Новости

Ребенка забрали из неблагополучной семьи судебные приставы.

Дома строились по муниципальному контракту и в итоге были признаны аварийными.

Девочка пропала в понедельник по пути в школу.

По неподтвержденной информации, ешеход в тяжелом состоянии был экстренно госпитализирован на "скорой".

Совместно с представителями оргкомитета «Россия-2018» позитивно оценили ход реконструкции.

39-летняя екатеринбурженка пропала три дня назад.

Минувшим вечером у маршрутного такси №92 взорвалась шина.

Девушку не могут найти вторые сутки.

Связисты назвали активных пользователей сети 4G среди знаков Зодиака.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
  1. Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?
    1. Команда останется без медалей - 10 (83.33%)
       
    2. «Трактор» завоюет Кубок Гагарина - 1 (8.33%)
       
    3. Повторит достижение 2013 года и станет серебряным призером - 1 (8.33%)
       

Мама маленьких людей

09.02.2007
Нине Васильевой предлагали сдать "нестандартных" детей  в спецучреждение для инвалидов.  Она отказалась

Ирина ГУНДАРЕВА
Челябинск

Генетический сбой
У нас в стране нормальных здоровых детей оставляют на мусорных кучах и в хозяйственных сумках на бетонном полу. Детские дома были всегда, вне зависимости от экономической формации. Нину Ивановну Васильеву 23 года назад не испугал диагноз "гипофизиальный нанизм". Она очень хотела детей.

Нине Васильевой предлагали сдать "нестандартных" детей в спецучреждение для инвалидов. Она отказалась

Ирина ГУНДАРЕВА

Челябинск

Генетический сбой

У нас в стране нормальных здоровых детей оставляют на мусорных кучах и в хозяйственных сумках на бетонном полу. Детские дома были всегда, вне зависимости от экономической формации. Нину Ивановну Васильеву 23 года назад не испугал диагноз "гипофизиальный нанизм". Она очень хотела детей. Мужу, перед тем как выйти за него, даже условие поставила: пятерых, ни больше ни меньше. Тот на радостях соглашался на все. Любовь у них была взаимная и большая.

Родилась Зина. Ребенок оказался не как у всех. Хождения по научным светилам Москвы и Ленинграда ничего не дали. Множились мудреные названия диагнозов, вердикт оставался прежним: генетический сбой, расти не будет. Хотя второй ребенок, говорили врачи, возможно, будет нормальным.

Через два года после рождения первого Нина Васильева решилась на второго. У Ивана обнаружили тот же диагноз. Тот же приговор: расти не будет, на всю жизнь останется маленьким.

-- Вот тогда я впервые затаила обиду на судьбу, - говорит она. - Хотелось взвыть: ну почему, за что мне такая кара?!

Ей не раз предлагали оставить детишек в специализированном учреждении для инвалидов. Объясняли, что с ними не просто трудно, а тяжко, у них ранимая неустойчивая психика, будут приступы, обучение простейшим навыкам потребует титанических усилий и самопожертвования с ее стороны. Отказалась...

Жернова

-- Детки, чуть что не так, - рассказывает дальше Нина Ивановна, - все время бросались в плач. Одно время нельзя было произносить слово "спать". У Зинаиды сразу начиналась истерика. Иван, глядя на сестру, тоже голосил. В школе старшая за партой могла моментально уснуть. Как говорят врачи, из-за повышенного порога утомляемости. Или ни с того ни с сего свалиться прямо в лужу, как будто ее внезапно отключили от источника питания.

Школьное образование оказалось для них не по силам. Мать понимала: болезнь берет детишек за горло и не дает им полноценно жить и развиваться. Противопоставить ей она могла только собственное терпение. День за днем, год за годом сама учила их писать и считать, рисовать, вышивать, конструировать. Каждой своей маленькой победе в семье радовались от всего сердца. Но побед, к сожалению, было меньше, чем каторжного труда. Первым не выдержал муж, отец ребятишек. Ушел, когда Зине было пять, а Ивану - три. Сейчас живет где-то в Мурманске, изредка присылает скромные переводы.

В тот тяжелый год у Нины опять вырвалось стенание на судьбу: за что, почему мне одной, в чем я виновата?!

Обиды накапливались, застревали где-то внутри, жгли. И тут вдруг, как обухом по голове: у вас раковая опухоль по женской части, метастазы. У бабушки вашей был рак, у матери, значит, и у вас должен быть обязательно, логически выводили врачи.

Нина Ивановна хорошо помнит, что она тогда испугалась по-настоящему.

-- Господи, думаю, кому мои необычные дети будут нужны, если меня не станет?! Они же пропадут. В голове вертелось только одно: я должна жить -жить долго. Для них. Я буду жить, заклинала я сама себя. Однажды ночью, когда дети спали, я села в каком-то непонятном наитии и в полной тишине вдруг представила, как к месту, где у меня болит, стекаются лучи. И попросила: выздоровей, не болей... не болей. Повторяла как заклинание, пока не свалилась то ли во сне, то ли в беспамятстве.

Утром проснулась такая отдохнувшая, удивляясь себе самой. А боли-то нет! Ушла, исчезла! И больше я к врачам ни ногой. Теперь понимаю, что запрограммировала себя в ту ночь, как компьютер.

Потом поняла и источник своей болезни. Обиды. Они разъедали меня изнутри, как ржа железо. Позвонила мужу, поговорили как люди, простила его совсем, сейчас зла не держу, окрестила детей в церкви и окрестилась сама.

Модельер и танцовщица

Они живут в крохотной квартирке на пенсии по инвалидности. Вторая группа, третья степень. Крошечную прибавку по степени никак не хотели давать, пока Нина Ивановна не пошла прямиком в прокуратуру. Хотя Васильева не из тех, кто умеет только требовать. Хватается подчас за любую работу. Продать что-нибудь, например. Мед знакомым или моющие средства одной американской фирмы. В ее крохотной квартирке мы увидели машину по вязке трикотажа. Дети носят только мамины теплые изделия. Еще, призналась Нина Ивановна, в одной деревне под Челябинском разводим перепелов. Немного, но себе мяса и яиц, хватает. Ей смело можно пособие по выживанию писать, пригодится многим.

Зинаида, как и мама, тоже сама себе модельер. Больше всего любит вырезать из ткани и конструировать девичьи бюстгальтеры, какие-то топики, юбочки. Хорошо, говорит Нина Ивановна, что на ее 85 сантиметров роста подчас хватает каких-то лоскутков, обрывков, много ткани покупать не нужно.

Затем свои творения носит с нескрываемым удовольствием. Вот за шитьем как-то и выяснилось, что у нее слабое зрение. Заказали линзы, оказалось, выпадают. Пришлось искать совсем маленькие очечки, которые бы с нее не сваливались. Теперь Зина даже танцует в очках, мама ее водит в спортивную школу на восточные танцы.

В офтальмологическом центре, вспоминает Нина Ивановна, отлучилась на минуту, Зина тут же быстро познакомилась с одной женщиной и давай спрашивать, где сейчас ее муж.

-- А где он? Где? - выпытывала она дотошно. - Убежал?

Зине сейчас 23, и она понимает, что когда-то их бросил муж-отец. Но иногда вполне серьезно говорит, что хочет найти себе мужа.

Ивашка

Так ласково мама называет младшего. У него, как и у Зины, есть свои обязанности по дому. В 22 года с ростом в 80 сантиметров он как раз достает до телевизора. Протрет пыль на нем, причем без всяких напоминаний, и говорит так слегка баском (на верхней губе усы пробиваются): "Иди за конфетой в магазин, я все сделал". Пока женское сословие квартиры ходит по своим делам, Ивашка в доме за хозяина, отвечает за кошку и порядок.

У него была своя платоническая любовь, Вика из сериала "Моя прекрасная няня". Вырезал из журнала ее портреты, телевизор смотрел с ними на коленках, и это двойное присутствие актрисы приводило его в дикий восторг. Потом почему-то разочаровался, сейчас собирает картинки другие, с цветными тонконогими куколками Барби. Может рассматривать их по два-три часа.

Соседка и священник

Ангелина Филипповна, соседка по дому, часто гуляет с тросточкой во дворе и видит эту необычную семью.

-- Господи, она молодец, у нее настоящее материнское сердце, любит их, 24 часа с ними, а сама ведь насквозь больная, - Филипповна утирает невольные слезы, появляющиеся от настырного ветра. - Могла бы устроить свою личную жизнь, сдать их в интернат, как делают другие. Но не сдает, а ведь видно, что тяжело ей очень.

-- С позиции христианства, - говорит настоятель храма Георгия Победоносца, священник Владимир Воскресенский, - это подвиг. Ее призвание - это тяжкий крест. А со креста не сходят, с него снимают. Когда мы любим ближних своих и бескорыстно помогаем, мы даем взаймы самому Богу.

8980 рублей уровень пенсионного и социального обеспечения семьи Васильевых.

0 рублей доходы с продажи меда. Семья считает благом, что они могут его есть бесплатно.

Деньги заканчиваются на первой же неделе. Потом семья живет в долг. И так каждый месяц, из года в год.

Комментарии
Комментариев пока нет