Новости

29-летний наркозависимый накачал девушку наркотиками и изнасиловал.

Челябинские антимонопольщики не увидели криминала в росте цен на маршрутку.

Дневные температуры опустятся до -6 градусов Цельсия.

Трагедия произошла в минувшем январе на территории предприятия "Бератон".

Мужчина давал интервью каналу ВВС, когда собственный пёс набросился на него.

Вдали от туристических троп парочка изучала веточки осины.

Проведут рейды, привлекут молодежь к участию в мероприятиях.

Завалившаяся на бок машина перегородила проезжую часть.

В новые дома должно переехать не менее 600 семей.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Кто загрязняет воздух в Челябинске?






Результаты опроса

От Джульетты до Клавы Гороховой

09.02.2007
Товароведа из Татьяны Скорокосовой не вышло. Получилась талантливая актриса, замечательный педагог и незаурядный режиссер

Завтра у ведущей актрисы Челябинского академического театра драмы имени Наума Орлова, заслуженной артистки России Татьяны Скорокосовой юбилей. Она отметит его работой - будет играть в спектакле "Зеленая зона".
В Челябинске она дебютировала сразу в двух спектаклях, сыграв Александру в "Маленьких лисах" Л. Хеллман и Викторию в "Счастье моем" А.

Товароведа из Татьяны Скорокосовой не вышло. Получилась талантливая актриса, замечательный педагог и незаурядный режиссер

Завтра у ведущей актрисы Челябинского академического театра драмы имени Наума Орлова, заслуженной артистки России Татьяны Скорокосовой юбилей. Она отметит его работой - будет играть в спектакле "Зеленая зона".

В Челябинске она дебютировала сразу в двух спектаклях, сыграв Александру в "Маленьких лисах" Л. Хеллман и Викторию в "Счастье моем" А. Червинского. Потом были Лиан в "Священных чудовищах" Ж. Кокто, Элизабет в "Круге" С. Моэма, французская королева в "Льве зимой" Голдмэна, Кэтрин и Джейн в спектаклях "Внезапно прошлым летом" и "Французский квартал" Т. Уильямса, Маша и Нина Заречная в "Чайке" Чехова (постановки разных лет), Розалина в "Чуме на оба ваши дома" Г. Горина и многие другие.

Она артистка тонкая, интеллектуальная. Четкость и ясность исполнения, ни малейшей небрежности в интонации, жесте, пластическом рисунке роли, собранность и сосредоточенность, точность психологической разработки роли присутствуют в ней неизменно, что бы она ни играла. "Я уже настоящая актриса, я играю с наслаждением, с восторгом, пьянею на сцене и чувствую себя прекрасной" - эта цитата из сыгранной ею Нины Заречной часто непроизвольно всплывает в голове, когда смотришь спектакли с участием Татьяны Скорокосовой.

Татьяна, сколько себя помнит, всегда хотела стать артисткой. Самым ярким театральным впечатлением детства стали "Мещане" Ленин-градского Большого драматического театра в постановке Г. Товстоногова. Спектакль настолько ее потряс, что она уже себе не представляла, что в жизни можно заниматься чем-то еще, кроме театра. Татьянина мама, медсестра, воспитывала ее одна, и главной задачей для нее было дать дочери хорошее образование, полезную, востребованную специальность. И, выслушав все мамины доводы, после восьмого класса Татьяна поступила в Одесский (она одесситка) торговый техникум (!) на товароведа промышленных товаров, но, в конце концов, туда не пошла, лишь желание работать в театре укрепилось окончательно. Причем где учиться, было все равно, только бы в артистки. В результате поехала в Самару. Там в свое время в драматическом театре работала актрисой ее родная тетя. В институте Татьяне посчастливилось сыграть Альдонсу и Джульетту. А чему ее действительно там научили, говорит Татьяна, это умению самостоятельно работать над ролью и в то же время подчиняться диктату режиссера, то есть его замыслу.

После выпускных экзаменов вместе с первым мужем Валерием Скорокосовым она уехала в маленький городской театр в Димитровград Ульяновской области. Несмотря на благоприятную для работы обстановку, ей хотелось оттуда вырваться, попробовать себя на более широких просторах. Начались переезды. Сначала по приглашению режиссера, приехавшего в Димитровград на постановку, они перебрались в Магнитогорск. Здесь Татьяна вновь, как во времена учебы, сыграла Джульетту. Но и в Магнитке Скорокосовы долго не задержались, хотелось дальнейшего поступательного движения. И опять по приглашению режиссера они уехали в Омск. В ТЮЗе одной из ее ролей была главная героиня в володинской "Ящерице". Через 10 месяцев летом в Самаре Татьяна и Валерий встретились с гастролирующим там Челябинским театром драмы. Показалась режиссеру Анатолию Морозову, который и пригласил их к нам. Так Татьяна оказалась в доме, в котором отслужила уже больше 20 лет.

-- Татьяна, профессиональные секреты у вас есть? Например, как вы готовитесь к спектаклю?

-- Перед выходом на сцену мне больше нравится быть в состоянии, когда я уставшая, даже репетиции предпочитаю вечерние, а не утренние. И, как ни странно, чем больше я устала, тем легче мне работать. Если вдруг случайно до спектакля я свободна, могу выспаться, нормально собраться, то я специально (у меня тренинг такой, методом наоборот) себя настраиваю: "Вот сейчас три часа надо будет что-то делать, ходить, говорить, как не хочется". А выхожу на сцену, и все идет как по маслу, внутренняя, спланированная мною специально опустошенность начинает заполняться, как сухая губка впитывать предлагаемые обстоятельства роли, спектакля, и все получается живое, настоящее. А когда вдруг есть настрой: вот сейчас как сыграю, как выдам! - в результате выходит не так, как надо. Мы с моим добрым другом и одним из самых любимых партнеров народным артистом России Борисом Николаевичем Петровым сколько раз замечали: трудный спектакль, "Япония" например (так в театре называют "Самоубийство влюбленных на острове Небесных сетей" Тикамацу Мондзаэмона. - Т.Ж.), где мы, рассказчики, выходим с первой секунды и уходим в последнюю. Это тяжело даже физически плюс объем текста, полное внимание и сосредоточенность, когда работают другие, а выходишь - и летишь домой легкий, свободный, такое ощущение, что ты хорошо отдохнул. А иногда затрат особых нет, а ощущение усталости полное.

-- Что, по-вашему, самое главное в актерской профессии?

-- По-моему, беспредельная ей преданность. Если ты пришел не сгорать, не болеть, не отдаваться ей полностью, то, по большому счету, в театре делать нечего. Когда ты каждый раз оставляешь часть своей души, сердца там, на сцене, только тогда ты имеешь право считать себя профессиональным человеком. А если ты предан сцене, то как бы по инерции сами собой появляются и трудолюбие, и безумная выдержка, и терпение, и желание все время искать, делать что-то новое, стремление быть постоянным учеником. Мне кажется, что в тот момент, когда у тебя появится уверенность в том, что с накопленным опытом можно спокойно существовать дальше, с театром нужно попрощаться. Вот Борис Николаевич Петров такой: ему хоть 100 лет исполнится, он все время будет мучиться, будет учеником и, получив новую роль, говорить: "Я ничего не понимаю, не умею, как это трудно и сложно". Для меня сейчас самое ожидаемое, главное - то, что придет в мою жизнь нового, и сегодняшний момент мне безумно интересен. Я делаю то, с чем ранее не встречалась. Рассказчица в "Японии" или Клава Горохова в "Зеленой зоне". Если бы мне пять лет назад сказали, что я буду играть Клаву Горохову, я бы не поверила (одно сочетание имени и фамилии чего стоит!). Но как это невероятно интересно - играть человека, который находится вне твоей структуры, природы, искать интонации речи, жесты, абсолютно новое для меня духовное состояние. Если так будет продолжаться и впредь, то свое дальнейшее существование в театре представляю себе вполне счастливым.

-- Татьяна, вы уже десять лет работаете в академии искусств, сначала педагогом по сценической речи, а теперь уже руководителем актерского курса. И еще на вашем счету две постановки в театре для детей и молодежи: "Стеклянный зверинец" Уильямса и "Маскарад" Лермонтова. Чем обусловлен выбор пьес, особенно последней?

-- Уильямсом я увлеклась еще в училище, мечтала сыграть Бланш в "Трамвае "Желание". А когда встретилась с этим драматургом в спектаклях приглашенного к нам на постановки известного московского режиссера Андрея Житинкина "Внезапно прошлым летом" и "Французский квартал", то мое увлечение переросло просто в страсть. Тут совпали, по-моему, и режиссерский замысел, и мое понимание этих героинь - Кэтрин и Джейн. Драматургия образов Уильямса чрезвычайно тонкая, требующая точной психологической разработки, предельного внимания к мельчайшим нюансам переходов из одного душевного состояния в другое. Она завораживает, не дает покоя, заставляет сердце биться чаще, а душу "трудиться и день, и ночь". Мой спектакль "Стеклянный зверинец" в академии увидел Олег Хапов, тогдашний главный режиссер театра, и предложил поставить у них. Роза Захаровна Орлова, директор, поддержала. Потом она попросила меня заняться поисками современной пьесы, которых я прочла великое множество. Но их уровень меня совершенно не устраивал, а темы и проблемы не волновали и не захватывали, так что роман с современной драматургией у меня не состоялся. Тогда я обратилась к спасительной классике и, перебрав любимые мною пьесы, остановилась на "Маскараде". Пьеса, на мой взгляд, мистическая, и я в период репетиций даже боялась, как бы чего с кем-нибудь не случилось. Но все обошлось. Мне всегда в этой пьесе было интересно неразрывное сочетание в человеке доброго и злого, демонического и ангельского - и на философском, и на бытовом уровне. И каждому из нас нужно следить за тем, чтобы не дать демонам в себе проснуться. И хорошо подумать, прежде чем открывать рот или что-то делать.

Татьяна ЖИЛЯКОВА

В 1983 году Татьяна Скорокосова поступила в труппу Челябинской драмы

В 1986 году на Чеховском фестивале в Таганроге удостоена диплома "За лучшую женскую роль" (Маша в "Чайке" Чехова)

В 1999 году стала заслуженной артисткой России

18-летняя дочь Татьяны Скорокосовой тоже хочет быть актрисой и собирается в этом году поступать в один из столичных вузов

Комментарии
Комментариев пока нет