грамотный, сумеет спустить необходимые рекомендации. И в моей помощи не нуждаются. Поэтому я еще раз убедился в правильной выстроенности своей формулировки: законы диктуют сильнейшие, пишут сильные - для слабых. А вот между слабыми и писателями законов уйма чиновников, которые эти законы должны проводить в жизнь. Но чиновник - живой человек, биологическое существо. Ему нужно есть, пить, выпендриваться и... по-своему трактовать законы. Он решает - доводить их до людей или, наоборот, отводить на безопасную для него сторону. Это его поле деятельности, куда он никого не пустит. И тут может поспособствовать только язык алгоритмирования, когда принятое на том же верху решение не гаснет в согласованиях, пока идет по инстанциям, а автоматически доходит до каждого. При этом - минимум включения в процесс чиновного люда. Опять не поняли? Прибегну к простому сравнению. Чем отличается капитализм от социализма? При первом строе на работу ходят зарабатывать, а при втором - работать! Вот так и чиновник. Он работает. Его зарплата не зависит от результата его трудов. И тем более от благополучия общества. Вот почему у нас создалась такая ненормальность: в одном из беднейших обществ невероятно высокое число богатых.

Волевым методом изменить систему нельзя. Лишь убрав влияние чиновника на законы, можно достичь задуманного. Опять-таки с помощью алгоритма. Когда на компьютере чиновника регулярно станут появляться сообщения: не сделал! сорвал! схалтурил! Как только штрафные баллы достигнут максимума, то он автоматически лишается своего кресла или направляется на переподготовку. И никаких апелляций: компьютер бесстрастно зафиксировал профнепригодность.

Если вы думаете, что Гарин свой "гиперболоид" списал впрямую с западной системы, то ошибаетесь: к Западу у него тоже много претензий, особенно к русским эмигрантам.

-- С детьми первой волны эмиграции не о чем было говорить, - убежден Михаил Никитович, - а вот с нынешними, с ровесниками Андрюши, - другое дело. Такие умницы!

Тут надо пояснить: Андрюша - сын Гарина. Живет в Сан-Франциско. У него и жены Наташи двое детей: 19-летняя Даша - студентка университета в Беркли. Сыну Емельяну - семь лет. Андрей работал в Москве, в МИФИ на термоядерной кафедре. Когда все развалилось, уехал в США. Андрей в итоге занят профессией, далекой от термояда: работает программистом в фирме, соединяющей производителей лекарств с любым больным по всей Америке.

Михаил Никитович и сына за-грузил своими изысканиями. Попросил его подключить к решению бюрократической проблемы американских программистов, математиков, лингвистов.

-- В США тоже достаточно бюрократов. Поэтому систему надо разрабатывать в мировом плане, а не только в России, - сообщил в заключение Гарин. - В отдельно взятой стране она действовать не сможет.

Комментарии
Комментариев пока нет