Новости

Пожар в заведении "Юнона" произошел в воскресенье в полдень.

52-летний водитель припарковал старенькую "Тойоту" на горке.

Из-за инцидента движение  в сторону проспекта Энгельса оказалось частично заблокировано.

По данным Пермьстата, обороты заведений общепита резко просели.

Добычей безработного пермяка стали 5800 рублей.

23-летний Анатолий вышел из дома 10 февраля и больше его никто не видел.

В Арбитражный суд Пермского края обратилась компания "Росстройсервис".

В ближайшие сутки на территории края ожидаются снегопады и метели.

В ближайшее время жестокий убийца предстанет перед судом.

Отца двоих детей искали двое суток.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Ой, где был я вчера!

02.02.2007
Корреспондент "Челябинского рабочего" воспользовался услугами вытрезвителя

Три дня назад напротив здания Калининской районной администрации сержант милицейского патруля, учуяв от меня запах спиртного, предложил пройти в машину. Я не сопротивлялся. Тем более в трактовке официальных бумаг источать алкогольный смрад в общественных местах - значит "наносить ущерб нравственности окружающих". А это в мои планы не входило.
Проверив в "уазике" документы, страж порядка заявил:
- Сейчас составим протокол и можете идти дальше.

Корреспондент "Челябинского рабочего" воспользовался услугами вытрезвителя

Три дня назад напротив здания Калининской районной администрации сержант милицейского патруля, учуяв от меня запах спиртного, предложил пройти в машину. Я не сопротивлялся. Тем более в трактовке официальных бумаг источать алкогольный смрад в общественных местах - значит "наносить ущерб нравственности окружающих". А это в мои планы не входило.

Проверив в "уазике" документы, страж порядка заявил:

-- Сейчас составим протокол и можете идти дальше.

Видимо, с его точки зрения, после составления протокола угрозы для нравственности окружающих я уже не представлял. С таким оборотом дела согласиться не мог категорически.

-- А давайте лучше в вытрезвитель поедем! - предложил я, отчего красные, видимо, от бессонницы, глаза сержанта еще более потеплели.

Сидевший за рулем напарник вызвал по рации наряд. Подкрепление в виде "пьяновоза" появилось минуты через три. Протокол был готов еще раньше. Страж порядка корректно указал на несколько строчек в разных местах бумаги, где я, прочитав написанное, должен был поставить подпись. Это показалось странным: если единственным поводом к задержанию явилась моя невменяемость, то как в таком состоянии я должен подписывать официальный документ? Поняв, что нравственность нашей правовой системы к такого рода вопросам вполне устойчива, поставил требуемые закорючки. Не удивлюсь, если окажется, что подписался под фактом продажи Родины на "Зеленом рынке", или того хуже - реализации рукавиц, сшитых Ходорковским в Краснокаменске.

Одну строчку из бланка протокола успел выловить. Говорилось, что привлекаемый к административной ответственности имеет право на защиту. И я потребовал звонка к юристу.

-- Из вытрезвителя позвоните! - нетерпеливо сказал милиционер, приехавший с пьяновозом.

-- Без звонка никуда не поеду, - сказал я, вцепившись в дверь "уазика".

Однако после изящного изгиба моей руки за спину я оказался внутри машины. "Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались!"

В какой именно вытрезвитель везут, мы с Саней (собратом по несчастью), глядя из окон будки, понять не могли. Минут через 15 оказались в приемнике. Сбоку на лавочке мирно посапывал старик. Ему тепло, так как его не раздели. На полминуты появились две женщины в погонах и с журналами. Что-то записали и ушли. Меня пригласили к окошку дежурного:

-- Сотовый телефон, деньги, обручальное кольцо - все выкладывайте.

-- Кольцо не сниму.

-- Хорошо, оставьте, - капитан пересчитал деньги, 480 рублей, не считая мелочи, занес сумму в протокол и дал мне на подпись.

Поступил приказ раздеваться. Снимая брюки, бросил взгляд на настенный планшет. Там говорилось, что депутаты органов законодательной власти не подлежат помещению в медицинский вытрезвитель. Спросил у дежурного:

-- А разве они не могут нанести ущерб нравственности окружающих?

Капитан ничего не ответил. Говорить представителям государства о гражданских свободах, стоя перед ними в нижнем белье, - примерно то же, что, будучи государственником, выступать на сессии ПАСЕ по вопросам прав человека в России. Итог один - изоляция.

Меня поместили в палату на семь коек. Подушки в цветочек, простыни не первой свежести, некоторые с капельками крови, шерстяные одеяла. Двое из пяти мужиков оживленно составляли рейтинг челябинских вытрезвителей. По их версии, самый приличный - Тракторозаводский. "Обязательно надо побывать", - подумал я, присаживаясь на одеяло. Саня стучал в дверь и просил пить. Через минуту в палату влетела полторашка с водой.

Постояльцев, за которыми приехали родные, вызывали, и я их больше не видел. Родственников, вероятно, приглашали по домашнему телефону, который сообщаешь по прибытии в трезвяк. Но у меня домашнего телефона нет. С близкими общаюсь по сотовому. Однако со служебного на сотовый в вытрезвителе на Братьев Кашириных звонить не принято. Могут принести ваш мобильник, если попросите вежливо. Но в моем телефоне, как назло, села батарейка. Капитан, глядя на это, сжалился. Достал из нагрудного кармана свой сотовый:

-- Звоните. Вас через три часа выпустят, если не будете в дверь тарабанить.

Тишина. Мужики мирно посапывали. Лишь за дверью благим матом орал только что доставленный. Сотрудники успокаивали его как могли, пытаясь выяснить домашний адрес: "Сейчас тебя домой отвезем!"

Прикинув, что срок заключения истекает, постучал. В ответ командный голос из-за двери попросил не буянить. Меня при этом назвал сукой. Последнее обстоятельство и то, как просьба была изложена, навеяли мысли о том, что в случае повторной попытки привлечь к себе внимание будет хуже.

Тем не менее "алкоголь" на выдумки хитра. Решив, что путь к свободе лежит через туалет, постучал еще раз.

-- Чего надо?! - открывший дверь прапор был явно недоволен.

Я объяснил.

-- Давай, через коридор в дальний угол быстро!

Капитан-дежурный, увидев меня, вспомнил о своем обещании.

-- Этого готовьте на выписку, - сказал он.

Одеваясь, поинтересовался, почему меня не обследовал медик и не был проведен анализ крови, чтобы установить истинное воздействие на меня алкоголя.

-- У нас медик 20 лет работает, и она по глазам может определить, сколько человек выпил, - пояснил дежурный. Видимо, мой взгляд на мир в тот вечер был слишком широкий.

-- Спасибо огромное, - сказал я, покидая вытрезвитель, прапорщику.

-- Не за что, - с искренним участием ответил тот. - Приходите еще.

Андрей САФОНОВ

Комментарии
Комментариев пока нет