Новости

По предварительной информации, причиной ЧП стало короткое замыкание электропроводки.

Инцидент произошел около 14:30 около пешеходного перехода на перекрестке Комсомольского проспекта и улицы Пушкина.

42-летний Аркадий вышел с работы вечером 22 февраля, сел в автобус и пропал без вести.

От «Сафари парка» до набережной в районе санатория «Солнечный берег».

Смертельное ДТП произошло на автодороге Култаево-Мокино.

100 специальных станций для зарядки экологичных электромобилей.

Массовое побоище произошло в Советском районе города на Обской улице.

Для детей и подростков, победивших тяжёлый онкологический недуг.

В ночь на понедельник в Свердловском районе города загорелся двухэтажный жилой дом.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

В чем виноват детский сад и сколько надо платить, чтобы не убивали солдат

07.03.2007
"Челябинский рабочий" собрал за "круглым столом" военных и общественников

Это не так просто - собрать тех, кто, казалось бы, не испытывает особого желания говорить друг с другом. Тем более о жгучих проблемах, которые стали стержнем общественного напряжения в последние месяцы. Речь идет о "синдроме Сычева".
Год назад в Челябинском танковом институте произошла трагедия, в результате которой рядовой Андрей Сычев остался калекой. "Челябинский рабочий" первым рассказал о случившемся.

"Челябинский рабочий" собрал за "круглым столом" военных и общественников

Это не так просто - собрать тех, кто, казалось бы, не испытывает особого желания говорить друг с другом. Тем более о жгучих проблемах, которые стали стержнем общественного напряжения в последние месяцы. Речь идет о "синдроме Сычева".

Год назад в Челябинском танковом институте произошла трагедия, в результате которой рядовой Андрей Сычев остался калекой. "Челябинский рабочий" первым рассказал о случившемся. После этого вся страна напряженно следила за ходом лечения несчастного юноши и судебными процессами в отношении его обидчиков. Прошлой осенью дело закрыли. Кого-то обвинили, кто-то получил выговор, танковый институт пригрозили расформировать. Но точки над i еще не поставлены. Холодят душу все новые и новые сообщения о неуставных отношениях, самоубийствах, расстрелах сослуживцев, побегах солдат. И снова в них фигурирует наша область.

А виноваты свобода и демократия:

Первыми в редакционном конференц-зале, за 15 минут до начала "круглого стола", появились полковник Анатолий Колпаков (начальник отделения морально-психологической и информационной работы областного военного комиссариата) и священник Алексей Кузьмин, приглашенный нами в качестве старого "дембеля". Видимо, к пунктуальности их обязывают звания. Алексей Табалов, заместитель председателя регионального отделения партии "Яблоко", поначалу немного нервничал: его усадили рядом с военными. Председатель ассоциации солдатских матерей Людмила Зинченко очень хотела, но не пришла (перенесла операцию). Тем не менее табличка с ее фамилией несколько смутила Леонида Киселева из правительства области и полковника Колпакова. Почти ровесники Кирилл Штифонов, председатель регионального отделения "Гражданского фронта", и Александр Патрашов, совсем недавно отслуживший в ВВС, сидели рядом, были задумчивы и, кажется, немного волновались. Невозмутимость демонстрировал член областной общественной палаты, председатель комиссии по общественному контролю над деятельностью правоохранительных органов, силовых структур и взаимодействию с судебными органами Геннадий Ямщиков.

-- В чем вы видите проблемы современной российской армии? - вопрос, открывающий дискуссию.

А. Колпаков: Идет реформирование Вооруженных сил, безболезненно такие вещи не проходят. Второе: дитя бывает без присмотра у семи нянек. Сколько сейчас над командиром подразделения довлеет организаций! Ассоциация солдатских матерей, военная прокуратура, военный суд. Сейчас созданы общественный совет при министре обороны, родительские комитеты в воинских частях. И каждый тянет одеяло на себя, прикрываясь благими намерениями. А для армии главное - устав, уважение командира к подчиненному, а подчиненного - к командиру.

Л. Зинченко (по телефону): Солдатский быт - вот это проблема! У солдат нет горячего душа, в баню водят раз в неделю. В одной казарме живет слишком много людей вместе. Психология говорит, что в коллективе еще незрелых мужчин часто возникают ситуации, близкие к криминальной. Нельзя в одном месте собирать по 60-100 человек. За границей от этого ушли уже давно. И, как ни странно, прекратилась дедовщина. Например, в Дании солдаты-срочники подбираются по психологической совместимости и живут в блоках по 3-4 человека. Ну и, конечно, закрытость армии - серьезная проблема. Правовой провал. Законы в отношении военных противоречивы, да и не работают. Вы ведь знаете, что бывает такое: солдат идет жаловаться начальству, а начальство потом вслух объявляет его сослуживцам: "Этот на вас доносил" :

Л. Киселев: Воспитание подрастающего поколения не укладывается ни в какие нормы. Вы все смотрите телевидение, читаете газеты, журналы. И видно, какое влияние они оказывают на молодых людей. Потом все это выплескивается в жизнь воинских коллективов. Кого мы сегодня призываем в армию? Наиболее грамотные, подготовленные в моральном плане люди защищены отсрочками. Образовательный и моральный уровень призывников очень низок. Это уже государственная проблема. На должность сержанта отобрать некого.

К. Штифонов: Уже бывший министр обороны Сергей Иванов как-то сказал, что реформа в армии закончилась. Но ведь ничего не изменилось. Солдат идет в армию, чтобы в первую очередь защищать Отечество, а не строить командирскую дачу, как это часто бывает. Да, солдат должен уважать свое начальство, но и начальство должно уважать солдата. Очень важно, чтобы новобранец, попав в часть, не лишался основных конституционных прав. Нередко это случается.

А. Кузьмин: Когда я служил, сегодняшних армейских проблем не было, потому что политика воспитания была другая. Сейчас, когда человек обрел свободу слова и свободу действия, он приходит в армию и пытается навязать свои взгляды. Отсюда - трения. Единоначалие - вот что важно в армии. Устав должен все регулировать. Подводить гражданские законы под армию не стоит. Если говорят: "Вперед, в атаку", надо идти. А не рассуждать или голосовать.

А. Табалов: Когда мир предлагает нам сегодня новые вызовы, новые технологии, армия все же должна отличаться от прежней. А проблем у нее много. О комплектовании здесь уже говорилось. Во-вторых, материально техническое обеспечение и боевая готовность. С той техникой, которая в войсках, нельзя решать поставленные задачи. Государство должно выделять деньги на создание новых видов вооружений. Не менее важно социально-экономическое обеспечение. Никто не пойдет рисковать жизнью за гроши. Нужно иметь гарантию, что если тебя ранят или, не дай Бог, убьют, государство выплатит твоим родным компенсацию. Ну и, конечно, соблюдение конституционных прав, о чем уже говорилось. А то получается, что солдат до армии - гражданин, а в армии - какой-то полугражданин. Главная же проблема - дедовщина и коррупция.

А. Патрашов: В армию сейчас идут восемнадцатилетние. Они только оторвались от мамкиной юбки и психологически, физически не готовы к службе.

Г. Ямщиков: Я хотел бы назвать главную причину, почему у нас все так. Когда началась перестройка, она негативно отразилась на правоохранительных органах и армии. Началось целенаправленное разложение этих органов. Люди, которые в тот момент были в армии, почувствовали себя обиженными государством и обществом, так оценившими их службу. Они растерялись, не стало былого прилежания. Недопустима в армии такая демократия: солдату делают замечание, а он принимает это в штыки: "На меня оказывают давление!"

Перестройка, СМИ и табуретка

После слов Геннадия Ямщикова "началась перестройка" участники "круглого стола" перешли к размышлениям о виноватых в проблемах российской армии.

Л. Киселев: Да, перестройка! В то время и начала развиваться дедовщина. Повторюсь: там, где командир и старшина смотрят за порядком, все хорошо. Если относятся к этому с прохладцей, процветают неуставные отношения.

А. Табалов: Согласен! Очень важно отношение командиров к своей работе. А состояние солдата определяется его воспитанием. Если человек не приучен уважать других людей, это обязательно проявится в армии. Для борьбы с дедовщиной важна занятость солдата. От безделья он распускает руки, издевается над другими. У ребят не должно оставаться времени на всякую ерунду, чтобы руки не чесались. Правда, у нас другая крайность была - либо маршировали на плацу, либо учили устав. Все! Ни телевизор посмотреть, ни книгу почитать, ни в шахматы поиграть. На койку присесть нельзя!

А. Колпаков: А табуретка для чего? На кровати лежат. На табурете сидят. Это элементарный порядок. Вернемся к истории с Сычевым. Почему только когда она произошла, заговорили об Иркутске, об обмороженных солдатах на Дальнем Востоке, других подобных случаях? Почему до Сычева эти ЧП не освещались в СМИ? А теперь о морали. Какое право имеют СМИ, не владея официальной информацией о том, что парень погиб, врываться вечером с микрофоном к родителям и выпытывать, каким был их сын? Это же психологическое давление на других людей, чьим детям еще только предстоит пойти в армию. Назовите хоть одну статью или передачу в местных СМИ, где были освещены героические поступки наших земляков, служивших в Чечне, Афганистане. Таких нет!

А. Табалов: Но ведь журналисты - это "цепные псы" на страже интересов общества. Вскрывать проблемы - их работа. Задача военных - проблемы решать. Почему между ними возникают трения? Вот пример. Повесился в ЧВВАИШе курсант. Приехала мама, и выясняется, что на теле мальчика где-то грим, где-то следы от окурков. А официальная информация: "Повесился из-за семейных неурядиц". Вот СМИ и бьют тревогу.

Л. Киселев: Давайте уйдем от взаимных обвинений!

А. Табалов: Это не обвинения, а проблема!

Л. Киселев: Сейчас государство предпринимает шаги по укреплению сержантского состава, чтобы это были контрактники, опытные люди, способные "разрулить" трения в мужском коллективе. Беда в том, что сержанты, офицеры-контрактники через два-три года службы увольняются из-за недостаточного денежного содержания, отсутствия жилья. Заработок у них всего шесть-семь тысяч рублей, четыре из которых, к примеру в Чебаркуле, уйдут на то, чтобы снимать квартиру. А если жена не работает, потому что в военном городке устроиться негде? Вот проблема!

Зубная щетка в унитазе не поднимет имидж армии

ЧР: Что нужно сделать для повышения имиджа армии?

А. Кузьмин: Когда я служил, существовало такое понятие - любовь к Родине. И сейчас молодежь надо мотивировать, чтобы она служила с радостью и не считала годы службы вырванными из жизни. Возьмем Израиль. Там после прохождения срочной службы человеку дают деньги, которые он может вложить в обучение или собственное дело. А у нас?

ЧР: Саша, а у тебя какая была мотивация?

А. Патрашов: Мне с детства прививали патриотизм, мысль о том, что надо отдать долг Родине. Этим я сейчас занимаюсь в "Булате".

А. Табалов: Школьники воспринимают армию с некоторым романтизмом. Когда они сталкиваются с реальностью, происходит нестыковка. То, что ребята видели в фильмах "Солдаты", "Кадетство", куда-то "исчезает". Если плохую конфетку подать в хорошей обертке, ничего не изменится.

А. Колпаков: Если у нас в частях будут такие "герои", как прапорщик из "Солдат", то армию попросту разворуют. Взять, например, фильмы "9 рота" и "Офицеры". В первый молодежь просто влюблена: вертолеты, стрельба, кровь. Но где там идея? А чем хорош второй? Ключевой фразой: "Есть такая профессия - Родину защищать". Так вот, если такая идеология возобладает в кино, в СМИ, литературе, то имидж армии улучшится. А пока некоторые общественные организации выставляют перед зданием военного комиссариата унитаз и показывают, как его чистят зубной щеткой, имидж армии подниматься не будет.

ЧР: А не в том ли беда, что сегодня армия все-таки закрытый институт, а не часть общества? Что некоторые положения воинского устава не стыкуются с положениями Конституции, в частности со статьей "Права и свободы человека и гражданина"?

А. Колпаков: А почему 59-ю статью о почетной обязанности и долге гражданина Российской Федерации никто не вспоминает?

Л. Киселев: Устав и Конституция не противоречат другу другу!

А. Колпаков: Все - проще. О правах говорят все, а об обязанностях почему-то забывают. Имидж и репутация армии будут в порядке, если в ней будут служить все - от детей колхозников до детей министров. Вот, например, в Германии: пока человек не отслужит, он не вправе занимать руководящие посты. А дедовщина есть везде - и в детских садах, и в школе:

Л. Киселев: :и даже в женских монастырях.

ЧР: Важно, что бы кто-то нес за нее ответственность.

А. Колпаков: Примеров осуждения командиров предостаточно.

А. Табалов: Не разделяю ваш оптимизм. В "деле Сычева" командиры отделались легким испугом, по сути, полностью были оправданы. А ведь за подобные факты должны отвечать все начальники по цепочке, нести самое суровое наказание.

Г. Ямщиков: Вы правы. Но это не значит, что генерал или полковник должен прийти и сказать: "Сажайте меня. У нас бардак". Это вина правоохранительных органов, военной прокуратуры, что их не наказывают. Армия не виновата.

ЧР: Алексей, а с какими формами дедовщины вам пришлось сталкиваться?

А. Кузьмин: Не скрою, были избиения. Правда, не всегда было понятно, кто кого бьет. Докапывались только до одного из моего призыва, он на гражданке занимался боевыми искусствами. Уже под конец службы приходили офицеры из штаба округа, заставляли раздеться, чтобы проверить, есть ли побои. У меня на груди была ссадина, случайно травмировался. Нахмурили брови: "Сколько служишь?" Докладываю: "Два с половиной года". Если бы только после учебки, пришлось бы доказывать, что поскользнулся.

А. Патрашов: Помню, двое ребят моего призыва были в наряде в штабе, и у дежурного пропал сотовый телефон. Чтобы разобраться, вызвали старослужащих, которые избили пацанов. В итоге оба "встали на лыжи" (убежали из части. - Прим. ред.), потом имели проблемы с военной прокуратурой. Про мобильник при этом забыли:

К. Штифонов: Я убежден, что армейская система не должна быть такой закрытой. Откуда мы узнали о Сычеве? Позвонила врач. В противном случае все бы остались в неведении. Сейчас государство клонирует "солдатских матерей", создает "свои" родительские комитеты при частях. Прозрачности они не добавят.

А. Колпаков: Кирилл, а вы мне назовите хоть одного председателя ассоциации солдатских матерей, у которой дети служили в армии. В родительском комитете, созданном недавно при областном военкомате, - матери срочников. Солдат увольняется, мама "уходит" вместе с ним, на ее место приходит другая.

К. Штифонов: Мать из родительского комитета волнуется только за своего сына.

А. Табалов: Нужно уделить серьезное внимание работе военной прокуратуры. Меня смущает сочетание слов "военная" и "прокуратура". Если речь идет о специфике работы, я согласен. Если о людях в тех же погонах, то невольно на ум приходят сговор, нежелание выносить сор из избы, попытка оправдать честь мундира. Думаю, независимая от Мин-обороны военная полиция имеет право на существование.

Г. Ямщиков: Нам известно много фактов армейских ЧП, которые были всегда и никуда не исчезнут. Но давайте отделять самоубийства, вызванные проявлениями дедовщины, от тех, к которым привели, скажем, неразделенная любовь или болезнь. Армия тут ни при чем.

А. Колпаков: В прошлом году мы потеряли 36 военнослужащих. Кто-то погиб от укуса клеща или в ДТП. Сказать однозначно, что у нас провал в армии, нельзя. На дорогах по России более 33 тысяч человек ежегодно погибают.

А. Табалов: Это разные вещи! Проблема в том, что факты смертей в армии не расследуются должным образом. Нет ощущения, что государство хочет от этих проблем избавиться.

ЧР: Анатолий Анатольевич, даже при укусе клеща кто-то во-время обязан оказать помощь солдату. Не так ли?

А. Колпаков: Мы готовим молодых людей к армии - проводятся дни призывника, куда приглашаются родители, дни открытых дверей, где подробно рассказывается, что ждет ребят. Правда, иногда тут же создаются школы призывников, цель которых - научить уклониться от службы в армии. В Златоусте я нашел такую.

А. Табалов: Вы ошибаетесь, в Златоусте нет такой школы. Цель таких школ - рассказать молодому человеку о его правах. Ведь как сейчас? Больной юноша приходит в военкомат, а ему, не глядя, ставят штамп: "Годен"! А ведь некоторые просто стесняются заявить о своих недугах. У меня есть знакомый, который судится за двоих своих сыновей. Оба больны, но их призывают. И ведь не предусмотрена ответственность за ошибки призывной комиссии.

Повысим зарплату - и никаких проблем!

А. Кузьмин: Когда общество станет лучше, тогда и армия начнет выздоравливать. Был бы выбор, военные взяли бы только лучших. Если сейчас выбирать только лучших, у нас один взвод на Челябинскую область останется.

Учителю и офицеру надо повысить зарплату. А то он домой приходит, а жена спрашивает: "Где деньги?" Он объясняет, что служит Родине. Дело - за государством. Если бы сержанту-контрактнику платили хотя бы тысяч 15-20, не было бы никаких проблем. Он бы этих дедов сам сгноил.

Г. Ямщиков: Государство должно создать благоприятные материальные условия для родителей, чтобы у них оставалось больше времени на воспитание детей. Тогда и с патриотизмом будет порядок, и в армию при хорошей зар-плате придут ответственные люди.

К. Штифонов: Общество должно видеть, что за происходящее в армии несут ответственность, в том числе, люди, занимающие в ней ответственные посты. Надо, чтобы было с кого спросить, если там кого-то избили или кто-то погиб. Армия должна быть открытой в разумных, конечно, пределах. Если осудили военного, занимающего руководящий пост, скажите об этом, не надо бояться. Общество будет больше армии доверять.

А. Патрашов: Чтобы произошел сдвиг в решении армейских проблем, каждый, кто считает себя гражданином Российской Федерации, должен внести в это лепту. Никто не должен остаться равнодушным. Только жаль, что порой все держится лишь на голом энтузиазме.

А. Табалов: Если мы вернем профессии офицера, вообще военнослужащего, престижность, проблем с призывом не будет. Тогда дедовщина потеряет смысл - порядочный, образованный человек на это не пойдет. А деньги у государства есть!

А. Колпаков: И еще армия не должна быть инструментом политических игрищ. Необходима четкая государственная программа военно-патриотического воспитания. Тогда служить будет хорошо и почетно.

Л. Киселев: Как бы мы ситуацию ни разворачивали, армия - это производное общества, его составляющая. И что бы мы сегодня ни говорили, реформы в армии идут. Может быть, немного кургузо, не всегда ровно и гладко, но ведь речь идет о перестройке огромного государственного механизма. Да, заработная плата старшего лейтенанта сейчас 8-8,5 тысячи рублей. Плюс за многие годы накопились острые проблемы с жильем. В одночасье их не решить, но потихоньку они разгребаются, есть подвижки. В последнее время в область все чаще стали поступать сертификаты из федерального центра.

Л. Зинченко (заочно): В Германии в воинском уставе закреплено: личность солдата - самая важная ценность. У нас же создается впечатление, что есть только личный состав, а личности нет. Необходимо человеческое отношение к солдату, надо поставить его личность во главу угла. Во-вторых, улучшить быт военнослужащих. В-третьих, укрепить их правовую защиту.

Нурия ФАТЫХОВА, Михаил ШТАЮРА

Комментарии
Комментариев пока нет