Новости

Об этом сообщает информагентство "Интерфакс".

Из-за снегопада лайнеру пришлось более 60 минут кружить над аэропортом, ожидая улучшения погоды.

В южноуральской столице выбрали лучшие студотрядовские песни.

Челябинская область подправила свой финансовый имидж.

Приказ за подписью нового министра образования и науки был обнародован 21 марта.

По словам местных жителей, на Вторчермете всю округу заволокло едким черным дымом.

Заплатив за отдых, пермяки не увидели ни путевок, ни своих денег.

Жителя Бердска обвиняют в возбуждении ненависти и вражды, а также в унижении человеческого достоинства.

Число подростков, добровольно сводящих счеты с жизнью, в Иркутской области резко выросло.

Раненного автомобилиста и его пассажира увезли на "скорой".

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Кто загрязняет воздух в Челябинске?






Результаты опроса

"А от злоречия - великий вред"

16.03.2001

Последняя выборная кампания в Миассе, явившая беспрецедентную войну компроматов, выплеснула через СМИ столько грязи, что невольно запачканными ею наряду с претендентами во власть оказались их многочисленные сторонники, просто единомышленники. Нечистотами отдавала и шедшая параллельно битва "за автозавод" (мэр конфликтовал с командой внешнего управляющего из-за регистрации дочернего предприятия): нередко журналистам подсовывали непроверенные, сомнительные сведения, а они бесцеремонно оперировали ими. Поскольку эти войны в СМИ так или иначе задевали интересы тысяч миасцев, их надежды на будущее, "отмываться" в конечном счете пришлось всему городу. После победы на выборах одной из сторон, казалось, устанавится долгожданный штиль. Ан нет: дурно пахнущий ручеек информации оскорбительного тона вновь засочился.

Последняя выборная кампания в Миассе, явившая беспрецедентную войну компроматов, выплеснула через СМИ столько грязи, что невольно запачканными ею наряду с претендентами во власть оказались их многочисленные сторонники, просто единомышленники. Нечистотами отдавала и шедшая параллельно битва "за автозавод" (мэр конфликтовал с командой внешнего управляющего из-за регистрации дочернего предприятия): нередко журналистам подсовывали непроверенные, сомнительные сведения, а они бесцеремонно оперировали ими. Поскольку эти войны в СМИ так или иначе задевали интересы тысяч миасцев, их надежды на будущее, "отмываться" в конечном счете пришлось всему городу. После победы на выборах одной из сторон, казалось, устанавится долгожданный штиль. Ан нет: дурно пахнущий ручеек информации оскорбительного тона вновь засочился. Тогда вслед за многими горожанами возмутились уже сами журналисты. Публично одернули не остывшего от предвыборной горячки коллегу.

Становясь старше, хлебнув в жизни всякого, мы понемногу забываем хрестоматийное, преподнесенное еще в школе "слово может окрылить, слово может убить". Начинаем сквернословить, манипулировать словом в корыстных и амбициозных целях, откровенно обращать его против других. Получая образование, набивая шишек, развивая внутреннюю культуру, мы становимся сдержаннее в речах. Но, увы, не всегда в понимании роли слова доходим "до корней", до библейского толкования.

Проработав двадцать лет в журналистике, я впервые пытаюсь глубже осознать ответственность за печатное слово, нежели это предписано профессиональной этикой и законом о СМИ. Если мы обратимся к Священному Писанию и предостережениям святых отцов, то увидим, сколь далеко простираются ограничения, накладываемые свыше на то, что говорим, а тем более пишем о людях. Процитирую святителя Иоанна Златоуста: "Послушайте, что говорит Христос: кто скажет брату своему "безумный", тот подлежит геенне огненной (Мф. 5,22). Итак, если Он угрожает геенной тому, кто скажет брату самое легкое из обидных слов, то чего заслуживает тот, кто произносит более дерзкие укоризны? Научим свои уста благоречию. Отсюда происходит великая польза, а от злоречия - великий вред".

Издревле известно, что мы не имеем права судить никого, а порицая кого-либо даже за очевидные грехи, навлекаем на себя гнев Божий. Ибо, как вещает тот же Иоанн Златоуст, "злословящий брата своего злословит Бога, а воздающий честь брату воздает честь Богу".

Как же, спрашивается, быть тогда журналистам, призванным среди прочего обнародовать плохое, что, понятное дело, не само собой происходит, а по вине людей? Наверное, так: стараться правдиво показывать и рассказывать обо всем, заслуживающем внимания общественности, комментируя сами явления и события, но остерегаясь нелестных оценок в адрес стоящих за ними людей. В том числе, как ни парадоксально это звучит, убийц, насильников, вандалов и прочих преступников, которых даже по гражданским нормам называть таковыми можно лишь после судебного приговора. "Не присваивай себе власти Господней, один судья живых и мертвых - Бог", наставляют пастыри церкви.

Вникая в духовные запреты, я со страшной горечью обнаруживаю, что далеко не всегда следовал им.

Журналисты - отнюдь не избранные люди. Ничто человеческое нам не чуждо. Как все смертные, бываем подвержены гневу, унынию, гордыне, тщеславию, кои, случается, прорываются в работе. А потому, сам каясь в этом, призываю к строгому самовзысканию товарищей по творческому цеху.

С таким же призывом обращаюсь ко всем, кто бывает не сдержан на язык. Вспомним, как часто мы отзываемся об окружающих в оскорбительной манере, как поносим соседей, как походя можем "обложить" ругательным словом непреднамеренно толкнувшего нас в транспорте, как хулим более удачливого коллегу, унижаем подчиненного, обрушиваем лавину обидных слов на супруга, ребенка. И тем самым неимоверным образом черним и губим душу свою, подталкивая ее к "геенне огненной".

Закончу, приведя слова Иоанна Златоуста: "Наполняй гортань свою, человек, благовонием, а не зловонием; сделай ее царскою сокровищницей, а не гробом сатанинским". n

Валерий ЕРЕМИН,

собственный

корреспондент

Комментарии
Комментариев пока нет