Новости

Чиновники сели за парты в школе управления.

Инвентаризация точек загрязнения главной реки России стартовала в Ярославской области.

По данным ГИС-центра ПГНИУ, заканчивающаяся сегодня зима стала самой снежной за последнее десятилетие.

В один из районных судов Великого Новгорода поступил необычный иск.

Олимпийца, многократного чемпиона СССР и чемпиона мира не стало в 69 лет.

Причиной смертельного происшествия стало взорвавшееся колесо.

Смертельное ДТП произошло около 08:00 утра на 220-м километре трассы.

32-летний хулиган несколько раз ударил полицейского руками и ногами, когда дебошира усаживали в патрульный автомобиль.

Стражи порядка просят граждан помочь в розыске автомобиля, украденного с дороги у с. Кичигино.

Эпидпорог по гриппу и ОРВИ по-прежнему превышен в ряде районов Челябинской области.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
  1. Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?
    1. Команда останется без медалей - 10 (83.33%)
       
    2. «Трактор» завоюет Кубок Гагарина - 1 (8.33%)
       
    3. Повторит достижение 2013 года и станет серебряным призером - 1 (8.33%)
       

Ехал парень домой...

01.02.2007
Никогда не знаешь, что тебя ждет на дороге

Михаил ФОНОТОВ
Челябинск -  Красноармейский район

Эту историю я расскажу дважды. Для ясности.
О чем она? О том, что нежданно-негаданно может случиться с каждым из нас.

Версия почти официальная
Ранним январским вечером прошлого года Алексей Пашнин возвращался на своих "Жигулях" из Русской Течи, куда ездил навестить родственников, домой, в Шумово. Не знаю, мешало ли ему что-то чувствовать себя счастливым.

Никогда не знаешь, что тебя ждет на дороге

Михаил ФОНОТОВ

Челябинск - Красноармейский район

Эту историю я расскажу дважды. Для ясности.

О чем она? О том, что нежданно-негаданно может случиться с каждым из нас.

Версия почти официальная

Ранним январским вечером прошлого года Алексей Пашнин возвращался на своих "Жигулях" из Русской Течи, куда ездил навестить родственников, домой, в Шумово. Не знаю, мешало ли ему что-то чувствовать себя счастливым. Допускаю, что ничего не мешало. Уж не потому он чувствовал себя счастливым, что в гостях выпил пивка, едва ли не всю "соску". Может быть, потому, что родители только-только купили ему этот подержанный, но не потерявший вида "Жигуль". А верней всего потому, что дома ждала Наташка, его молодая жена.

Уже за селом Алексей обнаружил, что не включаются фары. Остановился, пощупал-подергал провода под капотом - уже темно, на ощупь не разобрать, что, куда и откуда. Включил подфарники и поехал дальше.

Издали он видел: встречная с дальним светом. И сзади кто-то пошел на обгон. Когда обгонявший вырулил на свою полосу, встречная ослепила Алексея, и на какие-то мгновения он потерял обочину дороги. Очнувшись после удара, он выбрался из салона и обнаружил свою машину на "чужой" полосе.

За рулем встречного автомобиля сидела Лариса Федоровна Симакова. Она везла из Челябинска дочь Галину и Ольгу, дочь своего сожителя Киселева, - со свадьбы возвращались. Пассажиры дремали, при столкновении отделались легкими ушибами, а Симакову еле вытащили из-под руля. В больнице, в Миасском, у нее обнаружили закрытые переломы правой голени и лодыжки левой ноги.

Суда не было. На нем никто не настаивал. Договорились, что Пашнины оплатят расходы на лечение. Пострадавшая лежала в больнице в гипсе. Так прошло две недели. А через две недели кто-то посоветовал Симаковой вживить в ногу пластину, так вроде быстрее срастется кость и не маяться в гипсовом костыле. Ей сделали операцию, после которой она умерла от тромбоэмболии: оторвался тромб и перекрыл легочную артерию.

Тогда-то было возбуждено уголовное дело. Правда, экспертиза показала, что между травмами, полученными при аварии, и смертью Симаковой от тромбоэмболии связи нет. Следствие затормозилось. В милиции Алексею вернули документы. Миновал месяц, второй, третий... А через полгода - вдруг повторная экспертиза, которая усмотрела связь между происшествием на дороге и смертью Симаковой.

Состоялся суд. Родители Алексея Виктор Александрович и Вера Михайловна понимали, что сын виноват: он нарушил правила дорожного движения, и за это должен ответить, но они не были готовы к тому, что его запрячут в тюрьму. Тем более что и адвокат успокаивал их вероятностью условного наказания, не более того.

Но суд счел иначе. Судья Красноармейского районного суда А.Комельков обвинил Алексея в том, что он совершил столкновение, "в результате чего водителю Симаковой Л.Ф. были причинены телесные повреждения, от которых она скончалась". В приговоре сказано, что "между тупой травмой тела у Симаковой и ее смертью усматривается причинная связь". Из двух экспертиз, утверждавших прямо противоположное, судья поверил одной. Еще цитата из приговора: "Суд считает необходимым назначить наказание, связанное с изоляцией от общества, то есть лишение свободы". И еще фраза оттуда же: "Обстоятельств, позволяющих применить к Пашнину условное осуждение, по мнению суда, нет".

Алексей был приговорен к двум годам лишения свободы. При этом, что необычно, прокурор "оценил" вину Алексея одним годом, а судья - двумя.

К ужасу родителей и жены, Алексея взяли под стражу в зале суда.

Конечно, смерть человека, к которой ты как-то причастен, пусть и косвенно, - это сильное потрясение для молодого человека. Может быть, потому Алексей полностью признал свою вину, попросил прощения у родственников Симаковой, а у суда попросил одного - не лишать его свободы, потому что жена ждет ребенка. Но эти его слова никто не услышал.

Деревня, дом, семья

Письма, в котором Вера Михайловна Пашнина выплеснула несчастья своей семьи, мне было мало, и я поехал в Тавранкуль - поговорить о том же, но с подробностями.

-- Было мне восемнадцать, когда я тридцать лет назад, сразу после школы, из Русской Течи приехала сюда, в Тавранкуль, учителем иностранного языка - я хорошо знала немецкий язык.

-- Сразу после школы учителем?

-- Да. А потом заочно закончила пединститут, исторический факультет.

-- Здесь и замуж вышли?

-- Да, за Виктора. Он механиком работал. Пока был совхоз. Знаете, какой тут был совхоз!.. Какие фермы, какие поля. Все было. А сейчас...

-- Виктор здешний?

-- Да. Он был у нас в районе человек известный, передовик производства. И ему, и мне предлагали переехать в Миасское, квартиру давали, но он отказывался. Как бросить родителей? Говорит: я здесь родился, здесь и умру.

-- И вы тут уже прикипели?

-- Да, привыкла. Летом здесь очень красиво. Озеро у нас. Леса вокруг. Грибы, ягоды.

-- А чем народ занят?

-- А ничем. Школу хотели закрыть: детей мало. Даже сорок человек не наберется. Мой класс самый большой - семь учеников. А так по три, по четыре человека в классе. Если школу закроют, деревне конец. Клуб есть у нас. Библиотека. Отделение связи, медпункт. Магазин. И все.

-- Если школу закроют, то вы как?

-- Никак. Пенсия есть за выслугу лет - 2600 рублей.

-- А муж?

-- Он не работает. Какая работа с его давлением?

-- А ваше здоровье?

-- Я тоже гипертоник. А полтора года назад был инфаркт. Вроде ни с того ни с сего. Два месяца отлежала в больнице.

Алексей и Наташа

-- Вера Михайловна, теперь поговорим об Алексее и Наташе. Как они познакомились?

-- Познакомились вроде в Боровом, это соседнее село. Он туда с друзьями ездил. Собирался поступать в институт и вдруг: я раздумал поступать, пойду работать. Здрасьте, готовился-готовился, а теперь... "У меня девушка есть". "Ты жениться, что ли, собрался? Так познакомь с девушкой". Не знакомит. Шуточками отделывается. И вдруг от знакомых узнаю, что девушка, у которой он пропадает, - инвалид, прикована к коляске. Когда он появился дома, я его так и спросила: "Леша, неужели ты, такой видный парень, не мог найти здоровую девчонку?" Он мне ответил: "Мама, я люблю Наташку и ни на кого ее не променяю". И добавил: "А если бы у меня была сломана спина, и я никому не был бы нужен? Как бы ты на это посмотрела?" А вскоре он собрал вещи и переехал к ней: она живет в Шумово. Я долго плакала, но потом смирилась.

-- А что с Наташей?

-- У нее перелом позвоночника. В Боровом есть двухэтажное здание, и ребята собирались там. Кто-то ее неосторожно толкнул, и она упала со второго этажа.

-- Может быть, Алексей из жалости...

-- Что вы! Он в СИЗО только про свою Наташку и спрашивал. Нет, он очень любит ее. И она тоже. Я ему говорила: "Представь, что ты будешь всю жизнь за ней ухаживать". А он: ну и что? Не тебе же с ней жить. Потом мы познакомились с Наташей. Хорошая девочка. Она нам понравилась.

-- Она беременна?

-- Да, в марте срок. Врачи удивляются, что она решилась на это. Но ребенок развивается нормально. Уже знаем, что родится мальчик.

-- Они зарегистрировались?

-- Нет, живут гражданским браком. Наташа застеснялась: что, я на инвалидной коляске в загс поеду?

-- Свадьбы не было?

-- Нет. Так посидели - и все.

-- Значит, они знакомы уже год?

-- Нет, считай, три года. Мы и "шестерку" ему купили, чтобы они чаще у нас бывали.

-- У него есть права?

-- Конечно, в училище получил.

-- И успел поездить?

-- Всего две недели. До того он на отцовской машине ездил.

-- И сразу тот январский вечер...

-- Да. Знать бы, к чему приведет та покупка...

Две экспертизы

-- А у Симаковой кто остался?

-- Сын и дочь. Уже взрослые. От них, как и от нее, мы не слышали каких-то претензий. И после ее смерти тоже. Только сожитель Симаковой Киселев появился у нас - угрожал, что он посадит Алексея в тюрьму, если мы не купим ему новый автомобиль и не дадим кучу денег. Поначалу мы даже согласились на его условия. Но тут пришла экспертиза, которая не нашла связи между смертью Симаковой и происшествием на дороге. И мы отказались покупать Киселеву автомобиль, потому что ущерб будет возмещен страховой компанией. Киселев не успокоился, несколько раз ходил к прокурору. И через полгода появилась вторая экспертиза, совсем другая.

-- Суть в том, повлияла ли авария на смерть Симаковой или нет?

-- Да. Важно было знать, не было ли у Симаковой болезней, которые могли спровоцировать тромбоэмболию. Экспертам были представлены лечебные карты, но только из районной больницы, а она лечилась и по месту жительства в Русской Тече, и в областной больнице. Все говорили, что у нее было варикозное расширение вен, а врач сказал, что при такой болезни тромб мог оторваться после операции, а не двумя неделями раньше.

-- Но косвенная вина есть?

-- Вина в том, что нанесена травма.

-- Но без травмы не потребовалась бы операция.

-- В операции не было острой необходимости. Могла бы пролежать на вытяжке. Кстати, родной брат Симаковой умер точно так же: упал, сломал ногу, ему сделали операцию, и он на второй день умер.

-- Как себя чувствует Алексей?

-- Конечно, переживает. И не столько за себя, сколько за Наташку. Мы приедем к нему, а он: мама, хоть почаще приезжайте к ней, помогайте. Сказать откровенно, он у нас такой наивный... Вроде 24 года уже, а еще дитя. Тихоня. Так вроде парень веселый, хороший, но представления еще детские.

-- Ни на кого из вас не похож?

-- Как ни на кого? На меня.

-- И характером?

-- И характером. Такая же была в его годы.

-- Он у вас какой физически?

-- Высокий. Верзила. Здоровый. Крупный. 46-й размер носит.

-- Вы его видели после суда?

-- Каждые десять дней ездили в следственный изолятор, в Челябинск. И Наташу возили на колясочке.

-- Он был подавлен?

-- В первые дни - да. А потом успокоился вроде.

-- А Наташа?

-- А Наташа, как ни приедешь, ревет.

-- Где Алексей теперь?

-- В Пермской области. Пишет, что на пилораме работает.

Минуты правосудия

-- Вера Михайловна, у вас есть подозрения, что кто-то кого-то подкупил?

-- Подозрений у меня нет. А если есть, то без доказательств. Перед судом мы все так были настроены, что будет оправдательный приговор. Или, в крайнем случае, условное наказание. Тогда бы мы не стали оспаривать.

-- А вы оспорили?

-- Да, обратились с жалобой в президиум областного суда.

-- И что?

-- Ничего. Рассмотрение продлилось от силы минут двадцать. Там - конвейер. За день рассмотрели более сорока дел. Причем судьям незнакомых.

-- Вы какими были?

-- Ой, 32-е или 33-и. Вызывали к 9 часам, а попали в суд в пятом часу. Все было очень быстро и формально. Адвокат говорил минуты две. В суть дела никто не вникал. Ничего эта жалоба не дала.

Мамины сказки

-- Вера Михайловна, вы прислали мне свою книгу "Праздник хорошего настроения". Это, как сказано, сценарии праздников и игр для начальной школы. Она почему-то издана в Ярославле. Тираж - семь тысяч.

-- Это первый тираж. Потом бывает второй - 15-20 тысяч. У меня вышло уже пять подобных книг. А теперь в Ростове издана книга "Игры для умников". Хочу написать и книгу для детей. Вообще-то я давно печатаюсь в разных педагогических и детских журналах.

-- И ваши книги можно купить? Например, в Челябинске?

-- Да, они продаются в книжных магазинах.

-- А еще пишете сказки в стихах? В подражание Леониду Филатову?

-- Куда мне до него... Но журналы печатают мои сказки.

-- Получаете гонорары?

-- Получаю. Но эти деньги я берегу. Хотим полечить Наташу. Есть какая-то надежда.

Казалось бы, из ничего - столько бед...

Давайте считать. Сколько вин у Алексея? Пожалуй, две. А то и полторы. (Легко сказать, что нельзя ехать без освещения. Замерзать на дороге?) А наказаний сколько? Разбитая "шестерка". Смерть незнакомой женщины. Разлука с любимой женой. Нервы родителей. Два года тюрьмы.

Ну, "изолировали от общества" Алексея, этого попавшего в беду парня, до наивности доброго, чистого, очень правильного, способного на сострадание и жертву, никак еще не испорченного... И что? Что восторжествовало? Справедливость?

Комментарии
Комментариев пока нет