Новости

Изменение рабочего графика затронуло входящее в группу "Мечел" предприятие "Уральская кузница".

Подозреваемая втерлась в доверие к пенсионеру и забрала деньги, которые мужчина планировал потратить на еду.

Часть ограждения и покрытия крыши были повреждены тающим снегом.

Пока центр функционирует в тестовом режиме.

На 26 февраля запланировано 50 развлекательных мероприятий.

Среди пострадавших – два несовершеннолетних мальчика.

Удар ножом он нанёс в ответ на попадание снежком в лицо.

Открытие автомобильного движения запланировано на 2018 год.

В Пермском крае осудили мужчину, который более полугода избивал несовершеннолетнюю.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Похоронный лохотрон

02.02.2007
За право транспортировки и погребения умерших между ритуальными фирмами Челябинска развернулась нешуточная война

В октябре 2006 года у челябинки Людмилы Окуневой скоропостижно скончался отец. Страшная новость, озвученная соседкой по телефону, застала женщину на работе. Отпросившись у начальства, она взяла такси и приехала в родительский дом. Бездыханное тело отца лежало на кровати, слегка накрытое цветной простыней, а возле него, переминаясь с ноги на ногу, топтались незнакомые мужчины. Едва Людмила Викторовна переступила порог комнаты, они бросились выражать ей соболезнование в связи с потерей близкого человека и, представившись сотрудниками муниципального предприятия "Мемориал", протянули прейскурант цен на предоставление ритуальных услуг.

За право транспортировки и погребения умерших между ритуальными фирмами Челябинска развернулась нешуточная война

В октябре 2006 года у челябинки Людмилы Окуневой скоропостижно скончался отец. Страшная новость, озвученная соседкой по телефону, застала женщину на работе. Отпросившись у начальства, она взяла такси и приехала в родительский дом. Бездыханное тело отца лежало на кровати, слегка накрытое цветной простыней, а возле него, переминаясь с ноги на ногу, топтались незнакомые мужчины. Едва Людмила Викторовна переступила порог комнаты, они бросились выражать ей соболезнование в связи с потерей близкого человека и, представившись сотрудниками муниципального предприятия "Мемориал", протянули прейскурант цен на предоставление ритуальных услуг.

-- Я была убита свалившимся на меня горем, - вспоминает Людмила Окунева. - Помню, как обронила в сердцах: надо бы медиков вызвать, чтобы констатировали смерть и выдали соответствующую справку. Визитеры ответили, что не надо никому звонить, тело в морг они доставят сами, причем совершенно бесплатно. Но для этого я должна подписать с ними договор на организацию похорон. Поскольку они назвались государственным предприятием, а им я доверяла больше, чем частным, подписала документ с "Мемориалом", что называется, не глядя. Внесла предоплату - 1500 рублей - и обрадовалась тому, что часть моих хлопот эти "добрые, бескорыстные" люди взяли на себя.

Когда мужчины ушли, Окунева потихоньку успокоилась и села изучать оставленные ими бумаги. Первое, что бросилось в глаза, - баснословная сумма за оказание ритуальных услуг, 28 тысяч рублей. Усопший личных сбережений не имел, да и Людмила Викторовна такими деньгами не располагала. Расстроившись не на шутку, она стала звонить по указанному в документе телефону, чтобы извиниться и отказаться от помощи. Однако недовольный мужской голос на другом конце провода сообщил, что труп уже доставлен к месту назначения и за перевозку она должна заплатить 1500 рублей. "Как же так? - возмутилась Окунева. - Представители вашего предприятия обещали сделать это безвозмездно". На что получила такой ответ: "Мы частная фирма, а не государственная, и благотворительностью не занимаемся".

-- Я ничего не понимала и была близка к истерике. Вернулась к документам, подписанным час назад, и еще раз внимательно их прочитала, - продолжает рассказ Окунева. - В договоре вместо МУП "Мемориал", от которого к нам приходили люди, значилась совсем другая фирма. Я поняла, что меня жестоко обманули, воспользовавшись растерянностью и беспомощностью.

Людмила Викторовна спустилась на нижний этаж к соседке, которая в ее отсутствие навещала старика Окунева и впустила невесть откуда взявшихся "мемориальцев". В ходе разговора с пожилой женщиной узнала следующее. После обнаружения пенсионера на кровати в неподвижном и бессознательном состоянии Анна Степановна набрала номер "скорой". Но от волнения, видимо, перепутала кнопки и попала в милицию. Сотрудник дежурной части выслушал и, добросовестно записав адрес, обещал прислать врачей. Но вместо них на улицу Гончаренко почему-то приехали сотрудники МУП "Мемориал".

-- Значения этому не придала, поверьте, не до того мне тогда было, - вспоминает Анна Степановна. - Выяснив, что я не родственница усопшего, мужчины сказали, что будут дожидаться Люду. Мне никаких вопросов они не задавали. Я смотрела на часы - ждала медиков, но они так и не приехали.

Вскоре после того, как Людмила обнаружила в бумагах неприятную подмену в названиях похоронных организаций, в квартире раздался звонок. Женщина открыла входную дверь. На пороге стоял представитель уже другой ритуальной конторы, он предложил ознакомиться с ценами на погребение. Они разительно отличались от "мемориальских". Например, копка могилы стоила не 3400 рублей, а почти в два раза дешевле. В целом похороны обошлись бы ей в 10 тысяч рублей. Собрать такую сумму Окуневой было под силу, и она, поохав-поахав, снова стала звонить в обманувшую ее организацию.

-- Там мне заявили, что назад дороги уже нет, и добавили: "Если вы собираетесь хоронить отца на одном из челябинских кладбищ, знайте, что вам все равно придется иметь дело с нами", - говорит Людмила Викторовна. - Несмотря на то, что все кладбища на территории города действительно находятся на правах аренды или бессрочного пользования у МУП "Мемориал", я настаивала на расторжении договора. Объяснила, что нашла похоронное бюро, которое за тот же объем работы просит почти в три раза меньше денег. Мой собеседник обещал мне и семье большие проблемы, если я не передумаю. Однако угрозы ничуть не испугали.

Окунева махнула рукой на подписанный договор и предоплату, забрала тело отца из морга и, собрав нужную сумму, похоронила любимого родителя на его родине - в поселке Шумово, недалеко от Челябинска. Но, как известно, беда не ходит одна. Вскоре у близкой подруги Окуневой в автокатастрофе на Свердловском проспекте трагически погиб брат. Помня о недавнем инциденте с "доброхотами" из якобы муниципальной структуры, Людмила Викторовна посоветовала приятельнице похоронить парня самостоятельно. Вежливо отказавшись от предложений ряда похоронных компаний, дамы наняли для копки могилы знакомых мужчин, попросивших за услугу 2000 рублей, и привезли их на кладбище. Не успела "делегация" войти на его территорию, как им преградили путь широкоплечие ребята.

-- Они не допустили наших людей с лопатами к месту погребения, сказав, что могилы на кладбище копают только работники "Мемориала", и попросили нас внести в кассу за эту услугу 5400 рублей, на 2000 рублей больше, чем по октябрьскому прейскуранту, - сетует Окунева. - Мы с подругой возмутились и попытались "довести до их сведения", что никакими законами не предусмотрены ограничения или запрет на копку могил своими силами. Нам указали на выход. На другом кладбище был тот же произвол. Закончилось все откровенным шантажом. Нам вроде бы пошли навстречу, мол, копайте сами, но имейте в виду - мы не будем регистрировать ваше захоронение. (Запись делается в регистрационную книгу на основании свидетельства о смерти, в ней содержатся инициалы умершего, даты рождения и захоронения, а также номера квартала, сектора и могилы, где захоронено тело. - Прим. авт.)

Надо отдать должное настойчивости и мужеству Окуневой: она добилась того, чтобы могилу брата ее подруги зарегистрировали в кладбищенском журнале. Но здесь ее поджидал очередной неприятный "сюрприз".

-- Прежде чем это сделать, работники МУП "Мемориал" попросили заплатить 912 рублей, - продолжает Людмила Викторовна. - Если это сумма, установленная на федеральном уровне, почему я не платила ее на кладбище, которое находится за пределами Челябинска, когда хоронила отца? Из чего складывается эта цифра? "Мемориальцы" оставили мои вопросы без внимания. Позже на них ответил юрист: платная регистрация захоронения не предусмотрена российским законодательством. Получается, федеральный бюджет выделяет на погребение умершего 1150 рублей, а МУП "Мемориал" незаконно перекачивает эту сумму почти в полном объеме в свой карман.

После поминок возмущенная до глубины души женщина написала жалобу в прокуратуру области и параллельно затеяла собственное расследование. Людмила Викторовна провела гигантскую работу, и, надо заметить, ее усилия дали положительный результат.

-- В мое распоряжение попала копия любопытного документа, подписанного прокурором области Александром Войтовичем 5 декабря 2006 года за номером 28-890.06, - рассказывает Людмила Викторовна. - В нем говорится, что в деятельности дежурных частей РУВД при получении сообщений о фактах смерти наблюдаются серьезные нарушения. В частности, несвоевременный выезд следственно-оперативных групп на место происшествия (первыми, причем с разницей в несколько часов, туда приезжают представители ритуальных фирм). В тексте приводятся примеры с указанием конкретных адресов. Во всех описанных случаях, по словам Войтовича, следователям прокуратуры информация о смерти поступала от судмедэкспертов, а не из дежурных частей районных УВД. Складывается впечатление, что наша доблестная милиция направо и налево торгует трупами...

Люди умирают каждый день - это факт, любая смерть - трагедия. Вводить в заблуждение пребывающих в горе родственников усопших, а также делать на них капитал - по меньшей мере цинично.

Как ни печально это констатировать, торговля трупами сегодня стала поистине золотой жилой для тех, кто имеет непосредственное отношение к умершим, - врачей и стражей порядка. Информация о кончине человека или его убийстве всегда проходит через сводки милиции, журналы больниц или работающих при них моргов. А дальше, как выяснила Людмила Викторовна, она попадает к тем ритуальным конторам, которые щедро за нее платят.

Такая ситуация сложилась не только в Челябинске. Первый канал телевидения дважды транслировал сюжет на эту тему. Родным умерших все равно, представитель какой фирмы к ним приедет, для них главное - чтобы цена за похоронные услуги соответствовала качеству выполненных работ и не была запредельной. Следовательская хватка, интуиция и пронырливость Людмилы Окуневой вызывают искреннее восхищение. Не часто встретишь обманутую женщину, готовую ради восстановления справедливости забыть о любимых домочадцах и пройти через все тяжкие, чтобы докопаться до истины.

Марина КУЗЬМИЧЕВА

Около 40 челябинцев в среднем умирает ежедневно

7000 рублей - расходы при обращении в коммерческую фирму (гроб, катафалк, рабочая бригада).

От 4000 рублей -стоимость места захоронения.

От 200 рублей - стоимость венка.

Комментарий специалиста

-- Похоронная деятельность - сфера непростая, деликатная. Ситуация в ней сравнительно недавно поменялась коренным образом. Случаи беспредела, поведанные Людмилой Окуневой, действительно имеют место. Прокуратура области буквально завалена подобными жалобами не только от граждан, но и от ритуальных фирм, не подписавших в свое время соглашение о сотрудничестве с МУП "Мемориал". На самом деле нет никакого "Мемориала", за его ширмой скрывается целый ряд похоронных организаций, цены на организацию похорон в которых необоснованно завышены. Но больше всего настораживает возня вокруг умерших со стороны органов внутренних дел. Яркое подтверждение тому - неоднократные письма за подписью прокурора области Александра Войтовича начальнику городского УВД с просьбой принять меры по недопущению фактов прибытия следственно-оперативных групп на место обнаружения трупа после сотрудников "Мемориала". Именно прокурорский работник вместе с судмедэкспертом после осмотра тела решают, как с ним дальше поступить - направить в морг на вскрытие или сохранение, а не представители ритуальных контор. Действия милиции противоречат здравому смыслу и профессиональной этике. Мой совет гражданам: не спешите подписывать договор на организацию похорон раньше, чем к вам приедет следственно-оперативная группа. Помните: никто не имеет права навязывать услуги, выбор всегда остается за вами.

Александр Власов, начальник дежурной части областного бюро судебно-медицинской экспертизы

Комментарии
Комментариев пока нет