Новости

Дипломат скончался накануне своего 65-летия.

74-летнего пермяка подозревают в совращении школьницы.

31-летний Вадим Магамуров погиб в минувший четверг, 16 февраля.

Местный житель вступал с детьми в интимную переписку, после чего завлекал школьников к себе домой.

Переговоры Министерства строительства Пермского края с потенциальным инвестором замершего проекта прошли накануне.

По данным Минобороны, еще двое военнослужащих получили ранения.

Местный житель заметил пожар в доме у соседей и поспешил на помощь.

Уральские мужчины придерживаются творческого подхода в решении мобильных вопросов.

Есть и «зеленый подарок»: область выделила средства на завершение строительства очистных сооружений.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Командировка в Аргун

06.02.2007
В Чечню подполковник Еремин взял рисунки младшего сына и "Евгения Онегина"

Они вернулись все. Все 139 человек. Живыми и невредимыми. Юрий Еремин, человек, не относящий себя к верующим, тем не менее связывает это возвращение с проводами на вокзале в Челябинске. Отбывающих в служебную командировку рядовых и офицеров напутствовал священник.

В Чечню подполковник Еремин взял рисунки младшего сына и "Евгения Онегина"

Они вернулись все. Все 139 человек. Живыми и невредимыми. Юрий Еремин, человек, не относящий себя к верующим, тем не менее связывает это возвращение с проводами на вокзале в Челябинске. Отбывающих в служебную командировку рядовых и офицеров напутствовал священник. Батюшка сказал: "Мне не удалось благословить военных, тех, кто уходил прежде. И там были потери. С вами же ничего не случится".

Нарисовал папу

-- Шел в школу - попал в милицию. Как так вышло?

-- Поначалу пошел в школу. Но там такая низкая зарплата, а у меня как раз сын родился.

-- Но почему именно в милицию?

-- Мой дядя Геннадий Иванович Колотушкин работал начальником Коркинского ГОВД. Он и посоветовал. Но устроился я сам. О том, что брат моей мамы - милицейский полковник, узнали только спустя три месяца. Потом я поступил на заочный факультет Челябинского юридического института МВД России. Вскоре предложили должность начальника штаба. В последующем назначили начальником милиции общественной безопасности.

-- Мог отказаться от поездки в Чечню?

-- А я отказывался. Дважды. Причина? Дети были маленькие. Но вот Филиппу исполнилось 13, а Льву - 5. В третий раз согласился. Хотя, скажу честно, особенно не рвался.

-- С родными-близкими советовался?

-- Сначала я сам принял решение, а уж потом поставил близких в известность. С их стороны было как сожаление, так и понимание: все же я человек в погонах.

-- Сыновья скучали?

-- Еще как! Младший с караваном (к нам дважды приходил гуманитарный груз из Челябинска) передал свои рисунки, которые я повесил на стенку рядом с автоматом.

-- И кого он рисовал?

-- Папу:

-- А Филипп?

- Филипп не рисовал, а присылал по электронке (я захватил личный ноутбук) музыку и фотографии с сайта ЦСКА: мы оба болеем за этот футбольный клуб.

-- Что еще, кроме рисунков Льва, было из дома?

-- Книги, тоже присланные с караваном, - "Золотой теленок" и "Евгений Онегин".

-- "Теленок" - понятно: с юмором на боевой службе сложновато. А почему "Онегин"?

-- С лирикой там тоже непросто. Разрядка в виде классики не помешала: Кстати, пользуясь случаем, хотелось бы передать благодарность всем, кто меня поддерживал: родственникам, друзьям из Кыштыма, Уфалея и Челябинска, коллегам из родного ГОВД.

Меняя друг друга

-- Насколько известно, командировки в Чечню южноуральских милиционеров начались с 2000 года.

-- Да, мы поочередно менялись с иркутскими милиционерами. На этот раз южноуральцев выехало 139 человек. Прежде было больше - порядка трехсот. Соответственно и наименование сменилось. Тогда - временный отдел внутренних дел, а сейчас, поскольку в усеченном составе, - оперативная группа. Место постоянной дислокации - город Аргун. Я выполнял те же обязанности, что в своем ГОВД, - заместителя начальника группы, начальника милиции общественной безопасности. Под моим непосредственным началом находилось шесть специалистов. На "земле" они, допустим, участковые уполномоченные, а в Чечне - специалисты.

-- На "земле"?

-- Так мы между собой назвали нашу Челябинскую область. Не всем чеченцам это нравилось. Некоторые высказывали с обидой: "А у нас что - остров?!" Специалисты разделялись по направлениям: лицензионно-разрешительная деятельность, по работе участковых уполномоченных, ГИБДД. В нашу задачу входило оказание методической и практической помощи чеченским милиционерам. Сразу скажу: объем работы был меньше, чем в Кыштыме. И это объяснимо: число преступлений на порядок ниже, чем у нас. По линии милиции общественной безопасности зарегистрировано за год всего: 65 преступлений. А в Кыштыме: тысяча с лишним!

-- ?!

-- Здесь надо учитывать национально-религиозные особенности. Немало преступлений просто не попадают в милицейские сводки: многие из них решаются на уровне совета старейшин. В этом случае два выбора: наказание либо денежная компенсация причиненного ущерба. При ДТП обычно договариваются нарушитель с пострадавшим. Одной из причин большого количества ДТП, как ни странно, явились: отремонтированные дороги! Стали лучше делать покрытия, но не учли горячий характер водителей: езда превратилась в гонки и, как следствие, вызвала рост дорожно-транспортных происшествий. В итоге людей погибает больше, чем при боестолкновениях. Только за три недели после праздника Ураза-Байрам в Чечне жертвами на дорогах стали порядка 160 человек. Не без нашей подсказки начали более тщательно регистрировать происшествия и преступления. А проблемы с ДТП вынесены на рассмотрение республиканского правительства.

-- А каких преступлений у них нет?

-- В разговоре с чеченскими участковыми я обратил их внимание на необходимость работы с алиментщиками: Они меня не поняли. Когда я повторил вопрос, недоуменно пожали плечами. Для них эта проблема неактуальна: детей в республике, как правило, никто не бросает. И если по какой-то причине не может содержать отец, то их воспитывают родственники.

-- Общение с чеченскими коллегами происходило, очевидно, не только на официальном уровне. Какие наблюдения вызывали недоумение?

-- Несколько удивили взаимоотношения мужчин и женщин. Если мужчина любой национальности (это я на себе испытал!) заходит, к примеру, в кабинет директора школы, то все находящиеся там учителя-женщины непременно встают. И еще. Поголовно все чеченские мужчины - фанатичные последователи чистоты своей: обуви. Не встречал ни одного, у кого ботинки были не просто грязные, но даже в пыли. Идет десятилетний мальчишка, заметил на туфле пятно, непременно остановится у ближайшей лужи. А взрослые в таких ситуациях достают из носка "обувной" платок. Я тоже слежу за своей обувью. Но когда шел с чеченским коллегой в отдел, мои ботинки запылились, а у него сверкали первозданной чистотой.

В лес за Абу Хавсом

-- Намазы во время службы совершают?

-- Был день рождения Рамзана Кадырова. Вдоль дороги выставили посты. По двое через сто метров. Когда солнце пошло на закат, начали молиться. Но по очереди. Один совершает намаз, другой несет службу. Потом меняются.

-- А если закат солнца совпадет с "зачисткой"?

-- Тогда, конечно, никто не молится. Однажды в два часа ночи нас подняли на прочесывание леса. И только после окончания операции несколько чеченских милиционеров на берегу реки исполнили пропущенный обряд.

-- Зачем надо было прочесывать?

-- Подняли нас, сорок человек, по тревоге. В машину - и в Джалкинский лес. Прежде из него не раз постреливали, растяжки ставили. Словом, небезопасный лес. Но идти надо: по имеющейся информации, в нем скрывалась группа арабов-наемников с финансистом боевиков Абу Хавсом. В операции участвовало около 300 человек - мы, чеченские милиционеры, военные с собаками. Над головами барражировали вертолеты. При такой плотности любая растяжка могла много бед натворить. Но повезло: все закончилось благополучно, хотя Абу Хавса и не нашли. Впоследствии, в ноябре прошлого года, его застрелили в Хасавюрте.

-- Дислокация наших сил в Аргуне не раз становилась целью для боевиков. Сколько южноуральских милиционеров погибло при атаке террориста-смертника несколько лет назад! Да и другие командировки редко обходились без инцидентов:

-- Был случай: в октябре (дело было под вечер) обстреляли из гранатомета. Одно попадание - на плац, два выстрела - за территорию. По команде командира - "Зарево-111!" с бронежилетом, "сферой" (каской. - Авт.), автоматом и боекомплектом выскочили из вагончика наружу и заняли каждый свое место у бойниц бетонного забора внутреннего периметра. На все про все ушло буквально десяток секунд.

-- Испытали стресс?

-- Мало приятного, когда обстреливают. Да еще неизвестно, кто и откуда. С другой стороны, такие обстрелы становятся все реже. Прежде они были в порядке вещей. Ребята, бывшие до нас, рассказывали, что тревожно не при обстрелах, а когда стоит тишина. Вот тогда и возникала напряженность: значит, бандиты что-то готовят.

-- Но и вы не миновали этого состояния - напряженности?

-- Конечно. По поступившей информации, перед празднованием 30-летия премьер-министра Рамзана Кадырова из-за границы поступили деньги на организацию диверсий. А деньги, как известно, надо отрабатывать. Случались обстрелы на дорогах, подрывы. Поэтому известная собранность в наших рядах, разумеется, присутствовала.

Шарф от "Терека"

-- Все ли выдерживали такую психологическую нагрузку?

-- Нескольких человек пришлось отправить обратно: они проявили слабость. А одному еще в поезде привиделся снайпер в кустах: Ночами не спал, сидел на койке с пистолетом. Впоследствии сам попросился домой. В основном же народ подобрался боевой. Многие во второй и третий раз выезжали в командировки. А милиционер-водитель Саша Новокрещенов из Челябинска - в восьмой! Сказал, что в последний, но это не факт.

-- А как остальные снимали стресс?

-- Я, например, спортом занимался. Во всяком случае, чаще, чем в Кыштыме. Бегал, а в импровизированном спортзале тягал штангу, благо в юности увлекался "железом". Такие занятия здорово отвлекали от повседневности. Но потом пришлось, напротив, себя взбадривать ожиданием возможной опасности: В любой обстановке человек ко всему привыкает. Вот и мы стали расслабляться, терять бдительность. Поэтому приходилось и себя, и подчиненных призывать к вниманию. Напоминать, что случаи гибели сотрудников происходили нередко в последние дни, недели командировок, когда, казалось, все позади. Нет, в Чечне расслабляться нельзя. Особенно в ходе адресных проверок, когда выезжали в город проверять паспортный режим. Там в любой момент могли ожидать сюрпризы.

-- Наше присутствие в республике по-прежнему необходимо?

-- Об этом говорят сами чеченцы. В одной школе подошла пожилая женщина со словами: "Спасибо вам. Если бы не вы, не было бы мира на нашей земле". А там сегодня мир. Работают школы, магазины, люди в основном трудятся.

-- Отношение чеченцев к нам меняется?

-- Один чеченский коллега признался: те, кто несколько лет назад хлебнул войны и кому сегодня лет 20, к русским относятся с неприязнью, которую долго не вытравить: Тогда мне нечего было ответить. И вот однажды мы останавливаем на дороге машину. Проверяем салон, багажник и самого водителя, парня лет 20. Вижу у него на куртке понятные мне вышитые буквы - ФК "Терек". Говорю, я тоже болельщик, но ЦСКА. Тем не менее их клуб, пробившийся в высшую лигу, тоже уважаю. Мне даже шарф подарить обещали, да, видать, запамятовали: Парень уехал, минут через десять возвращается и протягивает мне в окно: шарф "Терека".

-- Если еще раз предложат командировку, поедешь?

-- Нет, не поеду! Впрочем, все поначалу так говорят. А потом опять сборы. Что-то туда тянет.

-- Может, деньги?

-- Не думаю. Да и деньги не такие уж большие - 70 тысяч рублей за полгода. Что-то другое. Наверное, там иное восприятие жизни.

Юрий Викторович Еремин. 37 лет. Начальник милиции общественной безопасности Кыштымского ГОВД. Окончил историко-педагогический факультет Челябинского государственного педагогического университета. Начал работать оперуполномоченным уголовного розыска.

О многом мы еще переговорили с подполковником Ереминым. Одну только вещь он не сказал. О том, какой поступок совершили он и его сослуживцы там, в Аргуне. Вот информация из "Челябинского рабочего" : "Во время последней командировки в Чечню южноуральский отряд МВД поставил памятник всем погибшим в Аргуне милиционерам. Идея возникла у наших земляков уже в Чечне: Они и бойцы Иркутского ОМОНа скинулись на памятник, сами придумали и нарисовали эскизы: Вскоре пять мемориальных досок с оказией отправили в Чечню. На них выбиты эмблема МВД и все 48 фамилий милиционеров из Челябинской, Иркутской и Оренбургской областей, погибших в Аргуне при исполнении служебного долга. Новый памятник установили возле плаца, где каждое утро начинается с построения личного состава".

От себя добавлю: у того самого плаца, где однажды ночью стоял у бойницы с автоматом и в "сфере" подполковник Юрий Еремин.

Виктор РИСКИН

Комментарии
Комментариев пока нет