Новости

В ночь на понедельник в Свердловском районе города загорелся двухэтажный жилой дом.

По словам очевидцев, среди ночи они услышали страшный скрежет и грохот ломающихся конструкций.

Накануне 35-летний дебошир предстал перед судом.

Выпавший ночью снег создал восьмибалльные заторы на дорогах областного центра.

Награду Анатолию Пахомову вручил замминистра обороны России Николай Панков.

По словам свидетелей задержания, активиста посадили в полицейскую машину и увезли в ОВД Дзержинского района.

По предварительной информации, площадь пожара превысила 400 квадратных метров.

Loading...

Loading...




Реклама от YouDo
Свежий номер
newspaper
Каким станет выступление ХК «Трактор» в плей-офф сезона 2016 – 2017?





Результаты опроса

Искусство вечно

14.03.2007
Если вы хотите окунуться в атмосферу прошлого, поспешите в залы Челябинской картинной галереи

Если вы переберетесь через самую старую челябинскую улицу Труда, вас ждет награда. Вы окажетесь в - теперь уже - старинном интерьере эпохи модерна с высокими окнами-витражами и потолками, роскошной, распашной на два рукава лестницей. Мерный ритм отсчитывают английские часы, ровесники здания, в ответ на их музыкальный бой гулким эхом отзываются просторные залы с древними, горящими, как свечи, красками икон. Со стен вас провожают взглядом старинные портреты. Вы сами углубляетесь в пространство пейзажей: Русь, Россия, Европа встретились с начала 2007-го в экспозиционном пространстве нашего областного художественного музея, столь любимого многими челябинцами.

Если вы хотите окунуться в атмосферу прошлого, поспешите в залы Челябинской картинной галереи

Если вы переберетесь через самую старую челябинскую улицу Труда, вас ждет награда. Вы окажетесь в - теперь уже - старинном интерьере эпохи модерна с высокими окнами-витражами и потолками, роскошной, распашной на два рукава лестницей. Мерный ритм отсчитывают английские часы, ровесники здания, в ответ на их музыкальный бой гулким эхом отзываются просторные залы с древними, горящими, как свечи, красками икон. Со стен вас провожают взглядом старинные портреты. Вы сами углубляетесь в пространство пейзажей: Русь, Россия, Европа встретились с начала 2007-го в экспозиционном пространстве нашего областного художественного музея, столь любимого многими челябинцами. Это единственное в городе место встречи с памятью, запечатленной художественно.

Встретиться с прошлым можно благодаря приезду выставки западноевропейской живописи XVII-XVIII веков из Государственного музея изобразительных искусств имени А.С. Пушкина (уже сообщалось, что она прибыла к нам из Екатеринбургского музея изобразительных искусств, где открыто представительство этого знаменитого московского музея европейского искусства).

...Наше время обнаруживает в чем-то неожиданное сходство с периодом петровских реформ. Тяга к ярким, сильным и подчас грубым и чрезмерным впечатлениям - слуховым, зрительным, эмоциональным - роднит наше время с эпохой барокко, то есть сходством внешних порывов, только вот сильных, мощных характеров, как в эпоху барокко, нашему времени недостает. Отчетливо противопоставлены духовное и телесное, материальное, свет и тьма, но вот что странно - и духовное испытывает мутации, и пространство его все более сужается: Потеря координат самонахождения в историческом и духовном пространстве делает бытие человека замкнутым на себе самом и единичным. Ускорить или сократить во времени процесс выхода из единичности во всеобщее пространство невозможно. Поэтому ощущение параллелизма с петровскими временами возникает закономерно. Ведь XVII век в Европе - время начала новой эпохи, перелом, катастрофическое ощущение одиночества человека в огромном мире.

"Уж если медь, гранит, земля и море не устоят, когда придет их срок, как может уцелеть, со смертью споря, краса твоя, беспомощный цветок?.." Шекспир.

Караваджо, Рубенс, Рембрандт, Веласкес, Паскаль, Декарт, Спиноза, Бах. Трагедия чудовищных несоответствий, мощь и ничтожество человека, надежда на духовное воскресение, желание прозреть жизнь души там, за границей бытия. Уже нет той самонадеянности на собственную божественную природу в человеческом, каковая была у эпохи Возрождения, но тлеет и разгорается, и снова гаснет, и воскресает надежда на спасение. Огромный, полный разнообразия мир, окружающий человека, - не просто чувственная радость полноты природного бытия, но и попытка разгадки тревожащей тайны бытия. Поэтому праздники и будни, интерьеры и пейзажи, портреты и натюрморты в Голландии XVII века полны не только любования, вглядывания, но и отражают некую устроенную модель бытия.

Тем, кто ищет новых неизвестных ощущений и впечатлений, никогда и в голову не придет, что вдруг они неожиданно могут с ними встретиться на выставке старой живописи среди полотен итальянских, немецких, французских и голландских художников.

Тихо и солнечно в эти дни в залах, где расположились картины европейских художников времени, казалось бы, столь далекого, что трудно и представить, как они жили и что чувствовали, эти европейцы XVII-XVIII веков.

"Дух захватывает, когда смотришь в лица людей, живших триста лет назад" (подпись неразборчива).

Вы посмотрите на это огромное дерево в картине голландца Кампхейсена, занимающее всю вертикаль поля картины. Его крона тянется вверх и одновременно клонится к земле. И башня церковной колокольни значительно ниже, чем эта раскидистая стихийная лиственная крона. Скачущий по дороге всадник выглядит почти насекомым рядом с громадой ствола дерева. Вот оно, древо рая - вечное древо жизни. Время человеческой жизни - миг, а сама жизнь бесконечна.

Символическая, эмблематическая культура XVII века переводит конкретное, переданное визуально достаточно точно ("как в жизни") изображение в широкое образно-рациональное обобщение. Многозначность смыслов одних и тех же предметов в различных композициях заставляет голландцев изобретать различные жанровые конструкции. Огромное разнообразие жанров впервые в истории искусства мы находим именно у голландцев. Предмет как таковой может быть "героем" самостоятельного жанра натюрморта - и рождается бесконечная цепь разновидностей натюрморта. Предметы входят в пространство интерьера, как самостоятельного жанра, портрета в интерьере, в сценки праздников, пирушек, обычного размеренного хода жизни с ее семейными занятиями, трудом, трапезами и карнавалами, уличными сценками.

Совершенно закономерно, что особое внимание в натюрмортах уделено цветам. На выставке из Музея изобразительных искусств имени А.С. Пушкина два натюрморта: Ю. Ван Хейсума и Н. Ван Гелдера (приписываемого ему) и женский портрет К. Нетшера так или иначе включают цветы. Средневековая - родная на европейском севере - традиция рассматривает цветок как зеркало жизни. В средневековых изречениях, приводимых в многочисленных книгах по эмблематике, изданных в Голландии в XVI-XVII веках, можно встретить выражение "Цветок похож на нежную юность при нарастающих годах". И даже благое достоинство человека - нравственность - рассматривается сквозь призму цветка - вечно цветущая добродетель. Вот поэтому среди натюрмортов, где рядом с фруктами, бокалами вина и угощением можно увидеть цветы, особое распространение получили собственно цветочные натюрморты. Бесспорным законодателем жанра цветочного натюрморта стал Ян Давидс де Хем. Он имел последователей, из которых наиболее знамениты Ян Ван Хейсум и Юстус Ван Хейсум.

Цветочный натюрморт, приехавший в Челябинск, отличают артистизм и естественность композиции букета, в котором представлены различные виды цветов. Но, радуя созерцанием цветов, художник в традиции голландских натюрмортов напоминает о бренности всего живущего: цветы не только символы цветения жизни, но и ее движения от юности к старости и увяданию, смены времен года и сезонов, так как в букет включались цветы новых видов, расцветшие на смену увядшим. Каждый цветок нес свою символику: в натюрморте Ю. Ван Хейсума ирис, увенчивающий букет и завядший, символизировал Богоматерь и ее скорбь при виде страданий сына. Маки напоминали о сне и смерти, незабудки - о памяти, пионы - о чувственных наслаждениях плоти, греховных искушениях, розы ассоциировались с божественным началом и его красотой, а светлые розы являются древнейшими символами бренности плоти; о душевной чистоте и добродетели напоминают изображенные в букете лилии, которые могут символизировать и крестные муки Христа, его победу над смертью. Улитка на вазе является также символом неподвижности, смерти, в которой таится новая жизнь и воскресение. Незабудки, вкрапленные ненавязчиво в букет, воспринимались людьми XVII столетия как божественное откровение - Бог не забудет и явит свою помощь. Немецкая поэтесса XVII века Катарина Регина фон Грейфенберг писала о великой мудрости маленького цветка, пять лепестков которого символизировали пять чувств, пять ран Христа. Фиалки символизируют скромность, а скромным дается благодать, согласно христианской морали. Сидящая в верхней части композиции букета бабочка - символ прекрасной души. Так цветочный натюрморт является нам не только красотой земных творений - цветов и мастерства прекрасного голландского живописца XVII века, воплощением двух из пяти органов чувств - зрения и обоняния, символом смены времени суток и времен года, но и открывается поэмой о бренности всего живого, о грехопадении и отпущении грехов, спасении души. В этой связи интересно вспомнить, что многие натюрморты голландцы сопровождали подписями, надписями из Псалтири, тем самым усиливая многозначность своих творений.

Может быть, гуляя по залам и подолгу останавливаясь у произведений на выставке "Искусство жизни", вы поймаете себя на мысли, что всю жизнь считали маленькими голландцев не только за формат их картин, но и за мелкие, будничные, заземленные сюжеты. И вдруг, вглядевшись и вдумавшись, вы удивитесь глубинной философии, где есть место размышлению с кистью в руках о неостановимом беге времени, которое не пощадит ни цветок, ни красоту женщины, ни прекрасное создание рук и таланта человеческого. Латинская ученость, которая диктовала в обращении в XVII веке афористичность, донесла до нас в кратких высказываниях символичность мышления: цветы в вазе подобны цветущему райскому саду, но и цветок - прах, и вообще так проходит земная слава, и единственное утешение - жизнь коротка, а искусство, если не вечно, то хотя бы долговечно.

Если в натюрморте Ю. Ван Хейсума чаши весов уравновешены, то в натюрморте Н. Ван Гелдера мы явно видим перевес чувственных наслаждений, заканчивающихся крахом - нежные чувственные сливы тронуты червоточинами, роза сорванная опрокинута в блюдо с земляникой бутоном вниз, на ветке сливы прилепилась улитка, а чуть в глубине стоит реймер с вином и на переднем плане гроздь белой смородины и долька апельсина. Греховность чувственных наслаждений выступает на передний план, подчеркнуто напоминание о бренности (брение в библейском словаре - грязь, глина), но есть и надежда на спасение - земляника и вино напоминают о причастии.

Цветение жизни, изображенное художником в цветочном натюрморте, было и призывом к противоположности - отказу от излишеств.

Одним из центральных произведений на выставке в разделе голландской живописи является "Портрет дамы" К. Нетшера. Перед нами красавица, сияющая свежестью кожи, губ и румянца на щеках, ее глаза сияют подобно драгоценным камням, крупные жемчужины в ушах и жемчужное ожерелье подчеркивают нежную шелковистость кожи. Переливающаяся драпировка свисающей ткани является дополнительным источником света, отражая его в пространстве, где царит молодая красавица. Розы в широкой вазе, гирлянда-венок из цветов в руках дамы, вытканные цветочные узоры на ковровой скатерти, рельефные цветочные монохромные гирлянды на балюстраде, увядшие цветы в тени, закатное небо сквозь деревья сада слева в глубине за фигурой дамы - все это говорит о цветении женской красоты и ассоциирующейся с ней цветущей природе. Но и о быстротечности и преходящей всей красоты земной.

Так искусство голландцев, выдвинувшихся в Европе XVII века на первенствующие позиции среди других школ, стало необходимой составляющей в жизни их соотечественников. Искусство говорило о высоком и низком, оно отражало реальное и указывало на идеальное, оно отражало любовь к жизни и наслаждение ее красотой, любовь к родной земле, к своим соотечественникам и давало масштаб измерения высоты духа и представлений о бренности и быстротечности жизни перед лицом вечности и божественной мудрости Создателя и Спасителя.

"Очень благодарна возможности прикоснуться к красоте".

"Спасибо за доставленное удовольствие, за помощь в духовном росте" (подписи неразборчивы).

На выставке 22 живописных произведения. Голландцы в эту эпоху преобладают и числом, и живописными, и образными открытиями.

Но итальянские художники по-прежнему сохраняют в европейском искусстве свое изначальное глубинное и всеохватное влияние. Италия отличается укрупнением трактовки образа человека в портретах, жанровых сценах. Микеланджело Меризи да Караваджо - стремительная комета, осветившая мощным "тенеброзо" (контрастом яркого света и глубокой тьмы) все современные европейские школы. Великий Рембрандт с его глубочайшим погружением в бездны человеческих переживаний был бы невозможен без Караваджо, как своего предшественника. Ему, Рембрандту, из всей итальянской живописи достаточно было Караваджо, и он решил, что ему незачем ехать в Италию, без которой ни один европейский художник не мыслил себя вплоть до ХХ века:

Картины итальянских художников Дж. Бонито и Дж. Гамбарини, и итальянских по внедрению в школу, а на самом деле фламандца Керкховена и датчанина, учившегося у Рембрандта в Амстердаме Кейхлау отличают крупный формат фигур, живописная вдохновенная свобода, иной, приобретенный в Италии масштаб творческого мышления и претворения жизни в искусство. Вместе с тем Италия чутко воспринимает все, что приносят в ее искусство представители других европейских национальных школ. "Торговка рыбой" Керкховена - великолепная жанровая сцена, с точки зрения фламандской живописи - натюрморт с рыбной лавкой, которые так любил Ф. Снейдерс и его последователи. Рыбы представлены не только как символы морской стихии, но и здесь эмблематическая и назидательная символика явлена в полной мере: в кошелке устрицы, символизирующие томление христианской души, лимон как символ искушения и ложного друга, нож как необходимость противостояния и защиты, кошка, напавшая на окуньков, и очаровательная молодая рыбачка или торговка рыбой, заставшая кота на месте преступления. Женскую фигуру в картину Якоба Ван де Керкховена написал Иоганн Карл Лотт, немецкий художник по происхождению, из Мюнхена, с юности переселившийся в Венецию и влившийся в итальянское искусство. К слову сказать, в собрании Челябинской картинной галереи - музея искусств имеется замечательное полотно "Аполлон, наказывающий Марсия", недавно атрибутированное как произведение И.К. Лотта.

Под обаянием голландцев в XVIII - начале XIX века находились некоторые французские художники, среди них представленные на выставке "Искусство жизни" из ГМИИ имени А.С. Пушкина Р. Турньер (Леврак) и Ж.Л. Демарн, интересно, что последнего особенно любил Александр I и собирал его произведения. Очаровательные произведение последователя А. Ватто Н. Ланкре и сентиментальный детский портрет Ж.Ю. Друэ говорят уже об ином времени и вкусах французской аристократии, которая была весьма далека от художественной и воспитательно-назидательной многозначности голландской живописи:

Бытовой семейный жанр представлен на выставке немецкими художниками. Анекдотично, в духе сатирической живописи англичанина У. Хогарта пишет свою картинку об обманутом муже Г.М. Краус. Загадочностью веет от картины А.Д. Тербуш-Лисевской "Ужин при свече". Несколько тяжеловесная манера художницы привлекает правдивостью, искренностью, точной передачей чувств и настроений героев и особенно эффектом освещения горящей свечи. Намекам на традиционный символы грехопадения и бренности, суетности бытия противостоит свет горящей свечи, которая символизирует Христа. Не все в этой картине, как и во многих, представленных на выставке, можно объяснить досконально. Многозначность смыслов, во многом остающихся в современной культуре неясными и неразгаданными, живописное мастерство художников, имена которых по большей части известны лишь исследователям, изучающим конкретные периоды истории искусств и школ, создают на выставке атмосферу открытия нового, а значит, познания, удивления и восхищения.

"Прекрасный и интересный город, чудесный музей. Сабина Плателла. Амстердам".

"Удивительная выставка, столько чувств вызывает теплых. Картины сохранились, и их смотришь и сравниваешь с нашей жизнью. Сколько души и хорошего видишь в картинах. Л. Соколова".

Галина ТРИФОНОВА, ведущий научный сотрудник Музея искусств, куратор выставки "Искусство жизни"

Комментарии
Комментариев пока нет