Новости

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

На 26 февраля запланировано 50 развлекательных мероприятий.

Среди пострадавших – два несовершеннолетних мальчика.

Удар ножом он нанёс в ответ на попадание снежком в лицо.

Открытие автомобильного движения запланировано на 2018 год.

В Пермском крае осудили мужчину, который более полугода избивал несовершеннолетнюю.

Выставка получилась уникальной, поучительной и чуть-чуть ностальгической.

В праздничные выходные посетителей порадуют интересной программой.

Школьники встретились с участниками Афганской и Чеченской войн.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Не обгоняй своего ангела-хранителя

30.01.2007
Рудольф Миляев не любит самолетов и разговоров о национальном превосходстве

Виктор РИСКИН
Озерск - Кыштым

Более всего он ценит толерантность. По его мнению, антипатия по отношению к другому человеку порождает только ответную неприязнь. Поэтому со всеми надо быть в хороших отношениях. Не обязательно в дружеских, но консенсус находить необходимо. И тогда все будет в порядке.

Рудольф Миляев не любит самолетов и разговоров о национальном превосходстве

Виктор РИСКИН

Озерск - Кыштым

Более всего он ценит толерантность. По его мнению, антипатия по отношению к другому человеку порождает только ответную неприязнь. Поэтому со всеми надо быть в хороших отношениях. Не обязательно в дружеских, но консенсус находить необходимо. И тогда все будет в порядке. Общий язык, считает, можно найти и с главарем неофашистов, и с убежденным националистом, и, само собой разумеется, со студентами своей кафедры. Для этого надо быть цивилизованной личностью. И тогда не испортишь здоровья ни себе, ни другим.

Лопата для дембеля

Со здоровьем у Рудольфа Михайловича все нормально. В свои 66 выглядеть максимум на 50 - не каждому повезет. Откуда такая разница между паспортным и биологическим возрастом?

-- От жены, - с ходу отвечает Миляев, - я старше Светланы на 16 лет, но ощущаю себя ее ровесником. А еще от студентов: с молодыми поневоле чувствуешь себя моложе.

Рудольф Михайлович дважды избирался ученым советом института заведующим кафедрой электроники и автоматики; доцент Озерского филиала МИФИ. Ранее назначался деканом факультета повышения квалификации. Родился, детство и юность провел в Кыштыме. Служил на Камчатке. Но на вопрос, в каких войсках и кем, мой обычно открытый и общительный собеседник отвечать поначалу заупрямился. Потом, выдержав напряженную паузу, выдохнул: "Еще недавно я этого говорить не имел права. 44 года с тех пор прошло, однако обязательства, которые я подписывал, сохраняли свою силу. Теперь скажу: радиоразведка Тихоокеанского Военно-морского флота. Расшифровывать не буду. Только добавлю, что зона нашего внимания распространялась на море, сушу и... воздух".

В том, 1962 году, в полной мере ощутил радиоразведчик Миляев всю напряженность Карибского кризиса, когда мир стоял на грани войны между СССР и США.

-- Наш призыв уже демобилизовали. Мы купили билеты на пароход, идущий в сторону материка. И вдруг команда: "Боеготовность N 1!". Одним дембелям вручили лопаты: расчищать снег на взлетных полосах аэродрома, где под защитными сетками стояли готовые к немедленному взлету МИГи. Других зачислили в патрули по периметру ракетных шахт: их озадачили охотой на... возможных снайперов! Оказывается, ракета, выходя из шахты, на какое-то мгновение замедляет ход. И в этот момент снайпер одним выстрелом может вывести ее из строя.

К счастью, все обошлось. Поэтому и нашему герою удалось переправиться на материк, чтобы вскоре поступить в Казанский авиационный институт. Специальность - радиооборудование самолетов. Защитил диплом на "отлично". В итоге - лестные предложения в Балаклаву под Севастополем и в московское Измайлово. А он выбирает... родной Кыштым.

-- В то время на радиозаводе были интереснейшие военные заказы. По одному из них - "ПАРГ-10-ВВ" - я стал ведущим специалистом. Затем преподавал в радиомеханическом техникуме да еще подрабатывал в филиале ЧПИ.

И тут случилось то, что определило линию жизни Миляева на все последующие годы: как ни привлекательна была работа на заводе, но преподавание он в буквальном смысле возлюбил. Поэтому, когда очередной виток судьбы забросил его в Ригу, он не только легко и быстро адаптировался на радиозаводе имени Попова, но и легко вошел в среду преподавателей местного политеха и института гражданской авиации. Позже стал штатным преподавателем радиотехнического колледжа на базе завода ВЭФ (VEF - Государственная электротехническая фабрика). Все было чудесно до... начала известных событий.

-- Понимаете, латыши - прекрасный народ, работящий, добросовестный. У меня к латышскому народу никаких претензий. До того, как Латвия обрела независимость. И прежде приходилось слышать, правда, не в мой адрес, что "настоящие русские живут в России, а здесь... проходимцы". Думаю, это от невежества и незнания истории.

Учителя не трогать!

Рудольф Михайлович человек разносторонний. В нашей беседе он продемонстрировал неслабые знания латышской истории. Рассказал, что Ригу в XI веке заложили тевтоны, строили шведы и поляки. Достраивали русские. Даже письменность латышскую создали... русские. О латышах же так отзывался Карамзин: "Более бедного, забитого и несчастного народа трудно себе представить. Не дай бог попасть к немцу в "латыши".

-- Однажды нас, преподавателей и студентов, направили на уборку яблок в один из колхозов. Поселили в бывшем детском садике. Как-то ночью в окна полетели камни и какая-то толпа бросилась на приступ. Студентов, которые парочками прогуливались по двору, стали бить. Ребята держали оборону, а мне, как ни отговаривали, пришлось выйти навстречу громилам. Главарь, здоровенный парень уголовного типа с огромной английской булавкой в ухе, держался нагло и вызывающе. Тем не менее крикнул своим, чтобы "учителя" не трогали. Эта реплика, произнесенная по-латышски, приободрила меня, и я приступил к переговорам. Объяснил, что приехали из Риги собирать урожай. В отряде есть как русские, так и латыши. Смотрю, толпа затихла. Но напряженность все равно чувствуется. Тогда я прошел к расположенной по соседству бывшей баронской усадьбе, где квартировали рабочие ВЭФа, тоже приехавшие на уборку. Попросил помочь. Они тут же вскочили, похватали что под руку попало, и... В общем, пошла стенка на стенку, рабочий класс на погромщиков. Я тем временем дозвонился до Риги директору колледжа, ветерану войны Оскару Георгиевичу Флейшманису. Наутро за нами прибыли автобусы, и больше мы в уборочных кампаниях не участвовали.

"Убирайся, Ваня, к Мане!"

Вылазка националистов стала первым камнем в фундамент убеждения: из Латвии надо уезжать. Дальнейшие события продолжали подбрасывать эти камни. Однажды на собрании в актовом зале слово взяла заместитель директора, русская по национальности. И тут случилось ранее невиданное и невозможное: каждая реплика преподавателя обрывалась аплодисментами и откровенным издевательским смешком. Стало ясно: это не баловство, а четко спланированная провокация. Такой же провокацией, но с трагическим оттенком, стал обстрел рижского ОМОНа из окон министерства сельского хозяйства. Милиционеры, прошедшие боевую подготовку, развернулись и ударили по нападавшим из "калашей" и пулеметов. Здание взяли штурмом, кого побили, кого арестовали. Случай раздули и вывернули наизнанку. Омоновцев подали как преступников, а нападавших как невинных жертв. После этого резко изменился характер общения латышей с русскими. Начались разговоры, что Латвия кормит... Россию, что русские - оккупанты. Появились лозунги типа: "Не покупайте квартиры у русских - сами отдадут!", "Ваня, убирайся к Мане!"

-- Однажды в нашем районе ночью слышались выстрелы и взрывы. Оказалось, подорвали подъезд офицерского общежития... А парады бывших эсэсовцев и приветствующие их толпы рижан! Ждать благополучных перемен смысла не было: надо уезжать.

Худшие опасения, к счастью, не оправдались: квартиру продали удачно. Также удачно складывалась и работа в Озерском филиале МИФИ, куда, что нечасто встречается в осторожном закрытом городе, приняли преподавателя из "горячей прибалтийской точки". Но не ошиблись. Новичок оказался энергичным, инициативным и, что немаловажно в институтской среде, коммуникабельным. Со студентами также легко находил общий язык, не опускаясь до амикошонства. Но если 18-летний пацан в силу возрастной излишней раскованности первым протягивал ему руку, он пожимал ее и не морализировал: "Что ж ты, дружок, не знаешь, что бестактно первым тянуть руку человеку старше тебя!"

-- У меня и в мыслях такого нет, - пожимает плечами Рудольф Михайлович. - Если молодой человек с тобой первым здоровается, значит, он к тебе расположен. Отталкивать его нудными нраво-учениями не считаю нужным и полезным. Но всегда держу в памяти слова главного героя фильма "Доживем до понедельника", учителя Мельникова: "Любить любите, но дистанцию держите, иначе сядут на шею".

В МИФИ Миляеву пришлось однажды сделать выбор между преподаванием и администрированием: довелось ему какое-то время посидеть в кресле заместителя директора института по политехникуму, который в то время был частью вуза. Работа интересная, но...

-- Она как бы не моя, хотя тоже творческая. Мне ближе делиться со студентами знаниями и при этом наблюдать, как во вчерашних школярах проступают черты будущих специалистов, командиров производств.

Чувство понятное. Оно сродни умелому садовнику, знающему, чем удобрять-поливать еще слабенький, неуверенный в себе саженец, чтобы с годами тот обрел и ствол опыта, и крону знаний. Немало выпускников работает на инженерных должностях, мастерами и начальниками смен на "Маяке". А те, кто по разным причинам остался за бортом ядерного гиганта, в жизни не потерялись: стали продвинутыми бизнесменами, менеджерами в фирмах. Во всяком случае, ни один из одиннадцати выпусков (а в каждом по 18-20 человек) в жизни не потерялся.

Не ходят в Рим поезда

Портрет нашего героя был бы неполным, если не сказать о его невероятной начитанности. Прежде всего это русская классика - Иван Бунин, Антон Чехов, Алексей Толстой, Блок, Полонский, Фет и ранний Маяковский. Не без интереса знакомится с произведениями современных авторов, но лишь для того, чтобы вернуться и перечитать классиков. Еще он пишет. Много пишет. И не только профильные научные статьи, но и обычные, в местную газету. Об истории родного Кыштыма, благодарные воспоминания о своих учителях, острые полемические заметки на политические и социальные темы (вот уж где провоз-глашаемая им толерантность уступает публицистическому накалу статей!).

На этом бы и завершить краткое жизнеописание Рудольфа Миляева. Однако портрет, сложенный из одних позитивных красок, приобретает налет глянцевости, то есть недостоверности. Пора "разоблачать". Есть у него слабина - боится летать на самолетах. И не летает. При этом находит оправдания.

-- Однажды под Новый год я полетел на родину рейсом "Рига - Челябинск - Новосибирск". Долетели до Москвы. Уже огни видны. И тут объявление: "Граждане пассажиры, мы возвращаемся обратно!" Причина - обледенение полостей крыльев. С полчаса кружили над аэродромом, сжигая керосин. Настроение в салоне, мягко говоря, нервное. Честно признаюсь, и я струхнул. Сели, выгрузились. Спустя час зовут на посадку. Самолет вышел на взлетную полосу, набрал скорость... Вдруг замедлил ход и... свернул в сторону: нам навстречу шел на посадку другой лайнер! Если бы взлетели, лобовое столкновение было бы неминуемо! У пассажиров началась истерика. Но настоящая паника случилась, когда самолет вновь вышел на старт разбега. Один из пассажиров, сидевший у иллюминатора, вдруг заорал: "Там огонь, там искры!" Из кабины выскочил штурман: "Да я тебя сейчас арестую!" Всех опять высадили. И только с четвертой попытки воздушное судно добралось до намеченного пункта. Издерганных путников встречали не только родственники, но и "скорая" : с некоторыми случился нервный срыв. Вот тогда я и сказал: "Больше я себе такого "удовольствия" доставлять не буду. Да здравствует поезд!"

Вы думаете, для чего мы так подробно рассказали о воздушной эпопее? Не только для оживления газетного материала. Все дело в том, что самолетный "комплекс" мешает Миляеву слетать в Италию. А ему туда позарез надо: навестить живущую там старшую дочь от первого брака Жанну. Она и ее муж Беттино давно приглашают его в гости.

-- Сейчас выясняю, не ходят ли до Рима поезда, - шутит Рудольф Михайлович и при этом добавляет. - У американских водителей есть правило: не езди быстрее, чем летает твой ангел-хранитель. Я с ними согласен.

Комментарии
Комментариев пока нет