Новости

Спасатели ведут активный поиск любителей подледного лова, которых замело на водоеме.

Идет работа по присвоению статуса «Памятник науки и техники» уникальному экспонату.

Двусмысленные плюшевые игрушки могут навредить психике детей, считают пользователи соцсетей.

Извращенцы более семи лет совершали преступления в отношении девочки.

Праздничную акцию проводит МУП «Челябавтотранс» 20 февраля.

На ул. Гагарина столкнулись иномарка и «скорая помощь».

Бабушки и дедушки создают анимационные открытки.

Пожар в заведении "Юнона" произошел в воскресенье в полдень.

52-летний водитель припарковал старенькую "Тойоту" на горке.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Замкнутый круг тяжбы

13.02.2007
Споры и конфликты вокруг Дома ветеранов Златоуста продолжаются не один год

Валерий ЕРЕМИН
Златоуст

Дом ветеранов на проспекте Гагарина в Златоусте то и дело лихорадит: жильцы пишут письма во властные органы, сюда приходят комиссии, представители разных инстанций, проверяют жалобы. Возмутителем спокойствия в управлении и Центре социальной защиты населения считают Нину Ануфриеву, опекуна проживающей в этом доме психически больной Надежды Калачевой.

Юридически шаток
Нина Ивановна имеет квартиру в другом районе города, но круглосуточно находится здесь, поскольку ее сестра недееспособна. Когда-то в этой малометражной двухкомнатной квартире жили вместе с Надей родители сестер, пока не умерли. В свое время они попросили местные власти предоставить, согласно постановлению правительства, отдельное жилье для своей больной дочери.

Споры и конфликты вокруг Дома ветеранов Златоуста продолжаются не один год

Валерий ЕРЕМИН

Златоуст

Дом ветеранов на проспекте Гагарина в Златоусте то и дело лихорадит: жильцы пишут письма во властные органы, сюда приходят комиссии, представители разных инстанций, проверяют жалобы. Возмутителем спокойствия в управлении и Центре социальной защиты населения считают Нину Ануфриеву, опекуна проживающей в этом доме психически больной Надежды Калачевой.

Юридически шаток

Нина Ивановна имеет квартиру в другом районе города, но круглосуточно находится здесь, поскольку ее сестра недееспособна. Когда-то в этой малометражной двухкомнатной квартире жили вместе с Надей родители сестер, пока не умерли. В свое время они попросили местные власти предоставить, согласно постановлению правительства, отдельное жилье для своей больной дочери. И для себя тоже, так как являлись опекунами Надежды, за которой необходим постоянный уход. Квартиру дали в 1995 году, но не в обычном доме, а в открывшемся к тому времени Доме ветеранов. Свой ветхий домик пожилые супруги продали.

Дом ветеранов был принят в эксплуатацию как обычное жилое здание. Но по постановлению местной власти стал использоваться в качестве специализированного дома-комплекса: здесь открыли медпункт, оборудовали палаты для временного пребывания больных, круглосуточно обслуживаемых медицинским персоналом, кухню. В этот дом селили в основном одиноких ветеранов ВОВ, вдов, инвалидов, способных обслуживать себя. Живут здесь и труженики тыла, ветераны труда. При этом вселение родственников, приватизация квартир не разрешаются.

Ануфриева, назначенная опекуном в 1996 году и вынужденная переехать сюда, решила оспорить эти пункты положения о Доме ветеранов, ища выход из ситуации, когда приходилось разрываться между двумя семьями: между мужем и сыном, с одной стороны, немощными родителями и больной сестрой, с другой. Один из вариантов решения проблемы - родственный обмен. Но он возможен был лишь после приватизации квартиры.

Нина Ивановна выяснила, что дом не зарегистрирован как специальный жилой комплекс. А потому, по сути, такой же, как все прочие в муниципальном секторе. И за коммунальные услуги жильцы платят, как в других домах. Значит, вселение в квартиры и прописка родственников вполне законны. Вроде бы так, но городские власти решительно против намерений Нины Ивановны зарегистрироваться в квартире сестры, приватизировать и обменять ее. Дабы не создать прецедент для других жильцов.

Ануфриева упорствует: обращается во всевозможные инстанции, в суды, доказывая, что Дом ветеранов не только по формальному признаку (отсутствие государственной регистрации квартир социального назначения), но и по сути не является специализированным домом. Так как имеет коммунальные недостатки, огрехи в медицинском обслуживании, не оказывает перечня материально-бытовых и прочих услуг, предусмотренных положением об этом доме (нет электрических плит, пожарной сигнализации, речевого оповещения, парикмахер-ской, библиотеки и т.д.). И целиком в оперативное управление Центра социальной защиты не передан, как было предусмотрено.

В роли неугодной

Нина Ивановна работала медицинской сестрой физиотерапевтического кабинета, расположенного в этом доме. Сначала ее хвалили, потом руководство стало недовольно ею. Может, потому, что критиковала организацию медицинского обслуживания, жаловалась на несоблюдение техники безопасности при использовании приборов? Закрыв кабинет, ее уволили. Она через суд добилась возвращения в Центр социальной защиты и работала на полставки социальным работником. Нина Ануфриева считает, что негативное отношение к ней начальства возникло не только из-за ее справедливых требований, не укладывающихся в сложившееся состояние Дома ветеранов. В первую очередь - из-за желания в интересах сестры прописаться в квартире и проживать на законных основаниях, дающих, в частности, право на обмен. А еще из-за непреклонного характера, настойчивости, с которой пишет в "область и выше", обходит десятки кабинетов, доказывая свою правоту.

По словам Нины Ивановны, давление на нее со стороны родного руководства год от года усиливалось. Ее незаконно лишали прав опекунства, но через суд она восстановилась в них. Длительное время не предоставляли жилищных субсидий Калачевой, но потом, опять же по решению суда, вернули невыплаченные суммы.

-- А недавно, - продолжает Нина Ивановна, - без предупреждения добавили мне нагрузку как социальному работнику, отлично зная, что на полную ставку я не смогу работать из-за сестры. И отказаться от работы не могу, ведь моей пенсии и пенсии сестры недостаточно. Обратилась в инспекцию по труду, там вступились за меня...

Директор Центра социальной защиты Петр Бояршинов не считает свое отношение к Нине Ивановне предвзятым, хотя не отрицает, что она доставляет немало хлопот:

-- По ее искам мы участвуем в многочисленных судах, отнимающих немало времени и сил для подготовки. Большинство, кстати, выиграли. Встречаемся и работаем с проверяющими, приходящими к нам по ее жалобам. Справедливые замечания принимаем, недочеты устраняем. Но немало и необоснованных претензий.

Выход есть

Нина Ивановна, перебирая оставшиеся от родителей документы, не нашла ордера на квартиру Надежды. В городской администрации ей отказали в просьбе выдать ордер, ссылаясь на положение о Доме ветеранов. Тогда, борясь за законные права сестры, опекунша обратилась в суд и в качестве аргумента представила договор социального найма от 2002 года, выданный Калачевой, - с правами обмена и приватизации квартиры. Но суд принял сторону администрации города, а договор впоследствии признал незаключенным, поскольку он не был надлежащим образом подписан.

-- Но есть и прежний договор найма, который был подписан моими родителями, - возражает Нина Ивановна. - Он также может служить основанием для реализации прав моей сестры вселять и прописывать в квартиру родственников, приватизировать ее.

Не добившись этого, Ануфриева обратилась в мэрию с просьбой предоставить своей сестре взамен другое жилье. Это, считает Нина Ивановна, было бы выходом из сложившейся конфликтной ситуации: власти выполнили бы свои законные обязанности перед психически больным человеком. Уже скоро год, как Нина Ивановна ждет "рассмотрения вопроса", на котором настаивали депутаты Собрания городского округа, к которым она обращалась за содействием.

-- Негативное отношение к себе провоцирует сама Нина Ивановна, - считает начальник управления социальной защиты населения Александр Иутин. - Никто ее из квартиры сестры не выселяет и прописки не требует. Но ведь она, имея трехкомнатную квартиру, хочет быть совладелицей и этой квартиры. Обменять ее или, может быть, продать. Добиваясь этой цели, жалуется во все инстанции на якобы плохое обслуживание жильцов Дома ветеранов, из-за чего он постоянно подвергается разным проверкам. В конце концов, чтобы оградить персонал от оговоров и нервотрепки, я взялся найти для Калачевой другое жилье. Предложил Ануфриевой два варианта, от которых она отказалась. Она настаивает на предоставлении равнозначной или однокомнатной квартиры, а это уже - в компетенции мэрии.

К содействию Ануфриевой подключились представители общественной организации "Союз женщин". В том числе Валентина Антимонова, помощник депутата, опытный юрист, вошедшая в рабочую группу от депутатской комиссии по разрешению конфликта. По ее мнению, в свое время Калачеву незаконно исключили из очереди на отдельное полноценное жилье, которое ей полагается в силу недееспособности. Если квартиру в Доме ветеранов она не может ни приватизировать, ни обменять, значит, требуется новое решение ее жилищного вопроса, начиная с восстановления в числе очередников. С вытекающими из этого правами для Ануфриевой как сестры и опекуна.

Валентина Юльевна подчеркивает мнение депутатов и общественности: Дом ветеранов как таковой городу нужен, передавать жильцам квартиры в собственность, разумеется, не надо. А вот привести его статус в безукоризненное юридическое оформление давно следовало, "подтянув", самое главное, обещанные, но не предоставляемые услуги. Инцидент с Ануфриевой как раз и выявил застарелые проблемы этого дома.

Комментарии
Комментариев пока нет